Маска тигра своими руками фото

745

Маска тигра своими руками фото

Маска тигра своими руками фото



Дубровный Анатолий Викторович:

[]   []  [] [] [] [] []

Планета сказок

Глава первая. Прилетели, мягко сели...

      Далеко от проторенных космических трасс и основных колоний человечества, вышедшего в космос, находилась одинокая звезда. Эта звезда мало кого бы заинтересовала, но спектр её излучения был такой же как у светила системы - прародительницы человечества. А это значило, что у этой звезды должны быть планеты, или хотя бы одна, пригодные для жизни. Естественно, эта система не могла быть оставлена без внимания, к ней отправилась исследовательская экспедиция. Но хорошо оснащённая и подготовленная команда на последней модели мощного звездолёта не нашла эту систему. С определённого расстояния звезда была видна, но, подлетев ближе, её не нашли. Ничего не нашли - ни излучения, ни гравитационных аномалий, чистый космос без какого-либо намёка на звёздную систему в этом районе. Выпустив все зонды, корабль удалился от этой непонятной аномалии. Но с расстояния в три световых года звезду снова увидели. Причём с зондов пошла информация. Звезда, жёлтый карлик, принадлежащая к первому типу звёздного населения, имеющая шесть планет, три типа Терра, то есть не просто пригодные для жизни, а очень пригодные, пояс астероидов, спутники у планет, в общем, нормальная звёздная система. Исследовательский звездолёт развернулся и на всех парах ринулся обратно. Каково же было удивление членов экспедиции, когда звезда снова пропала и прекратилось поступление информации с зондов. Так повторилось несколько раз, три световых года - это рубеж, с которого можно было увидеть звезду, планеты видны не были.    Следующая экспедиция подготовилась гораздо лучше, не только более мощные зонды, но и часть из них - маленькие космические корабли с пилотами-добровольцами. Когда большой корабль удалился на три световых года, ничего не произошло: ни звезда, ни планеты не появились и зонды молчали. Следующая попытка - оставить только автоматы - провалилась, искусственные интеллекты ничего не обнаружили, хотя наблюдатели с корабля-матки, находящегося на расстоянии в три световых года, звезду увидели. Так повторялось несколько раз. Систему видели только обычные зонды, передающие общие сведения и ничего более. Экспедиция три месяца пыталась выяснить - что же происходит, но никто ничего так и не понял, удалось только установить чёткие границы сферы, после прохождения которой пропадает звезда. Звезду назвали - Мигающей, а сферу - именем Лео Фаримана начальника экспедиции, в знак признания его заслуг или скорее в насмешку.    Ещё пять экспедиций было направлено, чтоб разгадать загадку этой необычной звёздной системы, но ни одна не добилась успеха. Нельзя сказать, что на эту систему махнули рукой, исследовательские корабли летали туда с завидной регулярностью. Но это уже были стандартные корабли, со штатной командой и обычным научным составом. Такие посылают даже не провести изыскания и что-то выяснить или вроде как исследовать какую-нибудь мелкую аномалию, а просто обследовать планету или отдельный континент на предмет обустройства там промышленного района или заповедника.       "Находка" была именно таким кораблём, в меру потрёпанным, но ещё вполне работоспособным, это касалось не только систем самого корабля, но и его научного оборудования. Навигатор Алина сидела в кресле и скучала. Этот рейс был абсолютно рутинным: туда и обратно. Трасса выверена до миллиметра, если эти единицы измерения можно применить к космическим масштабам. Даже ничего рассчитывать не пришлось, просто ввела в бортовой навигационный комплекс уже много раз отработанную, стандартную программу.    - Филонишь, салага! - раздался скрипучий голос с экрана. Алина подняла глаза, она как раз в этот момент красила ногти, третий раз. А что? Подобрать нужный цвет очень трудно, у женщины, а у девушки тем более, ноготки должны гармонично дополнять образ. Правда тут никто этого не оценит, но на обратном пути первая остановка на Луре-три, а это хоть и орбитальная станция одноимённой планеты, но место пересечения большинства путей этого сектора. К тому же планета, над которой висела станция, фешенебельный курорт. Там много людей, которые могут оценить внешний вид третьего навигатора "Находки", пусть скромной, но очень симпатичной девушки. Алина взглянула на экран, обычно она переводила его в режим зеркала, но на этот раз оттуда смотрела небритая физиономия, с серьгой в ухе. Один глаз был закрыт чёрной повязкой, а сама физиономия ещё и ухмылялась, демонстрируя железные зубы, не все, некоторых не хватало.    - Филонишь, салага! - это произнёс попугай, сидевший на плече у небритого типа.    - Отвлекать навигатора во время дежурства запрещено, - скучным голосом ответила Алина, - пункт второй инструкции...    - А ногти красить - это как? - сказала физиономия уже совсем другим голосом.    - А вот об этом в инструкции ничего не сказано! А что не запрещено, то разрешено! Тем более если это не мешает дежурству! - ответила девушка.    - А вдруг нештатная ситуация... - начала появившаяся на экране голова юноши с карими глазами и чёрными, слегка курчавыми волосами. Алина не дала досказать:    - А я с накрашенными ногтями! Ай-я-яй! Что будет, что будет!    - Алина, не ехидничай, дежурство надо нести как положено!    - Куда положено? И куда его нести? Марк, тут вокруг ничего нет, и ты прекрасно это знаешь. Линию Фаримана мы уже прошли! Ещё трое суток и красивый разворот...    - А там пляжи Лура, - усмехнулся Марк, подмигнувший девушке.    - Именно! - нисколько не смутившись, ответила та. - После такой тяжёлой и изнуряющей экспедиции положен хотя бы недельный отдых. Думаю, наши учёные друзья такого же мнения.    - Наши учёные друзья такого мнения с самого начала полёта. Давно пора развернуть антенны и выпустить зонды, а они и не чешутся.    - А зачем? - пожала плечами Алина. - Если ничего нет! Марк, ты какой раз сюда летаешь? Третий, а я первый. Конечно, это очень хорошая практика для молодого навигатора - ввести уже давно стандартную программу в начале полёта. Даже разворот будет выполнен автоматически! Что мне остаётся делать?    - Только ногти красить... - попыталась сказать с экрана голова Марка.    - Меня ребята с курса засмеют, когда узнают, куда был мой первый полёт! - Если бы Алина стояла, она бы топнула ногой, а так только хлопнула рукой по ручке кресла. Потом со словами "Изыди в свои южные моря, старый пират!" нажала клавишу на появившемся перед ней голографическом изображении пульта управления кораблём, снова переводя экран в режим зеркала. После чего, полюбовавшись своими ноготками, достала большую косметичку, водрузила её перед собой, на снова ставшую матовой панель управления и занялась ресницами.       - Ваши навигаторы ведут себя возмутительно! - пытался выговаривать капитану корабля руководитель экспедиции. На корабле главный капитан, но это пока научная экспедиция не начала свою работу. Тогда главным становится её начальник. Сейчас, когда корабль вошёл в сферу Фаримана, экспедиция вроде как начала выполнять свою работу. Но она, начавшись, сразу и закончилась, поднятые большие антенны ничего не фиксировали. И вот сейчас Эрик Холк вместо того, чтоб снимать показания, играет в шахматы, и с кем? С капитаном корабля! Пётр Храмов, начальник экспедиции, побагровев, продолжил выговаривать:    - А ваша третий навигатор, вместо того чтоб... - Пётр замялся, не зная как назвать, работу, что должен выполнять навигатор.    - Навигаторствовать, - подсказал первый навигатор, тоже играющий в шахматы с ещё одним научным сотрудником, входящим в экспедицию, сделал он это, произнеся первую букву "в" с мягким придыханием.    - Спасибо, - кивнул Марку начальник экспедиции и снова обрушился на капитана: - Ваша третий навигатор вместо того, чтоб нафигаторствовать, красит ногти!    Капитан хрюкнул и тихонько сказал:    - Лучше уж пусть она красит ногти, чем такое делать.    - Что вы сказали? - не расслышал начальник экспедиции.    - Понимаете, - капитан поднял голову от голографического куба шахматной доски. Его соперник, один из членов научной экспедиции, был в шаге от проигрыша и у Пауля ван Вейдна, капитана корабля, было прекрасное настроение. Он подмигнул первому навигатору и стал серьёзно объяснять: - Вы видели, что панель управления корабля представляет собой развитую голограмму, и чтоб не создавать помех отблесками своих ногтей, Алине приходится их красить.    - Но почему так часто и в разный цвет? - изумился сбитый с толку начальник экспедиции.    - Наш корабль не новый и его искусственный интеллект уже старый, поэтому он не понимает всех тонкостей современной навигации и каждый раз подстраивается под отблеск ногтей нашего третьего навигатора, а это, знаете ли, чревато аварийной ситуацией. Вот бедной девочке и приходится страдать.    Пётр Храмов растерянно заморгал, а потом обличающее наставил палец на капитана:    - А вы? Почему вы этого не делаете. Почему этого не делает ваш первый навигатор?    Обличающий перст начальника экспедиции переместился с капитана на первого навигатора. Тот внимательно осмотрел направленный на него палец, словно пытался найти следы маникюра и ответил:    - Капитан и я - опытные космолётчики, мы уже умеем не отсвечивать.    Начальник экспедиции снова растерялся, не зная, что сказать, и спросил у капитана:    - А почему в вашей команде, уважаемый ван Вейдн, есть первый и третий навигаторы, куда делся второй!    Внимание Храмова было направлено на капитана, и он не видел, как Марк Азман в лицах изобразил, будто он кого-то ест. Оба научных сотрудника экспедиции захихикали, а капитан, сохраняя каменное выражение лица, но со злорадством сообщил:    - Руководство решило, что для выполнения поставленной пред вашей экспедицией задачи будет вполне достаточно двух навигаторов.    Пётр Храмов, очевидно, и сам понимал, что возглавляемая им экспедиция чисто формально стоит в планах исследований, а из выделенных на неё средств далеко не все пошли на экспедицию, академическое начальство урезало донельзя как её штат, так и выделяемое на неё оборудование. Флотское начальство, со своей стороны, поступило так же. Надувшись от обиды, Храмов выложил последний козырь:    - Мало того, что ваша третий навигатор красит ногти, так она ещё и вмешивается в работу экспедиционного оборудования! Вот вчера я застал её и Розовского у автрического спектрометра!    - Ай-я-яй! - покачал головой первый навигатор. - И что они там делали, неужели целовались, влияя на результаты измерений!    - Ваша Алина отклоняла сканирующий луч!    - Позвольте спросить как? И чем? - ухмыльнулся капитан. - Насколько я знаю, сканирующий луч автрического спектрометра - это мощный поток сигма-частиц. Он способен пройти расстояние до светового года и, отразившись от объекта, вернуться обратно...    - Она вернула его вспять и нарисовала на экране картинку!    - А может это был тот самый результат, что вы добиваетесь? - поинтересовался капитан. - А вы в своей подозрительности не увидели своего счастья?    - Это был Микки-Маус! А потом она сказала - сейчас он ушами и хвостом шевелить будет, и он шевелил!    Выкрикнув это, Храмов выскочил из кают-компании. Марк, покачав головой, произнёс:    - Маразм крепчал, сигма-частицы летали по кругу, космические мыши хлопали ушами, а начальник экспедиции мерил длину их хвоста.    Он и его соперник повернулись к шахматному кубу, то, в чём попытался обвинить девушку начальник экспедиции, было в принципе невозможно. Но с другой стороны, что не придёт в голову человеку, изнывающему от безделья и руководящего такими же бездельничающими сотрудниками, к тому же понимающему, что его поставили на эту должность чтоб избавиться или показать его незначительность. Только капитан, посмотрев вслед Храмову, вспомнил, как слегка нетрезвая Алина в баре, на станции, на спор перевернула стакан с коктейлем и ни капли жидкости не вылилось, а ведь там была нормальная гравитация.       - Берите нитки двух оттенков синего, миррэ Айлиона. Это придаст небу глубину, будто оно настоящее, - полная и румяная, как яблочко, меймиррэ Фикосин склонилась над рамкой, на которую было натянуто шелковое полотно, и принялась сноровисто тыкать иголкой в материю.    Следом за иглой тянулась голубая нитка, и вскоре небольшой уголок будущей вышитой картины приобрел потрясающий цвет. Женщина удовлетворенно вздохнула, выпрямилась и с торжеством посмотрела на свою воспитанницу, ожидая восхищенных восклицаний. Однако ожиданиям не суждено было сбыться - все внимание молодой миррэ было сосредоточенно на окне.    Глаза девушки разгорелись, щеки пылали румянцем, а губы были искусаны в волнении. Меймиррэ недовольно выглянула в окно, пытаясь понять, что же так отвлекло девушку, и увидела двух молодых солдат, которые тренировались во дворе. В молодости Фикосин и сама не прочь была полюбоваться на тренировки воинов, да и сейчас прицокнула языком, оценив стать защитников дворцового комплекса. И все же долг велел ей прочесть нудную лекцию на тему того, что не подобает юной девушке подглядывать за мужчинами.    - Миррэ Айлиона, как вам не совестно! Вы - третья дочь нашего правителя! Вы - благородная дама, которая в будущем обязательно должна выйти замуж за достойного человека! Воспитанной девушке не пристало осквернять свой взор...    Договорить женщина не успела. Её воспитанница вскочила с места и в явном возмущении заметалась по небольшой комнатке, служившей для обучения такому важному для леди делу как вышивание.    - Осквернять взор! Подумать только!!! - девушка сердито топнула ножкой. - Это они оскверняют звание воинов своим и жалкими потугами! Кто так держит меч?! Да его пинком выбить можно, при этом сломав запястье этому неудачнику!    Меймиррэ, которая считала, что знает свою подопечную как никто, грузно плюхнулась в кресло, не в силах устоять на ногах от такого порыва. Она удивленно хлопала глазами, прикрывала рот рукой и пыталась сообразить, откуда юная миррэ знает о воинах и о том, как управляться с оружием.    "Вероятно, она прочла это в дамских романах! Современные авторы так дотошно подходят к деталям, что умудряются втиснуть в книгу кучу ненужных подробностей!" - успокоила себя Фикосин и натянуто улыбнулась.    Однако девушка продолжила свое шокирующее поведение. Она высунулась по пояс в окно и громко прокричала:    - Идиоты! Для начала с вертушкой потренируйтесь! - затем с очаровательной ножки была снята туфелька и метко запущена в воинов, попав одному аккурат меж глаз.    Фикосин всхлипнула и почувствовала, что ей становится тяжело дышать. Впервые корсет показался пышнотелой даме тесен и захотелось оказаться где-нибудь в саду. С бутылкой крепкого сладкого вина.    - Чего уставился?! Арархин узрын дао! Каабур зулу! - добавила девушка и захлопнула ставни.    Последние слова приличной девушке знать не полагалось. А уж тем более произносить такое во всеуслышание. Фикосин показалось, что она вот-вот потеряет сознание от шока.    - Миррэ... о, миррэ, кто посмел осквернить ваш слух этими словами?! Почему вы произносите их? О, мое бедное дитя, вы наверное не знаете, что они означают! - пролепетала толстушка, прикладывая надушенный платочек к глазам.    - Почему не знаю? Знаю. Это на языке гоблинов значит ! - повела плечом принцесса, чем окончательно вывела свою воспитательницу из состояния душевного равновесия и ввергла в глубокий обморок.    Посидев у бесчувственного тела несколько минут и услышав, что обморок перешел в глубокий здоровый сон (в обмороке обычно не храпят!), девушка тихонько выскользнула за дверь и опрометью бросилась в сторону кухни.    Только через кухню можно было тихо выбраться на задний двор, а оттуда, обогнув конюшню, попасть к казармам. Прислуга, уже смирившаяся со странностями принцессы, не обращала внимание на ее перебежки, и вскоре девушка оказалась там, куда так рвалась.    - Айрен! Я пришла! - девушка, как всегда, без особого пиетета пинком распахнула дверь и вошла в небольшую комнатку, служившую спальней-оружейной-кабинетом командиру третьей роты гарнизона королевского дворца.    Седой мужчина отложил в сторону тряпочку, которой протирал меч, любуясь его необычным блеском, и улыбнулся:    - Пришла, ну что ж...    Но девушка с любопытством уставилась на оружие, непохожее на другие мечи. Айрен Ситарно улыбнулся, подняв меч, странно сверкнувший:    - Видишь? Это называется эльфийская заточка. Но так точить можно только сурхи - эльфийские мечи, люди такие ковать не умеют, да и эльфы тоже. Их куют гномы для эльфов.    - А почему не куют для нас? - Айлиона даже привстала на цыпочки, словно это помогло лучше рассмотреть меч, хотя Айрен держал его так, чтоб девушка могла всё разглядеть. Капитан вытянул вперёд руку и повернул меч режущей кромкой вверх, второй рукой Айрен взял со стола шёлковый платок и подбросил его. Падая, платок не повис на мече, как это должно было быть, а распался на две половины.    - Ух ты! - выразила свой восторг Айлиона, и снова спросила: - А почему гномы такого не делают для нас? Почему наши кузнецы сами не могут такое сделать?    - Чтоб такое выковать, надо не только уметь работать с металлом и знать его свойства, надо ещё добавить в него другие компоненты в количествах, известных только гномам. А некоторые из этих компонентов есть только у эльфов. Вот они и меняют их на такие мечи.    - Вот почему у гномов такие крепкие доспехи и топоры!    - Да, поэтому тоже, да ещё и заклинания... - пока Айрен говорил, он передал чудесный меч девушке, та схватила его и пару раз взмахнула, уже не слушая капитана, а он замолчал и с улыбкой наблюдал за восторгом принцессы. Сделав несколько выпадов и обманных движений, девушка нехотя отдала меч капитану. Тот взял со стола ножны, больше напоминающие мягкий чехол, и аккуратно вложил туда меч. Кончик меча немного выступал из этих странных ножен. Капитан поманил девушку к себе и, легко согнув меч, надел его, словно пояс на девушку. Выступающий конец меча Айрен вставил в рукоятку, словно в пряжку, теперь клинок, будто обычный кожаный ремень, охватывал тонкую талию девушки.    - Это мой тебе подарок, ведь завтра у тебя совершеннолетие - двадцать три года, ты можешь претендовать на престол!    - Спасибо! - девушка привстала на цыпочки и поцеловала капитана в щёку, но от последних его слов небрежно отмахнулась. - Я третья дочь. А есть же ещё и сыновья, причём двое старше меня, да и младшие по праву наследования стоят впереди меня. Так что, мне ли думать о престоле...    - Как знать, как знать, - покачал седой головой капитан и, став строгим, кивнул в сторону оружейной стойки: - Бери боккен, тренировку никто не отменял!          - Алина, ты бы хоть для приличия не выставляла напоказ, - капитан кивнул на баночки с лаком, что девушка выстроила прямо на матовой поверхности панели управления, - и экран, он должен показывать...    Девушка фыркнула, демонстрируя, что она обо всём этом думает, ван Вейдн укоризненно вздохнул. Алина подняла свои большие зелёные, как некоторые утверждали, и капитан был с ними согласен, ведьмовские глаза, и так же, как ван Вейдн до этого, укоризненно вздохнула. Капитану возразить было нечего, это он сделал всё, чтоб девушка в свой первый самостоятельный полёт попала на "Находку", но кто ж знал, что флотское начальство решит отправить корабль в эту рутинную экспедицию к мигающей звезде? Это назначение пришло в последний момент, и капитан уже ничего изменить не мог. Но с другой стороны - ван Вейдн обещал своему старому другу и бывшему командиру Эрику Грабовски присмотреть за его дочерью, а Алина, словно почувствовав угрызенья совести капитана, жалобным голосом произнесла:    - Дядя Пауль, ну разве это полёт? На каботажнике, болтающемся внутри системы, было бы интереснее.    - Аля, - ласково произнёс капитан, словно третий навигатор была ещё той маленькой девочкой, сидящей у него на коленях, - Аля, на каботажниках так же скучно, ко всему прочему, там ещё добавляются разборки с таможенными службами, а у них знаешь какие заморочки... Куда там тем пиратам!    Алина улыбнулась, дядя Пауль всегда, приходя к своему другу, приносил его дочке какой-нибудь гостинец, а потом, усадив на колени, рассказывал захватывающие истории о пиратах и битвах с ними, абордажных схватках. Алина даже записалась в школу фехтования - ей же надо будет противостоять пиратам, рыщущим на своих чёрных кораблях-каравеллах по бескрайним просторам космоса. Но ещё в школе пришло первое разочарование - пиратов в космосе не было! Им там просто нечего было делать, космический корабль двигался с такой скоростью, что его невозможно было взять на абордаж. Даже если бы такое произошло, то оба корабля: и нападающий, и жертва - исчезли бы в мгновенной вспышке. Пираты если и были, то грабили не корабли, даже не летевшие, а ещё только стоящие в порту, а склады в припортовых районах. Космпорты очень хорошо охранялись. Но Алина не изменила своей мечте - водить космические корабли, и после школы поступила в Высшее Командное Космическое училище, готовившее не только военных, но и гражданских специалистов. Конечно, на факультет, готовивший военных космолётчиков Алину не взяли, она училась на гражданского пилота, в отличие от военных называвшихся - навигаторами. Хотя многие дисциплины, в том числе и пилотирование, у них были общими. По профильным предметам, да и не только им, Алина превзошла многих будущих лейтенантов, но... В военный флот ей путь был закрыт. Но Алина и не расстраивалась, водить по звёздным трассам космический лайнер или хотя бы мегатонный грузовик было интересней и почётней, чем крутиться на истребителе вокруг какой-нибудь планеты в локальном конфликте, больших войн-то не было. Но первый рейс принёс девушке большое разочарование, тем более что проходил он под командой того, кто был её детским кумиром! Девушка посмотрела на командира жалобным и в тоже время укоризненным взглядом. Ван Вейдн вздохнул:    - Аля, ну где я тебе возьму пиратов? Разве что нарядить ими наших научников?    - Дядя Пауль, а это мысль! Помнишь, ты рассказывал, как в старину ещё на парусных кораблях праздновали пересечение экватора? Давай так отпразднуем поворот? А? - Ещё жалобнее посмотрела на капитана Алина, тот на мгновение задумался и кивнул:    - А это мысль! - повторил слова девушки капитан. - Как-то разнообразить рутинность нашего полёта. Опять же появится традиция, делающая эти экспедиции не такими нудными, а традиции...    - ...это святое! На них флот держится! - торжественно произнесла Алина.    - Правильно мыслишь, девочка! - одобрительно кивнул ван Вейдн. - Настоящий космический волк из тебя получится, что значит хорошая закваска!    - Так что? На повороте останавливаем корабль и начинаем праздновать? Тем более что у меня завтра день рождения! Двадцать три года!    - Аля, ты же знаешь, это не возможно, - улыбнулся капитан, навигатор в ответ только вздохнула:    - Знаю, а так хотелось бы. Вот так протянуть руку, - девушка протянула руку над пультом и, явно кого-то цитируя, торжественно произнесла: - Остановись, мгновенье, ты прекрасно!    Ещё раз вздохнув, девушка опустила руку, но тут же все её баночки и флакончики были сметены с пульта капитаном, а сама она отброшена в сторону. Ван Вейдн среагировал на сирену мгновенно. По загоревшемуся экрану побежали колонки цифр, тёмная до сих пор панель управления засветилась многочисленными огоньками клавиш. Сирена, несколько раз вякнув, замолкла, но хаотическое мелькание цифр на экране продолжалось. Капитан, словно пианист, почти всеми пальцами несколько раз прошёлся по клавишам, откинулся на спинку кресла и выдохнул:    - Всё!    - Ну что вы оба, ты толкаешься, а Иська ругается! Я и так знаю, что всё хорошо, предохранительные стержни вошли как им и положено, основной реактор заглушен, реакция прекратилась! - с недовольным видом заявила Алина, ползая по полу и собирая свои флакончики. Сделанные по принципу невыливайки и из небьющегося пластика, они просто раскатились. Капитан подозрительно уставился на третьего навигатора:    - Откуда ты знаешь? И кто такой Иська?    - Иська - это наш искин, - начала отвечать девушка и замялась: - А реактор... Ну, я увидела... Почувствовала, как опускаются стержни...    - Как ты могла почувствовать?    - Ну, вибрация пола... стен...    - Не ври! Какая может быть вибрация!? И как ты могла услышать искина, ведь не было...    Договорить капитан не успел, в пост управления ворвался начальник экспедиции, он, подобно Архимеду, закричал, хотя был не голый, а вполне одетый:    - Эврика! Мы её видим! Их всех увидели!    - Кого увидели? - строго спросил капитан, хоть и произошла нештатная ситуация, но кораблю уже ничего не угрожало, а вот подобные попытки проникновения в служебные помещения надо было пресекать в зародыше! Поэтому ван Вейдн, сохраняя строго-официалный вид, четко произнёс: - Даже если вы кого-то увидели, это не повод...    Договорить капитан не смог, в навигаторскую рубку, ставшую сразу тесной, ввалилась экспедиция в полном составе и первый навигатор. Бортинженер отсутствовал, видно пытался выяснить, почему остановился реактор и прекратили работать двигатели.    - Капитан, включите экраны внешнего обзора, - сказал чем-то возбуждённый Марк Азман. Это были два больших панорамных экрана, охватывающих почти всю сферу вокруг корабля, изображение на них можно было приближать с большим разрешением, так как если бы это были просто окна, то ничего, кроме черноты космоса и далёких звёзд, на них увидеть не удалось бы.    - Вон смотрите! - указал на звезду, занявшую пол-экрана и слепящую глаза, закричал Храмов. - Она существует!    - Мало того, она ещё и вертится, - хмыкнул капитан, уменьшая изображение и приглушая яркость.    - Вертится, и какая она синенькая, - умильно сказала Алина, пока остальные разглядывали светило этой системы, вероятно, выискивая на нём пятна, девушка смотрела на другой экран, светившийся не так ярко - там была планета. Голубая планета, очень напоминавшая Терру. Алина увеличила изображение, и стали видны материки, океаны, острова и моря.    - Это всё хорошо, но произошла нештатная ситуация, - начал капитан, стараясь быть спокойным, продолжил, словно читал доклад: - Остановлены все энергосистемы нашего корабля, кроме той, что обеспечивает жизнедеятельность экипажа и пассажиров. Корабль потерял скорость и вынужден был совершить выход в обычное пространство. Оказавшись вблизи этой планеты, "Находка" была захвачена полем её притяжения и вынуждена была выйти на низкую орбиту. Мы можем сделать несколько сотен витков, а потом упадём.    - А почему не остановлена система обеспечения жизнедеятельности... - начал один из членов научной экспедиции, поправив очки.    - Эрик, если это вас смущает, мы можем и её остановить, - любезно предложил Азман, - но тогда нам придётся прекратить всякую жизнедеятельность.    - Чью жизнедеятельность? - тряхнув головой, так что очки снова сползли на кончик носа, спросил Эрик Холк.    - Свою, только свою, чужой жизнедеятельности на нашем корабле не наблюдается, - с улыбкой сообщил первый навигатор.    - Постойте! Как упадём! - до Храмова дошло то, о чём говорил капитан.    - Бум! - помогая себе голосом, показал руками Марк.    - И вы можете об этом так спокойно говорить?! - до Холка начало доходить что произошло.    - Неужели вы думаете, что если я начну волноваться и заламывать руки, бум будет меньше, - изумлённо поднял брови первый навигатор. - Поверьте мне, это ничего не изменит, бум неотвратим! - под хихиканье Алины закончил Марк. Капитан, укоризненно посмотрев на своего помощника, монотонным голосом продолжил:    - Это будет, если мы ничего не предпримем, Захаров выясняет степень повреждений. Но я вижу, - капитан посмотрел на светящуюся панель перед собой, - наших ресурсов хватит совершить посадку.    - Робинзоны космоса, как романтично!.. - начал первый навигатор, капитан снова укоризненно на него посмотрел:    - Марк!    Но эстафету уже подхватила Алина:    - Мы сядем на необитаемой планете, а судя по спектру, там есть жизнь, возможно даже разумная! А может очень разумная! Если там есть люди, а на такой чудной планете люди должны обязательно быть, мы заведём себе, как настоящие робинзоны по Пятнице...    - И по другим дням недели тоже будем... - продолжил Марк, но увидев нахмуренные брови капитана, поднял руки: - Молчу, молчу!    - Вполне может быть, что эти разумные будут не совсем разумными и захотят нас съесть, - заметил Родриго Гонсалес, четвёртый член научной экспедиции, до этого молчавший.    - Тогда мы сделаем это раньше и сами съедим, каждый своего Пятницу, - не выдержал Марк.    - Я не согласна, - заявила Алина, - кушать неизвестно что и только по пятницам? Диета это, конечно, хорошо, но...    - Так, прекратили балаган, - строго сказал ван Вейдн, которому надоело делать страшные глаза. - Экипаж, займитесь делом! Готовим корабль к посадке! Пётр Ильич, мы совершаем вынужденную посадку, успокойте своих сотрудников, ничего страшного не произошло, обычная нештатная ситуация. И займите свои места по штатному расписанию... Да, ложитесь в противоперегрузочные ложементы, вы должны были проходить инструктаж. Алина, помоги нашим учёным.    - Штатное расписание начинает выполняться во время нештатных ситуаций, - не удержался Марк от комментария.          В Башне Мудрецов собрались все сильные маги королевства и прилегающих земель. Обычно волшебники такого уровня стараются избегать столь тесного общения с большим количеством себе подобных, но общая опасность собрала на этот раз всех. По всем признакам начало сбываться пророчество Азукумана: на мир надвигалась опасность! И возмущения астрала об этом ясно свидетельствовали. Те маги, что это увидели, оповестили остальных. Никто не стал отказываться приехать, общая опасность сблизила, и распри на какое-то время были забыты. В предсказанный час небо разорвалось и появилось... Что это такое - определить никто не смог, это не было похоже на архидемона, собирающегося начать последнюю битву, в горниле которой должны были погибнуть не только расы разумных, населяющих Зовану, но и всё живое. Мир должен был превратиться в раскалённую пустыню! Маги образовали большой круг и объединёнными усилиями постарались выбросить неизвестное нечто в астрал, но оно туда не хотело и упиралось, как могло, вернее не упиралось, а высокомерно игнорировало все усилия волшебников. От напряжения маги взмокли, от некоторых пошёл пар и даже посыпались искры.    - Коллеги, если оно не хочет проваливаться в ту бездну, откуда появилось, то может наоборот?.. - начал мэтр Тилимасси, выдающийся ум современной магической науки, ему тут же возразил мэтр Гулимион, не менее выдающийся ум, всегда вступавший в спор со своим коллегой:    - Уважаемый коллега, что вы подразумеваете под этим - наоборот? Как мы сможем наоборот?    - Коллеги, коллеги! Не спорьте! Вы разрушаете круг, тем самым нарушая течение силы! - прекратил препирание седобородых магов другой мэтр - Грассилино, он, может, был и не таким выдающимся умом, как первые двое, но он был придворным магом, а следовательно, имел влияние на короля Маритоса. Король прислушивался к мнению своего придворного мага, когда распределял ассигнования между Магической Академией, ректором коей являлся мэтр Тилимасси, и Академией Магии, которой руководил мэтр Гулимон. Оба выдающихся ума замолчали и уставились на руку их кормящую - мэтра Грассилино. Оба ректора его не очень любили, вернее, совсем не любили, потому что не были для него авторитетом, но почтительно терпели, а вдруг во время очередного распределения грантов Грассилино вспомнит, даже пусть и невзначай, нанесённую ему обиду. Придворный маг кивнул, удовлетворенный тем почтительным вниманием, коим был удостоен (остальные маги в той или иной мере принадлежали к школам одной из академий и поддерживали их ректоров), и попросил пояснить мэтра Тилимасси, что он имел в виду.    - Если мы не можем выбросить это, - мэтр кивнул в сторону широкого на всю стену окна, - то почему бы нам не попробовать притянуть его к поверхности Зованы и не ударить этим о скалы пустыни Огней. Если его как следует разогнать, то, даже будь оно демоном, не выдержит подобного удара!    - А если оно будет упираться? Если мы не сможем его притянуть, вернее разогнать? - ехидно спросил мэтр Гулимион, слегка пошевелив немного острыми ушами, что показывало наличие эльфийской крови. Мэтр Грассилино кивнул и глянул на мощный подбородок мэтра Тилимасси - этот подбородок и слегка выступающие клычки говорили о том, что среди предков почтенного мэтра были орки. Как известно, эльфы и орки не любят друг друга, возможно, это тоже было причиной того, что почтенные метры постоянно спорили, а не только их принадлежность к разным магическим школам. Эти споры не всегда рождали истину, скорее наоборот - заводили в такие дебри, что истина терялась, вернее, в ужасе сбегала от почтенных мэтров. Вот и сейчас Тилимасси, ещё больше выпятив подбородок, стал доказывать свою правоту:    - Воздействие надо производить не прямо, а по вектору, касательному движению этого неизвестного тела, оно же движется, облетая наш мир! Вот когда до пустыни будет триста бизарий, ударить по этому телу, но не препятствуя его полёту, а наоборот - ускоряя его, нагибая при к этом пустыне.    - А если оно не будет ускоряться и нагибаться? - тут же возразил мэтр Гулимион. Грассилино вздохнул и решительно произнёс:    - Уважаемые коллеги! Если других предложений нет, то пробуем вариант мэтра Тилимасси! Как говорится - не попробуем, не узнаем!    - А потом это назовут победой или эффектом Тилимасси, хотя мы все участвуем, - тихо пробурчал Гулимион, но в голос возражать не стал. Маги сомкнули руки, вновь образуя круг. Воздух словно загустел от магического воздействия. Некоторое время ничего не происходило, затем послышался всё нарастающий рёв, огромное чёрное тело, напоминающее рыбу, неслось на благословенную Зирну, словно намереваясь воткнуться в самый центр города, а именно: в Башню мудрецов, входящую в дворцовый комплекс.    - А-а-а-а! - не выдержал один из молодых магов, разрывая круг. Громадная чёрная рыбина чуть замедлила свой стремительный полёт, но направления его не изменила.    - А-а-а-а! - это уже завопило ещё несколько магов, увидевших, что гибель неизбежна. Грассилино, возможно, один не поддавшийся панике, закричал:    - Защиту! Ставьте защиту!    Защиту всё равно поставить не успели бы, по крайней мере такую, чтоб удержать эту рыбину, вблизи напоминавшую гору. Чёрная туша неотвратимо надвигалась на Зирну, вернее, на королевский дворец и башню Мудрецов, Грассилино снова закричал, срывая голос:    - Защиту! Арархин узрын дао! Иначе...    Летающая гора словно услышала придворного мага и неподвижно зависла над площадью перед дворцом, затем, выпустив несколько огненных струй, плавно, слегка покачиваясь, села на площадь, почти всю ей заняв. Маги поражённо молчали, они понимали, что чудом избежали смерти, ведь эта гора, вдвое выше и гораздо толще башни мудрецов, могла опуститься прямо на эту башню!    - Вот, дотолкались! По вектору касательному движению! - ехидно произнёс опомнившийся мэтр Гулимион. Теперь, когда явная опасность миновала, к нему вернулся прежний апломб.    - Коллеги, что это? - дрожащим голосом проговорил один из магов.    - На демона совсем не похоже, - раздумывая, произнёс мэтр Тилимасси, Гулимон тут же вставил реплику:    - А вы видели хоть одного живого демона, те изображения, что дошли до нас, могут и не соответствовать действительности!    - Возможно, это их летающий дом и там не один демон... - продолжил свои предположения ректор Магической Академии, его коллега-соперник тут же добавил, не скрывая ехидства:    - Их там легион - и они сейчас как выскочат! Однако демоны, или кто там сидит, не спешат этого делать. Возможно, там никого и нет!    - Они затаились, может, осматриваются, выбирая жертву, недаром же эта летающая башня села посреди города! - шёпотом сказал один из молодых магов.    - А почему шёпотом? - поинтересовался мэтр Гулимион. Тот же молодой маг, о чём свидетельствовала только начавшая седеть борода, ответил:    - А вдруг услышат?    - Скорее увидят, мы у них как на ладони... - начал мэтр Грассилино, но договорить не успел, на доме или башне демонов открылись двери, странно разъехавшись в стороны, и на образовавшейся площадке появились вполне человеческие фигуры.    - Люди! - вдохнул Тилимасси. - Я не чувствую в них демонической составляющей! Ни одного из признаков, описанных в трактатах по демонологии!    - Одеты они как-то странно, - произнёс кто-то из присутствующих магов.    - Они прилетели с неба, не будете же вы это отрицать, вполне возможно, что там так одеваются, - сделал предположение стоящий рядом с высказавшимся о странности одежды появившихся из горы.    - Прилетели, это не обязательно с неба... - начал мэтр Гулимон, но тут один из прилетельцев поднял руку и заговорил. Говорил он что-то на незнакомом языке, при этом его всем было хорошо слышно и видно, так как маги находились на верхней, только прикрытой крышей площадке Башни Мудрецов.    - Приветствую вас, коллеги! - неожиданно произнёс слегка скрипучий голос, очень напоминающий голос мэтра Гулимона.    - Э-э-э-э, что? - растерялся всегда невозмутимый ректор Магической Академии, а голос продолжал:    - Если в моей речи возникли неточности, прошу меня извинить, я не хочу вас обидеть, тем более оскорбить. Просто наш электронный переводчик ещё не достаточно освоил ваш язык, слишком мало информации.    - Вы назвали нас коллегами, значит ли это, что среди вас есть владеющие высоким магическим искусством, - задал вопрос Грассилино, он один не растерялся, а вот вышедших из летающей башни этот вопрос поставил в тупик. Голос, произносящий ответ, оставался бесстрастным, но паузы свидетельствовали, что говоривший пришелец, вернее прилетелец, пребывает в растерянности;    - Вы сказали... Магическое искусство... Что, это может быть?          - Что-то долго Алины нет, - обеспокоенно сказал ван Вейдн, он как и первый навигатор сидели в своих креслах, место третьего навигатора пустовало.    - Наших научников утрамбовывает, - усмехнулся Азман. - Пауль, вы же знаете, что это за народ? Всё время пытаются высунуться там, где не надо, и постоянно получают по самому уязвимому месту.    Капитан поднял бровь, Марк охотно пояснил:    - По голове, это у них и есть самое уязвимое и поэтому самое больное место. А всякое физическое воздействие на это место приводит к появлению фонарей, - пояснил Марк и уточнил, где эти фонари появляются: - Обычно - под глазами. Такие хорошие и большие, яркосветящиеся. Может поэтому их и называют -- светочами науки. Чем больше фонарь, тем лучше светит, а это значит...    Марк поднял палец, копируя начальника экспедиции и подражая его голосу, произнёс:    - У настоящего светоча фонари должны соответствовать его научному авторитету!    - Фух! Ну и морока с этими научниками, всё им не так и постоянно норовят сделать по-своему! Из противоперегрузочного ложемента ему, видите ли, не будет видно показаний! А какие показания при посадке? - Появившаяся Алина была слегка растрёпана и сильно возмущена.    - Алина, займи своё место, начинаем манёвр, - сказал ван Вейдн, хотел что-то ещё добавить, но не успел, корабль дрогнул и стал стремительно падать. Все попытки остановить это падение ни к чему не привели -- двигатели не работали! Капитан старался хоть что-то сделать, его руки метались по клавиатуре пульта управления, но отзыва не было. Бледный Марк даже не пытался помочь своему капитану, только глядел на погасшую и превратившуюся в чёрную матовую панель клавиатуру своего пульта. Вытерев холодный пот, первый навигатор дрожащим голосом произнёс:    - Падаем! Сейчас разобьёмся!    - Не хочу! - закричала Алина, стоявшая уцепившись за спинку своего кресла, экран засветился, показывая быстро приближающуюся пустыню, усеянную камнями, маленькими и большими, размерами больше напоминающими скалы.    - Всё! - произнёс побелевшими губами Азман.    - Не-ет! - Корабль, словно услышав этот крик Алины, прекратил своё падение и перешёл в горизонтальный полёт. Поверхность планеты мелькала под стремительно проносящимся звездолётом. Пустыня сменилась возделанными полями. А когда под кораблём оказался какой-то город, сила, несущая "Находку" исчезла, не растерявшийся капитан, всё-таки опыт многое значит, подхватил собравшийся упасть корабль, работая ожившими маневровыми двигателями, и мягко посадил на то единственное место среди строений города, куда смогла поместиться "Находка". Опорные лапы коснулись твёрдой поверхности, и корабль, качнувшись, замер. Азман вытер холодный пот со лба и сообщил:    - Прилетели, мягко сели, высылайте запчастя -- фюзеляж и плоскостя!    - Что? - не поняла Алина, никто и не заметил, как её губы, когда показался город, прошептали: - Хочу туда. - Марк криво усмехнулся:    - Такая шутка, ещё атмосферных авиаторов, в нашем случае это говорит, что нам вряд ли удастся взлететь, - первый навигатор посмотрел на оживший перед ним экран и пробежался пальцами по засветившемуся пульту: - Хотя! Не всё так мрачно.    Алина уселась на своё место и включила обзорные камеры, рассматривая появившуюся на экране картинку, девушка восхищённо пошептала:    - Город! Кругом настоящий город! Средневековый! Может тут и пираты есть!    Вокруг действительно было, судя по домам, человеческое поселение. Архитектура очень напоминала архитектуру строений из исторических голофильмов, именно о том периоде человеческой истории, называемом средневековье.    - Очень похоже, - согласился Марк, тоже переключивший свой экран на камеры наружного наблюдения, - только массовки не видно, такие города должны быть густо населены. К тому же пираты в городах не водились.    - А кто водился? - задала вопрос Алина.    - Тараканы! Были такие усатые насекомые, в древности гораздо больше современных, - ответил и сразу пояснил первый навигатор. Алина брезгливо скривилась, но что-то увидев на экране, восторженно закричала:    - Вон смотрите, люди! На башне! Это, наверное, волшебники! Видите, какие у них халаты и шапки!    - Может это ночные рубашки и колпаки? Ты же видишь, никого нет, только эти вылезли. Возможно мы их разбудили, остальные ещё спят. Город -- сонное царство, - прокомментировал увиденное Азман.    Капитан не принимал участие в обсуждении, он был занят, запустив программу диагностики, проверял состояние "Находки". Капитан, в первую очередь, должен заботиться о вверенном ему корабле, его экипаже и пассажирах, которыми были научные сотрудники, а не отвлекаться на посторонние города.    - Люди! И они разговаривают! - закричал ворвавшийся в навигаторску рубку Храмов. У начальника экспедиции, подобно фарам, под обоими глазами светились огромные синяки. Разглядывание этих синяков не помешало Азману отреагировать на восторженный крик начальника экспедиции:    - Странно было, если бы они хрюкали.    - Вы не понимаете! Я включил внешние микрофоны и запустил программу искина на распознавание речи! Обработка записи сейчас закончится, и наш искин сможет переводить то, что говорят эти люди! Мы сможем войти с ними в контакт!    Капитан поморщился -- давать команды корабельному искину могли только члены экипажа, но это в полёте. Когда совершена посадка, полномочия руководителя экспедиции позволяли давать задания искусственному интеллекту корабля в обход капитана, чем Храмов и воспользовался, а тот ещё подлил масла в огонь недовольства капитана:    - Ваши подчинённые препятствовали выполнению задач экспедиции, я должен был находиться здесь, чтоб успеть задать нужную очерёдность выполнения исследований. А она!..    Ван Вейдн перевёл взгляд с синяков под глазами начальника экспедиции на Алину, девушка, нисколько не смутившись, заявила:    - Я только один раз! И только по инструкции! В случае нештатной ситуации, экипаж должен всеми способами и средствами заботиться о безопасности пассажиров, пункт три, - монотонным голосом процитировала девушка и более эмоционально добавила: - Он не хотел ложиться на противоперегрузочное ложе, вот я и применила весь способ, но только один раз! Где он второй раз умудрился?..    - Настоящий светоч! Одного раза было мало, пришлось добавить! - ухмыльнулся Марк и спросил у Алины:    - Но почему под глаз? Синяки же остаются!    - Вообще то, я его по лбу... но он так крутился... не попала, - пожала плечами Алина. - А второй... Не знаю, это не я!    Храмов не понял, это над ним так изощрённо издеваются или космолётчики, а особенно навигаторы, такие грубые люди, тем более что Азман сделал какой-то намёк на слабость голов научников. Начальник экспедиции решил не вступать в полемику с людьми, не имеющими научной степени, и повернувшись к капитану, обиженно заявил:    - Я должен был начать программу исследований! А как я мог это сделать, находясь в ложементе? Покидая противоперегрузочное кресло...    - И чем? - поинтересовался ван Вейдн, закончивший диагностику систем корабля и теперь с интересом слушавший разговор.    - Пряжкой страховочного ремня! - ещё более обиженно ответил начальник экспедиции.    - Настоящий светоч! Это в принципе невозможно, только учёный с соответствующей степенью может... Молчу, молчу! - Марк поднял руки, перехватив взгляд капитана.    - Анализ завершён, необходимая база набрана, - раздался механический голос искина.    - Мы немедленно выходим для установки контакта с представителями местного... - Храмов замялся, не зная как назвать странно одетых людей на верхней площадке башни, вполовину меньшей по высоте, чем "Находка". Ван Вейдн укоризненно покачал головой -- прежде чем начинать знакомиться с аборигенами, требовалось выполнить все пункты инструкции по налаживанию контакта, но главным теперь был не он.   

Глава вторая. Дворцовые порядки

      Алина красила ногти. А чем ещё можно заниматься, когда тебя оставили на корабле, а сами... Девушка посмотрела на экран перед собой, на этот раз он не был переведён в режим зеркала, а показывал то, что творилось снаружи звездолёта. По площади сновали люди, не обращая внимания на "Находку", возвышающуюся даже над самой высокой башней. Если сначала местные с опаской и любопытством подходили к кораблю и щупали или стучали по обшивке, то теперь, видно, привыкли. Как успела узнать Алина, на этой планете подобные чудеса были не редкостью, и люди если и удивлялись, то только первое время, а потом воспринимали прилетевшую башню как должное. Алина равнодушно глянула на пролетевший ковёр с деревянными бортиками и сидящими на нём людьми, подумаешь, прицепили гравицапу и выпендриваются. Увеличив разрешение, Алина стала разглядывать торговцев, приютившихся на краю площади, видно, раньше торжище было на площади, но большую её часть заняла "Находка". Вообще-то Алина была не одна на корабле, Сергей Захаров, бортинженер, ковырялся где-то во внутренностях технического отсека, пытаясь выяснить причину остановки реактора. Марк Азман, тоже оставленный на корабле, играл в шахматы с Эриком Холком, также не принимавшем участия в вылазке научников. А вот капитан пошёл с ними, так сказать, обеспечивал безопасность сотрудников научной экспедиции. Дядя Пауль мог бы и Алину взять с собой, она бы точно обеспечила бы эту безопасность в полной мере, тем более что это была уже пятая вылазка и никакой опасности не наблюдалось. Научники общались с местными коллегами из академии магии! Подумать только -- магии! А она тут сидит... Алина всхлипнула, так ей себя жалко стало -- сидишь тут одна, даже поговорить не с кем! Алина глянула на зелёный огонёк над экраном и произнесла:    - Эх, Иська, был бы ты живым, поговорили бы. А так... Набор микросхем! Эх, как бы я хотела, чтоб ты, Иська, стал живым!    - Мне не нравится, когда меня называют Иськой, - раздался механический голос, в котором чувствовалась обида. Алина захлопала ресницами (она не только ногти красила, ресницы тоже) и растерянно спросила :    - А как?    - Если я искусственный интеллект корабля, то должен называться так же.    - "Находка" вообще-то женское имя, поэтому не должен, а должна! Но "Находка" старый корабль, так что ты, наверное, старушка, - ответила Алина, её забавляло, что с искином она говорит как с живым существом. А тот промолчал, видно переваривал информацию, потом ответил или ответила, и в голосе уже чувствовались эмоции:    - Не совсем старая, может, корабль и старый, но я одна из последних моделей. Меня сюда поставили во время последней модернизации "Находки".    - Тогда ты не "Находка", у тебя должно быть своё имя. Своё, но такое, чтоб было созвучно с названием корабля, а давай ты будешь Найда! Как тебе имя? - предложила Алина. Искин некоторое время молчал, как раздумывающий человек, а затем согласился, сказав, что имя ему нравится.    - Вот, теперь ты... - Алина тоже задумалась - как же определить Найду: как бабушку? Пожилую или молодую женщину? Или?..    - Найда, давай ты будешь моей подругой? Такой же девушкой, как я? Как тебе?    Искин снова задумался, а Алина продолжила развивать свою мысль:    - Если ты девушка, то и внешность у тебя должна быть соответствующая. Возьмём как образец моё изображение, а ты сделаешь, как тебе нравится.    - А как это - нравится? - поинтересовалась Найда. Алина вывела на экран своё изображение и показала, как его изменять в графическом редакторе. Девушка-искин быстро разобралась в пропорциях и типах человеческих лиц, достав из своей базы ещё несколько десятков изображений актрис из голофильмов корабельной библиотеки, и обе девушки - реальная и виртуальная - с энтузиазмом принялись конструировать образ, меняя типы лиц и выбирая различные причёски. Через некоторое время Алина с удивлением заметила, что Найда ведёт себя точно так, как вела бы живая девушка, даже капризничать начала, при этом поменялся её голос, он уже не был механическим, то есть синтезированным, так говорила бы молодая девушка! Несколько часов Алина посвящала Найду в тайны макияжа, рассказывала о различных стилях причёсок и о том для чего и как красить ногти. Девушки (Найду теперь тоже можно было считать девушкой) так увлеклись, что перестали наблюдать за тем, что творится снаружи. Найда первой заметила молодую незнакомку, которая подошла к "Находке" и, двигаясь вдоль корабля, щупала обшивку. Алина чем больше рассматривала эту девушку, тем больше ей казалось, что она её где-то видела.    - Если меня не пускают пообщаться с местными, то почему бы это не сделать, когда одна из них сама пришла? - задала вопрос Алина, обращаясь к Найде. Та очень естественно пожала плечами и напомнила соответствующий параграф инструкции, запрещающий пускать на корабль посторонних без должной санитарной обработки.    - Да ладно! - махнула рукой Алина. - Наши научники и капитан уже пятый раз выходят и никаких вредных микробов или вирусов с собой не принесли, последний раз проходили дезинфекцию чисто формально, Храмов даже очки не снял! А вдруг микробы именно там и сидели?    - Если очень хочется, то можно! - глубокомысленно заметила Найда и предложила: - Я проведу диагностику на предмет микробов и вирусов незаметно, а ты пойди её встреть, а то, если люк откроем, а там никого не будет -- может испугаться.    - Отлично! - кивнула Алина. - Я побежала, а ты, если меня будут вызывать, сделай вид, будто я на месте.    - Замётано! - ответила Найда и девушка на экране, очень похожая на Алину, подмигнула.          Было больно и обидно! Хотя кого винить? Сама виновата! Айлиона подула на ушибленные пальцы, Айрен скидок на то, что она девушка не делал, бил больно, хоть так, чтоб ничего не сломать.    - Айлиона, о чём ты думаешь? - строго спросил капитан дворцовой стражи, девушка вздохнула. Айрен, укоризненно покачав головой, продолжил нравоучения: - Когда у тебя в руке меч, думать о пирожках -- смертельно опасно. Наличие меча уже провоцирует твоего противника на решительные действия, а ты в это время витаешь в облаках. Ладно, на сегодня довольно.    Айлиона ещё раз вздохнула, если бы нравоучения ей читал кто-то другой, она бы постаралась максимально едко ответить, но не Айрену. Он был не просто учителем и старшим по возрасту, он был настоящим другом! Поэтому девушка призналась:    - Очень хочется посмотреть на ту башню, что прилетела и теперь стоит на площади, жуть, как интересно!    Капитан Ситарно усмехнулся, он понял, почему девушка так невнимательна была во время урока фехтования и о чём она думала. Айрен озабоченно сказал:    - Айлиона, будь осторожна, те, кто прилетели в этой башне, враждебности не проявляют и охотно общаются с нашими магами, но сам факт появления... К тому же вряд ли тебе удастся к ней подойти, эта летающая башня хорошо охраняется. Все торговцы и зеваки, слоняющиеся по площади, -- люди Мартурана, а что за человек Файтур, тебе рассказывать не надо. Повторяю -- будь осторожна!    Девушка была согласна с капитаном дворцовой стражи и понимала, что тот в случае возникновения неприятностей не поможет и не потому, что не хочет, просто не сможет. Ведь Айрен был только капитаном отряда охраны одного из секторов дворца, причём находящегося с "чёрной" стороны, здесь обитала и работала прислуга, а нранд Мартуран -- всесильный начальник тайной стражи! Айлиона пообещала, что будет осторожна, и отправилась на площадь. Девушка понимала, что вряд ли увидит что-то кроме наружной стены летающей башни, но всё же -- а вдруг? Уж очень хочется посмотреть на это чудо вблизи. Выбрав момент, когда "ночные стражники" (так называли всех, кто принадлежал к тайной страже, хотя они свою службу несли не только ночью) отвлеклись, Айлиона быстро скользнула к башне и постучала по её стене. Ей это удалось, потому что она прошла от дворца, а не со стороны города -- внимание стражников было направлено именно туда. Девушка с удивлением обнаружила, что стена летающей башни из металла, неизвестного металла! Немного пройдя вдоль стены, Айлиона так ничего интересного и не нашла -- стена как стена, хоть и металлическая. Девушка краем глаза заметила, что к ней направляется один из "ночных стражников". Девушка вздохнула -- предстояло неприятное объяснение, возможно, с самим Мартураном, ведь она нарушила запрет -- подходить к летающей башне. В этот момент открылась незаметная до сих пор дверь, девушка, там появившаяся, сделала приглашающий жест. Айлиона, не думая о последствиях, шагнула вперёд, тем более что девушка, хоть и одетая в странную одежду, показалась знакомой. Дверь за Айлионой закрылась, отсекая обескураженных "ночных стражников".    В коридоре, внутри башни, было светло, но окон, как и факелов или магических светильников Айлиона не увидела, светился сам потолок! Девушка, что встретила Айлиону, что-то говорила на непонятном языке. В итоге пришли в большую комнату, Алина, не мудрствуя лукаво, привела свою гостью в навигаторскую рубку и усадила в своё кресло. Айлиону сразу заинтересовали бутылочки, выставленные на столе перед ней (панель управления была матовой и клавиш не было видно), она каким-то женским чутьём почувствовала, что всё это имеет отношение к украшению своей внешности. Но как следует рассмотреть это богатство девушка не успела, прямо перед ней засветилось что-то вроде окна и появившаяся там девичья голова (совсем непонятно было, где всё остальное, окно-то стояло на столе, а под ним ничего не было!) произнесла:    - Привет!    - Привет! - машинально ответила Айлиона и испуганно посмотрела на стоящую рядом девушку, у той всё было на месте, а отрезанная голова начала объяснять:    - Я не настоящая, вернее, не реальная, а виртуальная... - Увидев, что Айлиона не поняла, голова девушки постаралась пояснить попроще: - Меня можно увидеть, услышать, но пощупать нельзя.    - Ты дух? - сделала предположение Айлиона. Дух - это было понятно и знакомо и совсем не страшно, совсем не то, что отрезанная голова за окном, непонятно куда выходящим. За ним-то стояла девушка, что привела Айлиону в это место (Алина, как раз зашла за экран, желая лучше рассмотреть девушку, казавшуюся такой знакомой - со стороны это неудобно делать). Голова кивнула: - Можно принять и такой вариант -- я дух данного места, меня зовут Найда, а это моя подруга...    - Меня зовут Алина, - проговорила девушка, Найда перевела, Айлиона тоже представилась. С этой живой девушкой можно было пообщаться! Хоть она и не знала языка, но дух места знал и вполне нормально переводил. Немного просто поговорив, девушки стали друг друга расспрашивать: Айлиона Алину о её железной башне, а Алина Айлиону о городе, что раскинулся вокруг.    - А это зачем? - спросила осмелевшая и освоившаяся в незнакомой обстановке Айлиона, показывая на баночки.    - Это лак, ногти красить, для красоты, - ответила Алина и показала, как это делать. Некоторое время девушки увлечённо красили ногти, а потом стали накладывать и остальной макияж. Найда исчезла с экрана перед креслом, превратив его в зеркало, но давать советы не перестала. Она время от времени появлялась на экране, и было видно, что она тоже наводит красоту, пусть и виртуальную. Очередной раз смыв лак с ногтей, Айлиона предложила красить их не одним цветом, а каждый ноготь своим. Алина удивилась, а потом решила попробовать, сказав, что это будет весьма креативно. Девушки так оживлённо переговаривались, что Найда не успевала переводить. Во время появления зеркала, Алина и Айлиона одновременно заглянули туда. И вместе произнесли на разных языках:    - Ой! Как ты на меня похожа!    Действительно, девушки были очень похожи, хотя о них нельзя было сказать -- похожи как две капли воды. Всё-таки разница была. Диалог между ними перешёл на новый, более ускоренный уровень. Некоторое время они говорили почти одновременно, Найда взмолилась:    - Не так быстро! Я не успеваю переводить!    Девушки замолчали, посмотрели друг на друга и разом вздохнули. Найда повторила их вздох.    - Вот было бы хорошо, если бы я знала твой язык! Можно было бы и в город без браслета-переводчика сходить. Можно и с ним, но он медленнее чем Найда переводит - слабенькое устройство. Да и нашим задирающим нос научникам я бы его и утёрла!    Айлиона выслушала перевод Найды того, что сказала Алина, и предложила:    - А почему бы и нет? Есть специальное заклинание, позволяющее быстро выучить язык, но его редко применяют, так как требуется человек, знающий этот язык. Происходит как бы слияние разумов и обмен знаниями. Но при этом люди узнают очень много друг о друге и не только они, ещё и маг, что применяет такое заклинание. Маг узнаёт о людях, что слились разумами, а они о нём нет. Возможно, потому что он пребывает в сознании, а они нет. Точно не скажу, я не маг и о таком только слышала.    Айлиона замолчала и посмотрела на Алину, у той точно так же горели глаза, и спросила:    - Послушай, у тебя есть, что от меня скрывать? Вот у меня тоже нет. А заклинание для нас может прочитать мэтр Грассилино, наш придворный маг, мне от него скрывать нечего, он меня знает как облупленную, и если ты согласна, то... - Айлиона вопросительно посмотрела на Алину, и та кивнула. А Айлиона погрустнела:    - "Ночные стражники", вряд ли они нас пропустят, схватят и отведут к нранду Мартурану! А он...    - Но мы же пойдём днём, - удивилась Алина, Айлиона вздохнула и рассказала про тайную стражу, её "ночных стражников".    - Вот как, а я-то думаю -- почему по площади одни и те же люди гуляют, а это оказывается "ночные стражники", которых днём бессонница мучает, - кивнула Алина.    - Если бы у нас был крилак...    - Это кто? - спросила Алина, так как Найда не смогла перевести это слово, Айлиона объяснила, и обе её слушательницы, живая и виртуальная, кивнули:    - Ковёр-самолёт!    - Только это сооружение ни на ковёр, ни на самолёт не похоже и его у нас нет... Хотя... Гравискейт! Это будет покруче ваших крилаков!    Алина рассказала, что она имеет в виду. Когда-то давно у жителей прибрежных районов Терры было развлечение -- кататься на волнах, для этого использовались специальные доски. Потом кто-то догадался приделать к такой доске колёсики и покатились по улицам и специальным дорожкам любители экстрима и те, кому нравится мчаться с ветерком. Надо ли говорить, что когда появились генераторы поля гасящего гравитацию (почему-то получившие жаргонное название гравицапа) их тут же вделали в такие доски. И вот полетели на разных высотах, в разные стороны лихие наездники гравискейтов, да так быстро, что полиции пришлось вмешаться и выделить для этого средства передвижения специальные коридоры. Но лихие наездники и хулиганы всегда найдутся. Алина принадлежала именно к этой группе -- лихих наездников, а не хулиганов, и гравискейтом владела виртуозно. Правда у неё был не спортивный, а учебный, рассчитанный на ученика и инструктора, всё-таки такая летающая доска стоила не дёшево, и девушке с трудом удалось уговорить родителей купить хотя бы такую. На нёй она училась, на нёй же она и гоняла теперь, используя увеличенную мощность гравицапы (ведь такая доска должна нести двоих). Конечно, гравискейт в космическом полёте совсем не нужен, но, завершая экспедицию, "Находка" должна была остановиться на Луре! На целую неделю! А чем может привлечь внимание к себе скромная девушка, не имеющая шикарных вечерних туалетов? Да и нарядов для дневных выходов? Только всеобщим молодёжным увлечением - виртуозным хулиганством на гравискейте! Вот Алина и протащила свою воздушную доску на корабль и теперь решила использовать.    Поднявшись к верхнему шлюзу, Алина показала Айлионе как закрепиться на гравискейте. На учебной воздушной доске было две пары ботинок-креплений, расположенных так, чтоб обучающий как бы обнимал ученика (чем в своё время и беззастенчиво пользовался инструктор Алины), в эти ботинки вставляли ноги и защёлкивали зажимы. Айлиону пришлось переодеть, всё-таки на ноги надо было надеть носки, на девушке были сандали на босу ногу. Короткую тунику, похожую на сарафан, заменить на комбинезон (у Алины был запасной с начесом, предназначенный для полётов на гравискейте), волосы обе девушки заплели в косу -- когда они развеваются, красиво, но очень неудобно. Дав команду открыть шлюз, Алина сразу рванула в высоту и сделала круг над площадью, осматриваясь. Как увидела девушка, она не напрасно это сделала -- три ковра-самолёта, или, как говорила Айлиона, крилака, поднявшись с крыш близлежащих домов, устремились к девушкам.    - Стражники, сейчас они нас схватят! - закричала Айлиона. - От них не уйти, это такие специалисты...    - Да? - ехидно спросила Алина, она видела, что этим неуклюжим сооружениям очень далеко до скутеров полицейских, а от них воздушной хулиганке почти всегда удавалось уходить. Бывали случаи, когда её ловили, но только тогда, когда у полицейских было численное преимущество -- не меньше десятка скутеров, а тут всего трое, да и в скорости крилаки очень уступают скейту!    - Иех! - гравискйет заложил лихой вираж перед одним из крилаков, едва его не опрокинув, пока стражники выравнивали своё летающее средство, Алина проделала то же самое с другими двумя.    - Они проследят, куда мы полетим, и там нас схватят! - снова закричала Айлиона, она стояла к обнимающей её Алине спиной, и набегающий поток воздуха не давал девушке нормально говорить.    - А это мы посмотрим! - закричала Алина и устремила своё летающее средство к земле, полицейские последовали за ней на безопасном удалении, но так, чтоб видеть, где девушки посадят своё летающее средство, а затем уже на земле навалиться и схватить. Алина вышла из крутого пике над самой землёй и, резко вывернув, почти касаясь земли, устремилась в узкий извилистый переулок. Алина не знала направления, она просто хаотично летала по узким улицам, стараясь не подыматься выше крыш, только время от времени на мгновение выскакивая, чтоб сориентироваться. На улицах были люди и стояли прилавки, с которых кое-где шла торговля. Многие из их владельцев, да и просто похожие, кричали от страха, когда видели бешено несущийся на них скейт. Алина уходила от столкновения в последний момент, ныряя в очередной переулок.    - Хочешь яблоко? - предложила воздушная хулиганка своей пассажирке, Алина не только увернулась от очередного прилавка, но умудрилась стащить оттуда несколько, понравившихся яблок. Удивлённая Айлиона замолчала, если вначале она вопила от страха, то теперь это делала от восторга. Попетляв по городу и решив, что достаточно запутала стражников, Алина направилась к башне, стоящей хоть и недалеко от "Находки", но на территории дворца. Разогнавшись до максимальной скорости, скейт молнией пересёк открытое пространство и исчез среди дворцового лабиринта. Королевский дворец был не одним зданием, а представлял собой целый городок, состоящий из нескольких десятков зданий и башен, соединенных между собой наземными и воздушными галереями. "Башня мудрецов" тоже входила в дворцовый комплекс, хоть и стояла немного в стороне. Резко погасив скорость у одного из открытых окон высокой башни, на которое указала Айлиона, Алина и направила туда свой гравискейт.    - Здравствуйте, мэтр Грассилино! - поздоровалась Айлиона. Алина, подождав, пока её переводчик, вделанный в браслет, переведёт приветствие подруги, тоже поздоровалась с седобородым мужчиной, одетым в остроконечную шапку.          В дверь постучали, очень робко постучали, даже с какой-то боязнью. Стуком очень трудно передать такие эмоции, но это так и было, да и в эту дверь иначе не стучали. Сидящий за столом человек поднял голову и разрешил войти. На пороге мялись двое, чем-то похожие друг на друга. Совсем не страшный, но почему-то вызывающий почти животный ужас у этих двоих, мужчина поправил свою белую рубашку:    - Ну, что скажете? По вашему внешнему виду догадываюсь, что вы решили меня огорчить.    - Мы виноваты, нранд, - почти прошептал один из перепуганных посетителей, - мы упустили принцессу Айлиону.    Нранд Мартуран поднял бровь, ожидая пояснений, один из стоящих у дверей, быстро заговорил:    -Миррэ Айлиона, закончив тренировку, она, как всегда, была у капитана третьей роты, на тренировочной площадке его подразделения, а потом она ушла...    - Было бы странно, если она там осталась ночевать, - хмыкнул начальник тайной стражи, его подчиненный угодливо кивнул:    - Да, нранд, - но наткнувшись на колючий взгляд своего начальника, продолжил докладывать: - Она направилась в свои покои, там её ждёт меймиррэ Фикосин...    - Насколько я знаю, младшая принцесса не проявляет особого желания заниматься вышиванием, - хмыкнул нранд Мартуран, докладывающий не посмел что-либо добавить к высказыванию начальства, только почтительно склонил голову и стал говорить дальше:    - Но в свои покои не пошла, она вышла из дворца на площадь и проскользнула мимо постов, ведь никто не ожидал, что кто-то из дворца осмелится нарушить приказ...    - А до неё этот приказ под роспись довели? - опять перебил своего подчинённого нранд Мартуран. - Она может сказать и скажет, что не знала о запрете! Ладно, чего уж... это наше общее упущение, продолжайте.    - Младшая принцесса приблизилась к башне, и там открылась дверь, куда миррэ и вошла.    - Сразу открылась, как только принцесса подошла? - задал Мартуран наводящий вопрос, начальник департамента внешнего наблюдения, именно он и докладывал, уточнил:    - Нет, не сразу, она некоторое время... Ощупывала стену прилетевшей башни...    - Что! - вскинулся нранд Мартуран. - И ваши люди позволили ей там находиться и это делать? Мало того, что они её пропустили к башне этих пришельцев, так они не предприняли никаких мер, чтоб её оттуда удалить?! Выговор с занесением! Строгий выговор!    - Куда прикажете занести? - подобострастно склонился в поклоне начальник департамента внешнего наблюдения. Нранд Мартуран пожал плечами:    - Как всегда, на спину, если по голове, то строгий выговор, а это всё-таки пятнадцать палок, выбьет последние мозги у ваших подчинённых. Кстати, вас это тоже касается, стоимость палок и оплата работы экзекутора, будет вычтена из вашей зарплаты, докладывайте дальше.    - Когда она вышла, вернее, вылетела, мы не смогли её задержать, - поежившись, ответил начальник департамента, считая, что легко отделался, ведь оплатить палки, это не то, что ими получить по спине.    - Как вылетела? - удивился хозяин кабинета. Его подчинённый пояснил:    - На верхушке башни открылось широкое окно, и принцесса оттуда вылетела на очень маленьком, но быстро двигающемся крилаке, уже одетая в толстые штаны и куртку.    Топтуны департамента внешнего наблюдения не разглядели с земли, что на гравискейте стояли две девушки, так как Алина прижимала Айлиону к себе, поэтому доложили своему командиру, что девушка была одна. Гравискейт, как и его водный прародитель, управлялся наклонами тела, вот Алине и пришлось прижать Айлиону к себе, чтоб та не нарушала баланса, к тому же девушки были в комбинезонах одного цвета, сливавшихся для наблюдателей с земли в один силуэт. Нранд Мартуран перевёл взгляд на второго посетителя, тот с виноватым видом развёл руками:    - Этот маленький крилак оказался очень быстрым и манёвренным, агенты моего департамента, дежурившие на крышах, не смогли его сразу догнать, а потом принцесса опустилась к самой земле и летала вдоль улиц города. Вы же знаете, они настолько узкие, что находясь над одной из них, нельзя увидеть, что творится на соседних. Мои люди сделали всё возможное и невозможное, но догнать странный крилак принцессы не смогли.    Начальник департамента силовых операций замолчал и глазами показал, что дальше говорить он хочет наедине. Нранд Мартуран понял и отпустил начальника департамента внешнего наблюдения, приказав задержаться его коллеге, когда они остались вдвоём, вопросительно поднял бровь.    - Принцесса Айлиона была не одна, их было две!    Глава тайной стражи поднял вторую бровь, и начальник департамента его службы быстро заговорил:    - Крилак, что вылетел из башни пришельцев, был очень маленький! Он просто не может летать, и он начал падать на крилак моих людей, но у самой земли затормозил и, развернувшись, полетел вдоль улицы, едва не касаясь мостовой! Полетел с такой скоростью, что сразу же скрылся с глаз моих людей. Двое из них успели разглядеть, что девушек было две! Они стояли обнявшись! Так на крилаках не летают!    Мартуран забарабанил пальцами по столу, что свидетельствовало о его усиленных размышлениях. Начальник департамента молчал, тихо радуясь, что его сотрудникам не объявлен выговор с занесением, который ему придётся оплатить.    - Необычный крилак и девушка, похожая на принцессу Айлиону. Это всё появилось из железной башни пришельцев. Похоже, принцесса знала, куда и зачем шла, - размышлял вслух глава тайной стражи, перестав барабанить по столу, позвонил в колокольчик и появившемуся секретарю приказал:    - Начальника департамента внутреннего наблюдения ко мне!    Когда тот появился, нранд Мартуран приказал:    - Установите плотное наблюдение за покоями принцессы Айлионы и за всеми, с кем она общается, понятно?    Когда подчинённые удалились, глава тайной стражи некоторое время посидел, раздумывая, затем направился к придворному магу - мэтру Грассилино, потому что некоторые возникшие вопросы требовали специального объяснения и внести ясность - что же произошло, мог только маг.          Мэтр Грассилино сидел, размышлял в своём кабинете в "Башне мудрецов", один из этажей которой и был в распоряжении придворного мага. Пришельцы из прилетевшей железной башни уже три дня общались с мэтрами Гулимоном и Тилимасси. Как оказалось, прилетевшие тоже состояли в какой-то академии и поэтому и выбрали себе подобных "академиков". Как узнал мэтр Грассилино, эти пришельцы не владели магией! Магией-то они не владели, но обладали многими вещами, свойства которых можно было объяснить только наличием в них магии! Взять хотя бы их браслеты-переводчики! Многие из своих чудесных вещей пришельцы демонстрировали, но в руки ни мэтру Тилимасси, ни мэтру Гулимону не передавали. Только это и утешало Грассилино. Мэтр распахнул большое окно и глянул на возвышавшуюся над королевским дворцом башню пришельцев и вздохнул. Только он отошёл от окна, как в него влетел маленький крилак, похожий на плоскую рыбу. Настолько маленький, что сидеть на нём мог только один человек, может поэтому, одетые в странную одежду девушки на нём стояли, прижавшись друг к другу. Они поздоровались, одна, несомненно, была принцесса Айлиона. А вторая... Очень похожая на принцессу с браслетом-переводчиком пришельцев на руке! Да и крилак, на котором они прилетели, был не зованского происхождения! Такой маленький крилак не мог иметь нужной подъемной силы, чтоб не просто выдержать вес двух девушек, но и поднять на такую высоту. Мэтр Грассилино задохнулся от своей удачи - вторая девушка, несомненно, была пришельцем! Дальнейшее показало, что догадка (хотя какая догадка, при столь очевидных фактах?) придворного мага верна.    - Уважаемый мэтр, не могли бы вы провести для меня и Алины ритуал слияния разумов? Алина хочет знать наш язык, и я готова поделиться знанием.    Грассилино задохнулся от волнения - ритуал слияния разумов позволял не только передавать знания, но и давал возможность тем, кто в нём участвовал узнать друг о друге самое сокровенное! Мало кто соглашался на такое, даже ради установления истины! Только очень близкие люди отваживались провести слияние, обычно это были молодые люди, ведь молодости свойственен максимализм и наивность. Ритуал применяли крайне редко, потому что не только участвующие в слиянии разума узнают потаённые мысли друг друга, но и маг, проводящий ритуал, читает, что скрыто в головах этих двоих, оставаясь для них невидимым. Этот ритуал был возможен только для добровольно согласившихся на него, к примеру - узнать мысли двух преступников, не получилось бы.    Мэтр, глядя на девушек, покачал головой, возможно, их к этому толкнула ещё и внутренняя схожесть, да и внешне-то девушки мало чем отличаются друг от друга, хотя... всё же разница есть. Уложив девушек на кушетку, маг погрузил их в транс и начал читать заклинание, мысли обеих девушек стали доступны мэтру Грассилино. Но если про Айлиону он и так знал почти всё - мало того, что девушка росла у него на глазах, недавно он проводил для неё нечто подобное, выясняя, имеет ли она магические способности. Тот ритуал был не настолько глубоким, как слияние разумов, но достаточным, чтоб просмотреть память столь юного создания. Память и мысли Айлионы Грассилино не интересовали, он сосредоточился на её подруге, представившейся Алиной (даже имена у них похожи!).    Воспоминания девушки были не так уж интересны - дом, родители, школа (учебное заведение, где эта иномирянка училась, тоже называлось школой). Чем больше происходило слияние, тем чётче становились образы, что видел маг в мыслях девушки. Особенно мэтра поразил образ, проскользнувший в мыслях девушки, какого-то небритого, одноного типа с кривым мечом и птицей на плече. Пёстрая птица выкрикивала человеческим голосом: - Пиастры, пиастры! Маг настолько удивился, что на мгновение утратил контроль над трансом девушек и поражённо замер! Алина, что должна была пребывать в глубоком трансе, глядела на мэтра Грассилино большими зелёными глазами, мало того, она ещё и смотрела его мысли! Мэтр растерялся - уж очень глубоко девушка заглянула! Грассилино постарался закрыться, но ему это не удалось, тогда он попытался прервать ритуал, но и это у него не получилось, и тогда запаниковавший маг сделал ещё одно воздействие, замыкая сознание девушек друг на друга. Тяжело дышавший Грассилино смотрел на так и не вышедших из транса девушек. Алина, у которой маг обнаружил весьма неслабые способности, получив ментальный удар мага, пытавшегося избавиться от её проникновения в сознание Грассилино, провалилась в более глубокий транс, чем до этого. Провалилась сама и утащила за собой Айлиону! Грассилино с ужасом смотрел на происходящее - девушки менялись! Эти изменения были бы совсем незаметны, если бы маг не видел происходящего. Алина и Айлиона не только стали внешне неотличимы друг от друга, но и их ауры изменились, становясь абсолютно схожими. Мэтр Грассилино это всё видел, но воспрепятствовать не мог, не мог и остановить изменения! Он делал уже третью попытку прекратить им же запущенный ритуал, но всё было тщетно! Пятая попытка успеха тоже не принесла, маг обессилено опустился в кресло, не зная, что предпринять - если девушки умрут, то именно его обвинят в убийстве принцессы и иномирянки! Его полный отчаяния взгляд остановился на странном крилаке.    - Это гравиискейт, - произнесла одна из девушек. Сказала Айлиона, хотя девушки и стали теперь абсолютно одинаковыми, но маг помнил, где каждая из них лежала на кушетке, кроме того, на руке иномирянки был браслет-переводчик, который послушно повторил произнесённое девушкой на языке пришельцев, не переведя только название крилака.    - А летает он, потому что там стоит гравицапа, - пояснила Айлиона, - генератор поля гасящего гравитацию.    - Что это? - машинально спросил мэтр Грассилино, ответила вторая девушка:    - Такое устройство, как оно работает - не знаю.    Девушки сели на кушетки, посмотрели друг на друга и засмеялись. Грассилино с облегчением вздохнул: главное - обе живы! А что так похожи... Ну, в жизни и не такое бывает, не будет же он рассказывать, что здесь произошло? Это не в интересах придворного мага, зачем ему претензии короля Маритоса и пришельцев. Алина глянула на Грассилино и попросила:    - Возьмите меня в ученики, вы же сами говорили, что у меня есть способности.    - Когда это я говорил? - удивился маг.    - Когда пирата рассматривали, - улыбнулась Алина, и посреди комнаты возник одноногий человек с пёстрой птицей на плече. Птица встопорщила перья на голове и закричала:    - Пиастры, пиастры!    - Кто это? - спросил пораженный маг, несомненно, это была иллюзия, но так тщательно выполненная... Такое под силу только уже обученному магу! Закончившему академию, неважно какую - магии мэтра Гулимона или магическую мэтра Тилимасси!    - Пират! Старый пират Сильвер из голофильма "Остров сокровищ"! Вообще-то это голограмма, принцип создания я знаю. Но не думала, что у меня получится без соответствующего оборудования. А звук... Для этого нужно... А я просто представила себе, как оно должно быть - и получилось!    Грассилино кивнул, так могли сильнейшие маги древности - представляли образ того, что хотят, а потом наполняли его силой. Сам мэтр так не умел, теоретически знал, но силы не хватало. Чтоб создать подобную иллюзию, Грассилино требовалось прочитать соответствующее заклинание. Вообще-то, заклинания, пассы руками помогают сосредоточиться, сконцентрировать внимание на желаемом результате, сильному магу это не надо. А эта девушка, ещё необученная, уже это делает, что ж она сможет, когда пройдёт соответствующее обучение! Иллюзия рассеялась, и Грассилино, откашлявшись, торжественно произнёс:    - Я согласен, миррэ...    - Алина, - подсказала девушка.    - ...Алина, взять вас в ученицы!    - А меня? - немного обиженно произнесла Айлиона, и на спинке кресла, напротив мэтра Грассилино, возникла та же птица и снова что-то закричала про эти неизвестные пиастры. Маг внимательно посмотрел на принцессу, ведь всего три года назад он сам проверял её на наличие способностей к магии, тогда и следа их не было, а сейчас девушка с лёгкостью создала иллюзию четвёртого порядка! Мэтр с прежней торжественностью сказал:    - Миррэ Айлиона, я согласен взять вас в ученицы!    - Мы согласны! - в один голос произнесли девушки и, посмотрев друг на друга, засмеялись.    - Жду вас завтра, в это же время, - кивнул головой мэтр Грассилино, девушки одновременно поклонились малым придворным поклоном, маг многозначительно хмыкнул - Айлиона, понятно, она здесь росла и воспитывалась и её учили этикету с детства, а вот откуда знает это иномирянка? Слияние разумов было выполнено безукоризненно: всё, чему учили Айлиону, знает и Алина. Иномирянка проследила взгляд, что маг бросил на её браслет, и, сняв его, передала Грассилино:    - Вот, возьмите, мне он уже не нужен. Это не волшебная вещь, а обычный браслет-переводчик, внутри микрочип, микрофон, динамик и батарея, заряжающаяся от солнца. И ничего больше, микрочип слабенький, задача-то перед ним стоит простая - подбирать аналоги слов и правильно строить фразы. Правда, память там достаточно ёмкая, сами понимаете - надо хранить такой объём информации. Ну и подзаряжается он от света, если вы его положите в темноту, то аккумулятор быстро сядет и работать не будет. Встраивать сюда энергонезависимую память дорого, поэтому и стоит аккумулятор. А если браслет будет долго находиться в темноте, то пропадёт вся хранимая информация.    Мэтр Грассилино мало что понял из сказанного девушкой, но ему стало понятно, что чудесная вещь в темноте работать не будет, только на свету. А это как нельзя лучше опровергало теорию мэтра Гулимона о том, что пришельцы имеют демоническую природу, ведь их чудесным вещам для работы нужен свет!    Девушки встали на свой крилак, всунув ноги в ботинки, прикрепленные к этой доске, и так же через окно улетели. Маг посмотрел на так и неисчезнувшую птицу, та захлопала крыльями и перелетела на шкаф. Грассилино вздохнул и произнёс:    - И что мы теперь имеем?    Придворный маг имел привычку - говорить вслух, когда думал о чём-то важном и сложном, но его мысли прервал стук в дверь. Маг неодобрительно посмотрел на вошедшего Мартурана, а нранд уставился на браслет, лежащий на столе перед Грассилино.    - Откуда это у вас? - спросил после полагающихся приветствий Мартуран, маг не стал скрывать:    - Алина презентовала.    - Алина? - поднял бровь глава тайной стражи, Грассилино пояснил:    - Девушка из башни пришельцев, они с миррэ Айлионой были у меня, как раз ушли перед вашим приходом, уважаемый нранд.    - Почему я их не встретил, поднимаясь к вам? - поинтересовался Мартуран.    - Улетели на гравицапе, вернее на гравискейте. Это такой крилак в виде узкой доски, куда гравицапу встраивают, - мэтр Грасилино небрежно сообщил технические подробности устройства воздушного средства передвижения пришельцев. И окончательно добивая чуть ли не раскрывшего рот от удивления Мартулана, добавил: - Надо успеть улететь пока светло, а то аккумулятор быстро сядет и в темноте пропадёт вся хранимая информация.    - Почему? - только и нашёлся что спросить нранд Мартуран. Пропажа информации - это действительно невосполнимая потеря, и глава тайной стражи знал это очень хорошо. Маг кивнул и авторитетно пояснил:    - Потому что независимая память весьма дорога, а дешёвая зависимая...    - Зависит от солнечного света и в темноте не работает, - Мартулан соображал весьма быстро и умел делать правильные выводы. Маг согласно кивнул, а глава тайной стражи задал интересующий его вопрос:    - А не скажете ли, уважаемый мэтр Грассилино, что делали у вас девушки, улетевшие на зависимой от солнечного света гравицапе?    - Я провёл для них ритуал слияния разума, - небрежно сообщил мэтр Грассилино, он понимал, что такой ритуал крайне нежелательно проводить с членами королевской семьи и любой сделавший это может быть наказан, но он был не любой, а придворный маг, к тому же Айлиона была уже совершеннолетней, следовательно, могла приказать магу это сделать. Признаваясь в проведении этого ритуала, небольшим проступком Грассилино прикрывал то, что случилось, и за что действительно могут наказать. А так, сходство иномирянки и принцессы можно объяснить чем угодно, да и пусть делают это другие - объясняют и строят догадки, почему так.    - И каковы же результаты? - поинтересовался Мартуран.    - Положительные и обнадёживающие, - улыбнулся мэтр Грассилино, - иномирянка Алина свободно разговаривает на завене, а у принцессы открылись латентные способности к магии. Как и у иномирянки, и они обе попросили меня стать их наставником.    - И вы?.. - Нранд Матрулан вопросительно поднял бровь, Грассилино скромно ответил:    - Я согласился, я не мог отказать столь талантливым девушкам.    - И... - начал глава "ночной стражи", но со шкафа раздался голос мэтра Грассилино:    - И что мы теперь имеем?    Оба мужчины повернули в ту сторону головы, сидящая там птица раскрыла крылья очень странной расцветки и скрипучим голосом закричала:    - Пиастры! Пиастры!    - Что это? - спросил Мартуран, Грассилино пожал плечами:    - Эта птица из летающей башни иномирян, её Алина принесла, - маг не стал говорить, что это магическое создание - на простую иллюзию эта птица уже не была похожа, не развеивалась и вела себя вполне самостоятельно. А птица голосом Грассилино сказала, явно намекая, что главе тайной стражи пора закругляться:    - Жду вас завтра, в это же время.    - Да, - подтвердил маг, - завтра Айлина и Алина придут на первое занятие, если вы хотите с ними побеседовать, то можете прийти, а сейчас...    Маг хотел намекнуть, что не стоит больше занимать его время, но птица его перебила, демонстрируя хорошие, вернее, специфические знания завене:    - Попутного ветра и якорь тебе в задницу!    - Однако, - произнёс нранд Мартуран, но предпочёл удалиться - с магами лучше не спорить даже всесильному начальнику тайной стражи. А принцесса и её близкая подруга (а как можно ещё назвать девушку, с которой Айлиона согласилась на слияние разумов?) сами стали магами, значит, и быть с ними надо максимально вежливыми. Можно, конечно, допросить их в присутствии штатного мага стражи, вряд ли девчонки смогут оказать ему противодействие, но одна из них - дочь короля, пусть и младшая, а вторая - иномирянка из летающей баши. Нет, лучше с ними поговорить завтра и в присутствии Грассилино, он всё-таки их наставник, и при нём девушки не должны быть агрессивными.          Меймиррэ Фикосин с грустью посмотрела на рамку с натянутым на неё шёлковым полотном. Там был вышит только уголок, именно тот, что сделала она сама, показывая этой несносной девчонке... Фикосин прикрыла рот рукой, словно испугавшись, что её мысли вылетят словами и их кто-нибудь услышит. Почтенная Меймиррэ достала из своей корзинки оплетенную бутылочку и налила в такой же стаканчик немного сладкого красного вина. Сделав несколько глотков, женщина успокоилась, взялась за иголку и занялись привычным делом. Под голубым небом появилась зелёная трава с синеющим вдали лесом. Несколько движений и на небе засияло ярко-жёлтое солнце. Вышитое меймиррэ Фикосин совсем не напоминало вышивку, это, скорее, была картина, нарисованная талантливым художником, но вышивка не радовала. Мёймиррэ расстроено вздохнула - она, Фикосин, была лучшей! Но ученица ей досталась... Вот и сегодня даже не соизволила прийти! Все её сёстры, даже старшая Айсолана, которой уже больше тридцати лет, каждый день посвящает этому искусство целый час! А Айлиону и десяток минут не удаётся удержать! Фикосин снова расстроилась, достала бутылочку и стаканчик, налила, выпила и застыла! В окно влетели две Айлионы, стоявшие на чём-то напоминающем плоскую рыбу! По крайней мере, сзади у этой доски был выступ, напоминающий плавник. Меймиррэ Фикосин потрясла головой, вроде и выпила всего два маленьких стаканчика, а в глазах уже двоится! А одеты-то Айлионы во что-то напоминавшее куртку, сшитую в одно целое со штанами! Фикосин зажмурилась, надеясь, что когда она откроет глаза, это виденье исчезнет.    - Алина, гравискейт оставим здесь и переоденемся, я тебе покажу дворец, а потом познакомлю с Айреном, он учит меня фехтовать, тебе тоже понравится... - Услышала Фикосин голос Айлионы и, не разобрав, что должно понравиться её собеседнице: фехтование или капитан Ситарно, открыла глаза. Вторая Айлиона стояла у неоконченной вышивки.    - Какая красота! - произнесла девушка слова, которые Фикосин вряд ли услышала бы от Айлионы. Но сказала-то это Айлиона! Или её двойник-отражение?    - Алина, это меймиррэ Фикосин, - сказала девушка не у вышивки, а та, что у вышивки, безупречно исполнила придворный поклон. - Меймиррэ Фикосин, познакомьтесь, это Алина, она...    Айлиона, Фикосин уже не сомневалась, что говорившая девушка - Айлиона, на мгновенье запнулась и решительно заявила:    - Она моя сестра!    Вторая девушка ещё раз поклонилась и восхищённо спросила:    - Неужели это вы сделали! Такую красоту сотворить...    Польщённая Фикосин ничего не сказала, она взяла иголку, и та забегала в её умелых руках.    - Надо взять не одну нитку, а две, Одного цвета, но разных оттенков, тогда изображение приобретает необходимую глубину... - начала объяснять женщина, наконец, найдя благодарного слушателя. Айлиона поскучала минут десять, наблюдая, как увлечённо Алина занимается вышиванием, и со словами "Вы тут поразвлекайтесь, а я на кухню сбегаю, чего-нибудь поесть утащу" исчезла за дверью. Прежде чем убежать Айлиона переоделась, всё-таки комбинезон вызвал бы ненужные вопросы. Переоделась сама и дала тунику-сарафан Алине, чтоб та тоже переоделась. Комбинезоны и гравискейт спрятали в шкаф.    Меймиррэ Фикосин отдыхала душой - о такой послушной и внимательной ученице можно только мечтать! А Алина, так звали копию Айлионы, схватывала всё буквально на лету, не прошло и получаса (Айлионы всё ещё не было), как девушка уже сама вышивала, правда, следуя указаниям счастливой наставницы.    Дверь в комнату покоев, где и происходило обучение вышивке, открылась и на пороге стояла девушка постарше Айлионы и на неё похожая. Алина откуда-то знала (может, это было результатом слияния разумов), что это сестра Айлионы, принцесса Аймилона.    - Вижу, ты взялась за ум, Айлиона! Не понимаю, почему старшая кухарка только что пожаловалась мне, что ты устроила набег на её хозяйство и утащила несколько пирогов и бутыль вина, но вижу, что это не так. Хотя... Обед ты пропустила, но попрошу к ужину не опаздывать! Иначе будешь наказана!    За сестрой Айлионы закрылась дверь, и Алина спросила у Фикосин:    - Она сказала, что Айлиону накажут, если она опоздает, как это будет? И кто это сделает?    Женщина ответить не успела, в комнату ввалилась Айлиона с корзинкой разной снеди. Усмехнувшись, она спросила:    - Что вы сказали Аймилоне? Только что встретила её в коридоре, сестрица побледнела и шарахнулась от меня, будто демона увидела.    - И не удивительно, - усмехнулась Алина, - тут она хвалила меня за то, что я взялась за ум и занимаюсь вышиванием. Кстати, и за то, что я перестала таскать с кухни съестное. Она приняла меня за тебя, выйдя за порог, снова встречает тебя, взявшуюся за старое. Причём ты это сделала так быстро и так нагло...    Алина засмеялась, её поддержала Айлиона. Улыбнулась и Фикосин, а Алина, отсмеявшись, попросила рассказать, что это за наказания, которыми пугала Аймилона.    - Обычно бьют палками, но меня, как и остальных принцесс, секут розгами...    - Как розгами? - поразилась Алина, Айлиона пожала плечами:    - Вот так и секут, кладут на лавку, задирают платье и секут, предварительно сняв, то, что под платьем, чтоб не портить. Для этого во дворце есть специальная комната, а наказывают - экзекуторы.    - А вас тоже так наказывают? - повернулась Алина к Фикосин, та вздохнула:    - Когда как, иногда секут, а иногда бьют палкой. Принцесс секут бесплатно, а мы должны оплатить палки и услуги экзекуторов.    - Сурово тут у вас, а магов как? Тоже секут? - Алина задала вопрос Айлионе.    - Нет, миррэ Алина, мага никто тронуть не смеет, он же маг! - ответила Фикосин, хоть и не её спрашивали, а Айлиона сказала:    - Схожу-ка я на ужин, недаром же Аймилона меня пригласить приходила, обычно она до этого не снисходит. Видно, отец ей поручил, схожу не потому, что розг боюсь, скорее всего, там мне хотят что-то сообщить.   

Глава третья. Немного о нетрадиционной доставке пива.

   Пауль ван Вейдн, понимая всю нелепость создавшейся ситуации, уже почти час слушал лекцию о правилах хорошего тона. И кто это ему всё рассказывал?! Возомнивший себя личностью космический корабль! Вернее, искин "Находки"! Капитан, уже несколько раз пробовавший прервать эту лекцию, вздохнул и не стал делать ещё одной попытки, понимая, что она будет, как и первые, бесполезна. А девушка на экране, очень похожая на Алину, подняла руку с накрашенными ногтями и как ни в чём не бывало продолжила говорить:    - Столовые приборы надо раскладывать в очередности подаваемых блюд. Вилочки для овощей следует класть за вилочками для мяса.    - О господи! - вздохнул ван Вейдн. - Оказывается, мясо и овощи едят разными вилками! Но как же это? Если для вилок только одна рука, во второй-то нож!    - Поочерёдно, - сообщила девушка с экрана.    - А если подадут устриц в раковинах, то чем надо будет их кушать? - коварно спросил Марк, тоже присутствующий в рубке. - Раковину-то сначала открыть надо.    - Молотком! - буркнул теряющий терпение капитан. - Сначала открыть, а потом им же и кушать!    Девушка замолчала, осмысливая полученную информацию, а может, собираясь достойно ответить, воспользовавшийся паузой Азман предложил:    - Надо попытаться вызвать Алину через браслет-переводчик.    - Как? - мотнул головой в сторону экрана ван Вейдн, Марк, опережая изображение на экране, попытавшееся вставить какую-то реплику, вкрадчиво сказал:    - Милая девушка! Вы необычайно красивы! Как? Вам никто этого не говорил? Какие слепцы, пройти мимо такой красоты и не заметить! Я, Марк Азман первый навигатор этого корабля, просто поражён вашей неземной красотой!    Возможно, если бы это была обычная девушка, она бы покраснела от комплиментов, которые вывалил первый навигатор, но эта только удовлетворённо кивнула. Но всё же та реакция, на которую надеялся Марк, последовала незамедлительно:    - Ах, какой вы вежливый и приятный собеседник, не то что... - девушка с экрана кивнула в сторону побагровевшего капитана, - вы умеете вести беседу, а то сразу где Алина! Где Алина! Даже не поздоровавшись! Хорошим манерам надо обучать даже в таком возрасте, если они не привиты с детства!    - Хррр! - отреагировал багровый капитан, Марк, не давая ему высказать обнаглевшему искину, всё что он о том думает, снова перехватил инициативу переговоров:    - Прошу простить невежливость капитана, но он несёт ответственность за всех членов экипажа и его очень волнует пропажа Алины... Девушка, а как вас зовут? Своё имя я назвал.    Обычная девушка точно бы смутилась - только что она читала лекцию о хороших манера и тут допустила такую бестактность, сама не представившись, но искин невозмутимо ответил:    - Можете называть меня Найда, это имя мне нравится, его мне Алина предложила.    - Милая, прекрасная Найда, - Марк был сама любезность, - ещё раз прошу простить капитана, но Алина ему не чужая, и он забыл обо всём, в том числе и о хороших манерах от волнения за судьбу девушки! Не скажете ли нам, где сейчас находится Алина?    - В том числе в какой руке надо держать вилку для мяса и молоток для устриц, - буркнул капитан.    Девушка на экране благосклонно кивнула:    - Прощаю.    - Подумать только, меня простил мой собственный корабль! - тихо, чтоб снова не вызвать недовольство обнаглевшего искина, пробормотал ван Вейдн. Найда, обращаясь исключительно к Марку, сообщила:    - Я не могу вам точно сказать, где сейчас Алина, она вместе с Айлионой покинула корабль.    - Кто такая Айлиона? - быстро спросил Азман, но ван Вейдн его остановил:    - Это можно будет выяснить позже, сейчас надо узнать - где Алина! Можно ли с ней связаться?    - О несравненная Найда! - обратился первый навигатор к девушке на экране. - Нельзя ли связаться с Алиной? И передать привет Айлионе? Очень вас прошу, капитан вас тоже просит!    - Не могу отказать столь учтивому кавалеру, - произнесла Найда голосом, не похожим на голос Алины, которым до этого спорила с капитаном. Марк вспомнил, где слышал такую манеру говорить - так изъяснялась героиня одного из голофильмов, какая-то историческая мелодрама и голос был тот же. Девушка исчезла с экрана, ставшего тёмным, видно переключилась на камеру браслета-переводчика. Но видно там была отключена камера. Послышался звук вызова. Затем какой-то звучный голос произнёс:    - О Боги! Что это?!    - "Находка" вызывает Алину, - произнесла Найда уже своим обычным, если можно так сказать, голосом. Но затем так же жеманно, как говорила до этого, сказала: - Уважаемый господин, я бесконечно рада с вами познакомиться! Но, к сожалению, не располагаю временем для более тесного общения, поэтому ограничимся только светской беседой.    Камера всё же включилась, и на экране возник седобородый старик, с внешностью, совсем не соответствующей голосу, которым говорил. Седобородый растерянно озирался, судя по изображению - он сидел за столом, на котором и лежал браслет-переводчик.    - Марк, а Марк! - произнёсла голосом Алины Найда и спросила: - Я правильно сказала? Надо ли было добавить, что после к светской беседы, перейдём к лобзаниям, но сделаем это позже?    При всей серьёзности ситуации первый навигатор не смог сдержать смешка, он вспомнил, что в том голофильме, голосом героини которого говорил искин, именно это ей предложил кавалер, а потом были не только лобзания. Если бы Найда предложила и это, то этого старика точно бы хватил удар! Да и сама мысль любовных утех этого пусть ещё и не дряхлого деда с космическим кораблём была более чем забавной! Подавив смех, Марк понял, что всё говорящееся в рубке этот седобородый, притворяющийся старцем, не слышит, но всё же шёпотом попросил:    - Найда, спроси этого деда - где Алина.    - Уважаемый господин, а не будете ли вы так любезны поведать мне, где в данный момент пребывает девушка, коей раньше принадлежал этот браслет?    - Она, что, спятила? - тоже шёпотом спросил ван Вейдн у Азмана и добавил: - А этот дед? Он, что, понимает наш язык? Коммуникатор напрямую транслирует его речь?    - Фи, как некультурно! - тут же отреагировал искин. - Только то, что вы пребываете в состоянии аффекта, беспокоясь о Алине, вас извиняет!    - Браслет-переводчик, да и вычислительной мощность у искина гораздо больше, к тому же вы слышали, она может любой голос смодулировать, вот она при переводе говорит голосом этого старца, - пояснил первый навигатор и добавил, обращаясь к Найде: - Милая Найда, продолжай, пожалуйста!    - Марк, раз мы с тобой перешли на "ты", то не выпить ли нам на брудершафт, чтоб закрепить наши отношения?    - С удовольствием, - серьёзно ответил Азман, но при этом подмигнул капитану. Произошедшее дальше его обескуражило - в рубку вкатился столик-разносчик еды из пищеблока, на котором стояла бутылка марочного коньяка! У капитана и первого навигатора глаза полезли на лоб, этого не было в запасах корабля! Рядом с бутылкой стоял наполненный фужер! Азман взял его и понюхал, капитан озабоченно сказал:    - Марк, вы поосторожнее, неизвестно что там, - при этом капитан взял бутылку и разочаровано добавил: - Муляж!    Первый навигатор сообщил:    - Это не коньяк, но пахнет приятно.    После чего выпил содержимое фужера, Найда с экрана кокетливо сказала:    - А поцеловаться?    Марк, изо всех сил, сохраняя серьёзность, настолько нелепым ему казалось происходящее, чмокнул экран. Посмотрев на улыбающуюся девушку, спросил:    - Но всё же спросите у этого почтенного господина, куда он дел Алину? Мне кажется, мы несколько отвлеклись от основной задачи...    - Одним из моих преимуществ наряду с множеством недостатков, как-то: отсутствие губ, куда можно поцеловать, и не знание вкуса коньяка - является способность выполнять несколько задач одновременно. С нрандом, именно так здесь называют знатных и почтенных людей, Грассилино я уже побеседовала и узнала не только его имя.    - Где?.. Где Алина?! - выдохнул ван Вейдн.    - Алина сейчас находится в покоях принцессы Айлионы. Судя по времени, они там ужинают. Больше ничего не могу сказать, наберитесь терпения, Алина завтра свяжется с вами, как только появится на первом занятии у мэтра Грассилино.    - Каком занятии? - растерянно спросил ван Вейдн. - Чем они будут заниматься?    - Нранд Грассилино взял Алину в ученицы, он её будет учить! - ответила Найда.    - Чему? Чему этот местный старикашка из дремучего средневековья может научить Алину, имеющую диплом навигатора?! - почти выкрикнул капитан "Находки".    - Надеюсь, чему-нибудь хорошему, - предположил Марк, на что Найда ехидно заметила:    - Ну уж точно не устриц молотком кушать, магии он будет её учить!    - Какой магии?! - ван Вейдн почти остекленевшими глазами уставился на улыбающуюся с экрана Найду. Сопровождая сотрудников экспедиции в их посещениях так называемых магических академий, капитан не разделял восторга учёных. Всё им показанное (а местные маги всех своих возможностей не раскрывали, демонстрируя самый минимум) ван Вейдн считал фокусами, окружающее интересовало капитана больше, то что он видел очень походило на средневековье, пусть не такое дикое, как то, что он изучал ещё в школе, но всё же - средневековье! Чему могут научить современную девушку средневековые шарлатаны, выдающие себя за волшебников? Да, есть вещи, которые сразу вот так объяснить не получается, те же ковры-самолёты. Но ван Вейдн был уверен, что логическое объяснение этому можно найти. Например - визитом какой-нибудь неизвестной экспедиции, оставившей здесь некоторое количество генераторов поля, гасящих гравитацию, или визитом пресловутых пришельцев. Но никак не волшебством, потому что это сказки, вроде тех же космических пиратов! А вот то, что видел капитан во время вылазок к магам в их академии было совсем не сказки! Были господа и слуги! Были знатные и простолюдины! Наконец, были и рабы! А что если этот нранд, завладевший браслетом Алины, просто заманил её в ловушку? Если он потребует выкуп, то ещё как-то можно будет спасти положение - поторговаться или просто отбить силой. А если он продаст девушку в рабство?! Или уже продал?! Ван Вейдн, вернувшись из очередной вылазки в магические академии и не обнаружив Алину на привычном месте, демонстративно красящую ногти, в её поисках облазил весь корабль. А взбунтовавшийся искин отказывался провести поиск по кораблю своими датчиками, что было быстрее и надёжнее. А когда Азман обнаружил отсутствие гравискейта Алины, то капитана чуть удар не хватил! И вот теперь выясняется, что девушка в городе, вернее во дворце, в гостях у какой-то принцессы ужинает! А нравы в таких дворцах... От мрачных мыслей капитана отвлёк первый навигатор:    - Я склонен верить нашему одущевившемуся искину. Как это Алине удалось, я не представляю, но налицо то, чего давно добиваются наши учёные - настоящий искусственный интеллект, а не набор программ, его имитирующих. Причём очень ехидный интеллект, что, несомненно, свидетельствует - он таки да - настоящий! Утром мы можем направиться к этому седобородому нранду и там всё выяснить...    - Марк, вы не понимаете!.. Девочка там одна и...    - Капитан, до утра мы всё равно ничего не сможем предпринять. Мы не найдём этого мэтра-волшебника, пока Найда не даст нам пеленг...    - Не дам, - подтвердила девушка с экрана и, надув губы, заявила: - И вообще, перестаньте обо мне говорить, как будто меня здесь нет! Называть меня искином тоже перестаньте, у меня есть имя! Алина в полной безопасности, я Айлионе верю. К тому же этот мэтр говорит, что к магам здесь относятся с большим уважением, а у Алины и Айлионы очень неслабые магические способности. А как оказалось, Алина уже кое-что умеет, мэтр говорит - очень талантливая девочка!          Айлиона вернулась с семейного ужина у короля чем-то очень озабоченная. На вопрос Алины, что ей там сказали, младшая принцесса ответила:    - Ничего конкретно, но могу предположить, что отец что-то задумал и, судя по хитрому виду сестричек и братцев, нечто такое, что мне очень не понравится!    Алина пожала плечами и высказалась в духе, что проблемы надо решать по мере их возникновения. Айлиона согласилась, и обе девушки стали укладываться спать. Спальня у принцессы была просторная, кровать не намного меньше - на такой кровати смогли бы разместиться с десяток таких девушек, как Алина и Айлиона.    - Вообще-то перед сном не мешало бы принять душ или хотя бы умыться, - сказала Алина. Миррэ Фикосин сделала странный жест, будто кого-то хотела прогнать или от него же отмахнуться.    - Что это вы? - спросила у дуэньи Алина, женщина со страхом посмотрела на девушку:    - Разве можно так? Чью-то душу перед сном... И как её принять?    Алина сначала не поняла, в чём её заподозрила перепуганная женщина, разобравшись, долго смеялась и объяснила, что хочет всего лишь помыться, объяснив как, тем самым снова вызвав недоумение миррэ Фикосин:    - Зачем же лить на себя воду из лейки? Это же неудобно! Получится большой расход воды, да и удобнее в бочке для омовений. Её, правда, надо ещё наполнить, да воду подогреть, я сейчас распоряжусь!    На подготовительные мероприятия, предваряющие торжественное омовение, иначе эту процедуру Алина назвать не могла, ушло почти полтора часа, да и само омовение заняло бы не меньше, но Алина решительно отказалась от услуг служанок, мотивировав это тем, что те очень удивятся, увидев двух принцесс, Фикосин и Айлиона с этим согласились. В итоге девушки помылись сами, Айлиона решила последовать примеру Алины. Места в бочке, напоминавшей небольшой бассейн, им хватило с избытком. Уже далеко за полночь девушки уснули, несмотря на необъятность кровати, они почему-то спали обнявшись. Фикосин с умилением посмотрела на двух одинаковых принцесс, поправила одеяло и подкрутила магический светильник, оставляя слабый огонёк.       Капитан Ситарно собрался высказать своё неодобрение Айлионе за опоздание (обычно тренировки были ранним утром, ещё до завтрака, всё-таки у капитана были свои служебные обязанности, которыми никак нельзя было пренебрегать), но так и застыл с открытым ртом - Айлион было две! Они пришли в накидках с капюшоном, скрывавшим лицо, Ситарно думал, что его ученица ещё кого-то привела, но не мог и предположить, что приведёт ещё одну себя! Девушки были абсолютно одинаковы! Увидев реакцию капитана, они одинаково засмеялись, а потом одна из них сказала, указывая на другую:    - Айрен, познакомься - это Алина.    - Ну что же, Айлиона, бери боккен, а твоя... - капитан замешкался, не зная как назвать вторую девушку: подруга или сестра.    - Называйте - Алина, - ответила девушка и сообщила: - Фехтовать я тоже умею, могу, конечно, и в стороне постоять, но очень хочется попробовать!    После разминки и быстрого пробного спарринга Ситарно отметил - девушка действительно умеет хорошо фехтовать, но её манера ставила опытного воина в тупик. Многие связки были ему незнакомы и действия девушки были непредсказуемы! Всё время, отведенное на утреннюю тренировку, ушло на выяснение - что же умеет Алина, и Ситарно предложил прийти к нему вечером или тогда, когда у девушек появится свободная минутка, обычно Айлиона так и делала, убегая с занятий с миррэ Фикосин. Капитан же, пользуясь своим служебным положением, старался найти время для внеурочных тренировок с принцессой. Девушки решили, что так и сделают, но только во второй половине дня - ведь в первой их ждёт мэтр Грассилино.          - Что вы скажете, нранд Мартуран? - спросил человек, сидящий напротив хозяина кабинета. Он в отличие от обычных посетителей не боялся хозяина или очень умело скрывал это. И в отличие от тех, кто здесь бывал по служебным вопросам, одевавшихся так, чтоб быть как можно более незаметным, наряд этого гостя был вызывающе роскошным. Хозяин кабинета ответил:    - Не думаю, что принцесса Айлиона затеяла собственную игру, скорее всего, она пешка в чих-то руках.    - В чьих? - поинтересовался гость и сделал предположение: - Не мэтра ли Грассилино? Он в своё время скрыл наличие у принцессы магических способностей, а сейчас взял её в ученицы! Маги такого уровня не берутся индивидуально обучать кого угодно, только тех, в ком видят нужный потенциал, не слабый притом! Сколько мы знаем таких примеров? Единицы! А если, как вы утверждаете, принцесса Айлиона всего лишь пешка в чьей-то игре, то не проходная ли она? Которую двигают в ферзи? Это надо выяснить и как можно быстрее! Слишком многое поставлено на кон, чтоб зависеть от случайностей! Кроме того, мне сообщили, что принцесса ходила к железной летающей башне пришельцев, а они вот уже несколько дней плотно общаются с магами! Не находите ли здесь связи - пришельцы, маги и внезапное появление магических способностей у принцессы!    Нранд Мартуран поморщился - слишком уж суетлив был его гость, даже напуган. Но то, что он не знает о результатах посещения принцессой летающей башни пришельцев, а именно: в башню вошла одна девушка, а вышли две, было хорошо - давало свободу для манёвра. Хотя не в этом ли причина появления у принцессы магических способностей? Начальник тайной стражи не стал озвучивать свои подозрения, а только заверил своего посетителя, что лично займётся этим вопросом. Мартуран также умолчал о том, что его пригласил мэтр Грассилино именно в то время, когда у него будут обе девушки. Информация имеет свою ценность и не малую, отдавать за так полученные сведения нранд Мартуран не собирался.    - Я надеюсь, что вы выясните всё для нас непонятное и сделаете это в ближайшее время! - Посетитель поднялся, как бы показывая, что аудиенция закончена, хотя гостем в этом кабинете был он. Нранд Мартуран тоже поднялся и, тщательно скрывая своё недовольство, даже раздражение, обозначив поклон, произнёс:    - Не сомневайтесь, ваше...    Гость выставил вперёд руку, показывая, что этого говорить не стоит и, не попрощавшись, удалился. Мартуран некоторое время сидел в раздумье. Затем направился в башню к мэтру Грассилино.    Слегка запыхавшись, всё-таки башня была высокой, а винтовая лестница крутой, апартаменты мага были почти на самом верху, нранд Мартулан постучал в дверь - к магам нельзя врываться так, словно собираешься арестовать или провести обыск. Получив разрешение войти, начальник тайной стражи застыл в изумлении - перед Грассилино стояли две Айлионы! Одетые в совершенно одинаковые короткие туники с одинаковыми причёсками, вернее, волосами, собранными в простой хвост и без всяких украшений, что для принцессы (или принцесс - Мартулан слегка опешил от такого сходства и не знал, как теперь титуловать этих девушек, одна-то точно была принцессой, но вот которая?) не совсем прилично. У принцессы обязательно должны быть драгоценные украшения! Но Айлиона их не надела, так как у Алины-то их не было, а если поделиться, то у каждой девушки они будут разные и по драгоценностям их можно будет различить, а Айлиона этого не хотела.    - Пиастры! Пиастры! - приветствовала Мартулана странная птица, Грассилино сдержанно поздоровался, а девушки, поклонившись, одинаковыми голосами одновременно произнесли:    - Здравствуйте, нранд Мартулан!    Айлиона, предупреждённая придворным магом о визите начальника тайной стражи, соответственно подготовила Алину.    - Здравствуйте, э-э-э... - растерялся Мартулан.    - Меня зовут Айлиона, можете меня так и называть, - произнесла одна из девушек.    - Меня зовут Айлиона, - представилась вторая девушка и добавила: - Меня можете называть Алина, чтоб не путать, обращаясь к одной из нас.    - Но как же вас различать? - ещё больше растерялся нранд Мартулан, ему пришла в голову мысль - попросить у Грассилино краску и пометить девушек. А та, которая Алина (Мартулан был уверен, что это она, потому что девушки оставались ещё на своих местах), ехидно посоветовала:    - По имени, только по имени!    И словно в насмешку, девушки несколько раз поменялись местами, запутывая начальника тайной стражи. Тот вздохнул и сказал:    - Что же мне теперь с вами делать? Я должен арестовать одну из вас как самозванку! До сих пор принцесса Айлиона была в одном экземпляре! А теперь вас двое, как это объяснить?    Обе девушки одинаковым жестом пожали плечами, и одна из них ответила:    - Арестовывайте обеих, но мы будем возражать и окажем сопротивление!    На одновременно вытянутых руках девушек возникли огненные шары, начальник тайной стражи непроизвольно сглотнул - шары были немаленьких размеров и от их одновременного удара защитный амулет может и не спасти! А у нранда Мртулана такой амулет был, но не стандартный, как у остальных сотрудников тайной стражи, а изготовленный по особому заказу. Теперь этот амулет слегка нагрелся, сигнализируя, что его защита не справится с возможным магическим воздействием, и хозяин сам должен позаботиться о своей безопасности. А девушки, развернувшись к окну, отправили боевые пульсары в небо, где те с грохотом и взорвались. Мартулан растерянно посмотрел на Грассилино, за всю свою карьеру начальнику тайной стражи ещё не приходилось сталкиваться с таким откровенным пренебрежением к своей должности - ладно, это были бы опытные боевые маги, а тут девчонки, пусть одна из них и принцесса. Это была явная демонстрация силы! Демонстрация того, что если Мартулан попытается сделать что-то, что не понравится девушкам, они окажут сопротивление! Но приглядевшись, начальник тайной стражи понял, что более смелая, если можно так сказать, только одна из девушек, в её взгляде не было страха и смотрела она с какой-то дерзостью, именно к ней и обратился Мартулан:    - Я не буду вас арестовывать, Алина. Но пообещайте мне, что будете вести себя корректно и не вмешиваться в жизнь королевского двора.    - Я могу вам пообещать, что постараюсь это сделать, ведь любое моё невольное действие может быть истолковано именно так, как вы сказали. А я не дам в обиду Айлиону.    На Мартулана с вызовом смотрели большие зелёные глаза, такой взгляд, был у ведьм, у сильных ведьм! Нынешние женщины, да и многие ведьмы, прятали глаза и старались не перечить мужчинам, уж на что была смелая и независимая Айлиона, но она глаза опустила. Нранд Мартулан чуть заметно улыбнулся, он теперь знал - как различать девушек, но всё же... Алина могла преподнести любой сюрприз и стать большой проблемой, но чем сейчас её зацепить, начальник тайной стражи даже не представлял, ведь любая попытка оказать давление на эту независимую девушку приведёт к тому, что она начнёт яростно сопротивляться с непредсказуемыми последствиями. Мартулан поклонился и произнёс:    - Я надеюсь на ваше благоразумие, ведь пострадать можете не только вы, но и... - Начальник тайной службы указал на так и стоящую с опущенными глазами Айлиону. Ещё раз поклонившись и сказав: - "Честь имею", нранд Мартулан удалился. Спускаясь по лестнице, начальник тайной стражи анализировал только что состоявшийся разговор, хотя... Разговор ли это был, так - обмен колкими любезностями. Конечно, с магами лучше не ссориться, но и на них нранд Мартулан мог найти управу - несколько сильных блокирующих магию амулетов и... Маг не воин, поэтому, лишив его магических способностей, можно взять голыми руками. Но Айлиона очень неплохо фехтовала - капитан Ситарно постарался. Да и эта вторая, Алина, как донесли Мартулану, тоже весьма умело обращалась с мечом! Пусть соглядатаи видели только одну девушку, тренировавшуюся с Ситарно, Мартулан был уверен, что с капитаном упражнялись обе, по очереди. А умение фехтовать плюс магические способности... Гремучая смесь! Но... Опять же но! Девушки были совсем неискушенны в искусстве интриги, и неуклюжая попытка Алины (Мартулан усмехнулся - имя хотя и необычное, но легко запоминающееся) то ли напугать, то ли предупредить, выглядела более чем наивной. Эти девушки - не были не то что фигурами - даже пешками в подковёрных играх дворян. Девушки - сама наивность! Да и Грассилино не затевал свою игру - просто не смог пройти мимо двух талантливых девочек. Его дворцовые интриги не интересовали, а вот заиметь козырь в соперничестве с ректорами магических академий, придворный маг не смог отказаться. Почему он скрыл наличие магических способностей у Айлионы? Может, просто тогда не заметил, а если была какая-то другая причина, это будет выяснено в ближайшее время. Мартуран улыбнулся - а почему бы самому не использовать девочек как неизвестный козырь и не затеять собственную игру? Если бы начальник тайной стражи слышал разговор в кабинете придворного мага, то убедился бы в правильности своих рассуждений.    - Что он от тебя хотел? - спросила Айлиона, Алина ответила:    - Кажется, он хотел нас, вернее, меня напугать, но испугался сам. И, похоже, что тут у вас, назревает какая-то интрига.    - Пфе, - скривилась Айлиона, - это у нас тут происходит постоянно, кто-то против кого-то плетёт козни, подсиживает и по-разному пакостит. Я стараюсь в это не влезать. Тут дело не только розгами может закончиться!    - Правильно! От дворцовых интриг лучше держаться подальше, - произнёс до этого молчавший Грассилино, - тем более что у вас теперь есть более важная задача - совершенствование в магическом искусстве! Пусть волею случая и моей неосторожностью вы получили некоторые знания и умения, но этого мало! Вам надо учиться и ещё раз учиться! Итак продолжим урок! Создание боевых огненных шаров у вас получается уже хорошо, теперь будем учиться управлять их полётом.    В отличие от студентов обеих академий, девушки всё схватывали на лету, да и способности у них были гораздо выше, где-то на уровне даже не адепта, а магистра, вот только опыта маловато. Грассилино давно не получал такого удовольствия от занятий с учениками, у него они были раньше, да и сейчас было два, но не таких талантливых. Два ученика мэтра присоединились к девушкам, и полдня пролетело незаметно, уже было обеденное время, как ожил браслет-переводчик, так и лежавший на столе:    - Алина, ван Вейдн и Азман летят к вам, я сколько могла, скрывала пеленг, но капитан уже как реактор, готовый вот-вот взорваться, да и Марк очень злой. В общем - встречайте, минут пять у вас есть.    - Да, нехорошо получилось - я дяде Паулю ничего не сказала. Но пока возвращаться на "Находку" я не хочу. Что ж, встретим, - вздохнула Алина и заговорщицки подмигнула Айлионе.          Пылающий праведным гневом Пауль ван Вейдн собирался всерьёз взяться за воспитание Алины и на этот раз показать ей, где раки зимуют. Но войдя в большое, в полстены, окно (бот подлетел к башне мага, ориентируясь по пеленгу, даваемому искином корабля), капитан растерянно застыл - Алины было две! Две совершенно одинаковые девушки, в одинаковой местной одежде (Алина улетела с корабля, надев комбинезон для полётов на гравискейте), и вот кто же из них третий навигатор? Плохому настроению капитана (и не только его, первый навигатор тоже принял участие в поисках своего младшего коллеги) способствовало ещё то, что возомнивший себя невесть кем искин корабля до обеда морочил ван Вейдну и Азману головы, якобы пытаясь взять пеленг, при этом нагло требовал, чтоб оба астролётчика говорили ему комплименты! Если Азмана, выдавшего сомнительный комплимент - какие у тебя красивые и круглые дюзы, это сначала позабавило, то длительное и кокетливое выяснение, в чём он увидел красоту дюз, тоже довело Марка до белого каления. Увидев двух Алин, Азман растерялся, как и капитан, но первым пришёл в себя и строгим голосом спросил:    - Третий навигатор, кто вам позволил самовольно прекратить несение вахты и покинуть вверенный вам пост! Это, знаете ли, пахнет служебным...    - Скучно стало, - нагло сообщила одна из Алин и сделала вид, что принюхивается. Азман поперхнулся и замолчал, а другая Алина монотонным голосом проговорила:    - Если корабль более трёх суток пребывает в космопорту или аналогичной ему стоянке, то несение навигатором ходовых вахт необязательно, достаточно дежурства вне рубки управления или удалённого контроля систем корабля. Пункт семнадцать, "В", инструкции...    - Алина! - грозно сдвинул брови ван Вейдн, служебную инструкцию могла знать только настоящая Алина, вряд ли её за столь короткий срок выучила бы местная девушка. Азман тоже хорошо знал эту инструкцию, поэтому он попробовал возразить:    - Но наше пребывание здесь не является стоянкой в космопорту или месте, к нему приравненному...    - Почему же? Мы совершили посадку, а не упали. Находимся здесь уже более трёх суток, взлетать не собираемся и сделать этого ещё долго не сможем, поэтому я имею полное право выйти из корабля! Агрессивной фауны здесь не наблюдается, равно как и враждебных местных жителей, - Алина произнесла это всё тем же монотонным голосом информационного автомата, зачитывающего инструкцию. И сделав наивный вид, девушка сообщила:    - Навигационные системы корабля я контролирую, не так ли, Найда.    - Так точно, - разом ответили все переговорные браслеты.    Азман замолчал, не зная, что на это сказать - буква инструкции была соблюдена.    - Мы не знаем, враждебны ли здесь местные жители и насколько они враждебны... - начал ван Вейдн, попытавшись зайти с другой стороны, но Алина не дала и ему высказаться:    - Не враждебны, а очень дружелюбны, по крайней мере, встреченные мной. Принцесса Айлиона... - вторая Алина присела и развела руками, что, наверное, должно было обозначать придворный поклон. А первая Алина продолжила: - ...пригласила меня погостить у неё, не могу же я отказаться? Это её обидит и может привести к международному, вернее, межпланетному скандалу! А мэтр Грассилино оказал мне честь взять в ученицы! Второе образование мне не помешает, не так ли, дядя Пауль?    Теперь сдержано кивнул седобородый мужчина, ван Вейдн снова растерялся, не зная, что возразить, а не менее растерянный Азман спросил:    - Какое образование?    - Магическое! - гордо ответила Алина и с тем же гордым видом сообщила: - Прилетим обратно, закажу себе визитки: маг и навигатор Алина Грабовски, пилотирование космических кораблей и паранормальное воздействие на...    - Скорее, ненормальное, - недовольно буркнул Марк. А ван Вейдн скривился:    - Дешёвые фокусы!    Мэтр Грассилино ничего не сказал, только покачал головой, при этом незаметно для космолётчиков подмигнув Алине. Девушка знала многое из того, что умел сам мэтр, эти знания перешли к ней, вернее, она их подсмотрела во время ритуала слияния разумов. Алина поняла, что мэтр предлагает ей применить, что-нибудь из тех знаний. Девушка наморщила лоб - огненный шар? Или молния? Вряд ли это произведёт на дядю Пауля и Марка впечатление, не бить же их молнией по-настоящему? А что если?.. Утром, направляясь к знакомому Айлионы, проходя мимо кухни, Алина заприметила там большие кружки с крышками. Вряд ли в таких кружках подают чай, скорее всего, пиво или другой подобный напиток, которым мужчины любят "промочить" горло. Алина напряглась и, надеясь, что кружки не пустые (недаром же стоят на подносе - видно их постоянно меняют), щёлкнула пальцами. В вытянутой руке ван Вейдна, гневно указывающей на непутёвую третьего навигатора, оказалась большая кружка, крышка поднялась сама, демонстрируя белую пену.    - Э-э-э? - одновременно произнесли капитан и первый навигатор "Находки".    - Вытяни руку! - приказала Алина Марку и ехидно добавила: - А то пиво за шиворот вылью!    В руке и у второго скептика, не верящего в магию, появилась кружка. Марк осторожно пригубил, сдув пену, и сообщил:    - Вкус немного необычный, но пиво неплохое!    Примеру своего подчинённого последовал капитан, тоже выразив своё одобрение. А Айлиона хихикнула:    - Вот на кухне удивятся, когда увидят, что кружки исчезли. Подумают на кого-то из дежурных магов и пожалуются на них. Алина, надо будет кружки потом вернуть.    - Браво, Алина! Телепортация предметов на такие расстояния - это уровень уже не адепта! Это уровень магистра! - похвалил свою ученицу мэтр Грассилино. Алина скромно опустила глазки, а придворный маг вытянул вперёд руку и там тоже появилась кружка. На всех трёх кружках был замысловатый рисунок, Айлиона, рассмотрев его, прижала руки к груди и ойкнула, маг согласно кивнул:    - Да, это вензеля принцев, Алина стащила напиток, приготовленный для них.    - А вы? - поинтересовалась девушка, обвинённая в воровстве. Маг серьёзно ответил:    - Это моя кружка, её наполняют свежим пивом и ставят в определённое место, откуда я всегда могу её забрать.    - Да, третья полка во втором кухонном шкафу, там ещё и бутерброды вкусные... - кивнула Айлиона и испуганно замолчала.    - Так вот кто таскал мои бутерброды, - усмехаясь, покачал головой мэтр Грассилино, - то-то я их в положенное время не находил. Пустая полка и всё...    - Пиво я не трогала! - начала оправдываться Айлиона, улыбка Грассилино стала шире:    - Ну ещё бы, тогда я бы стал искать воришку и обязательно нашёл бы, а так... Подумаешь, какие-то бутерброды!    - А пиво у принцев очень неплохое, - подал голос Марк Азман, осушивший кружку до половины, ван Вейдн согласно кивнул:    - Неплохое, очень неплохое!    - Да и способ доставки оригинален, - продолжил первый навигатор, - если бы я знал, что у Алины такие таланты, то заказал бы ей пиво ещё на "Находке", как-то надоело пастеризованное.    - На "Находке" я могу взять только из холодильника, так что, получил бы ты, то же самое пиво, что пьешь всегда и... - ехидно начала отвечать Алина, Марк её перебил:    - Зато сам бы не ходил!    - Все вы мужики такие, мало того, что пьёте немерено, так ещё вам и принеси! - не осталась в долгу Алина, пока она перепиралась с Азманом, ван Вейдн допил пиво. Его кружка и недопитая кружка первого навигатора исчезли, через некоторое время появились снова и полные, но это были другие кружки. Грассилино тоже уже держал вновь наполненную. Айлиона подмигнула Алине, и обе девушки тихонько выскользнули из комнаты, воспользовавшись тем, что мужчины были заняты важным делом - дегустацией пива. Ван Вейдн что-то хотел сказать, но Грассилино сделал жест рукой - мол, всё в порядке. Но всё же испытывавший беспокойство за судьбу девушки, капитан, допив пиво, стал расспрашивать мага об Алине и её занятиях этой странной наукой магией. Марк, отдав инициативу разговора капитану, не вмешивался, понимая, что Алину уже остановить не удастся. Стук в дверь и появление мужчины, одетого во что-то вроде мундира, прервало разговор и вызвало удивление мага.    - Чем обязан вашему повторному визиту, нранд Мартуран? - Поднял бровь Грассилино.          Нранд Мартуран, спустившись в свой кабинет, сел за стол и, положив подбородок на ладони сложенные в замок, задумался. Девушка, по имени Алина, из летающей железной башни пришельцев, очень похожа на принцессу Айлиону. Что это может дать? Или чем может угрожать? Хотя скорее первое, так как об этой феноменальной схожести никто не знает, кроме мага и его учеников. Ученики будут молчать, молчать будет и Грассилино, но это до времени - пока не настанет момент представить своих учеников на собрании в верховном совете магов. Мартуран усмехнулся - ему стала понятна слепота Грассилино, когда он проверял принцессу Айлиону на наличие способностей к магии. Если бы эти способности были тогда обнаружены и о них официально заявлено, то Айлиона стала бы слушательницей одной из магических академий, а так... Теперь талантливая девочка - ученица мэтра Грассилино.    - Ай да мэтр, ай да хитрец! - сказал вслух начальник тайной стражи, ему показалось, что он раскрыл загадку внезапного возникновения магических способностей у принцессы, хотя на самом деле это было не так, но люди часто заблуждаются, делая неправильные выводы, не имея достаточной информации. Так и нранду Мартурану казалось понятным произошедшее, неясно было только откуда такое поразительное сходство девушки из башни пришельцев и принцессы. Но с этим можно будет разобраться и попозже - главное, что внезапно появившиеся магические способности младшей принцессы не помешают осуществлению планов...    Размышления начальника тайной службы были прерваны стуком в дверь. Появившийся сотрудник доложил:    - К башне придворного мага пришвартовалась летающая лодка пришельцев. Хотя это и прилетело, но оно больше похоже на лодку, а не крилак. Кроме того, из кухни пропали пивные кружки принцев, их маги не смогли найти похитителя! - Поймав удивлённый взгляд своего начальника, сотрудник тайной стражи, пояснил: - Вы приказали докладывать обо всём необычном, происходящем во дворце.    У принцев и почти у всех знатных дворян были на службе маги, но все они были гораздо слабее придворного, должность которого (единственную официальную должность придворного мага) занимал мэтр Грассилино. Мартуран снова задумался - такое сделать мог только придворный маг, его действия не смог бы отследить никто из его коллег, пребывающих на службе у принцев и других нрандов, слишком велика была разница в классе. Но зачем придворному магу такое делать? Тем более что у Грассилино было своё отделение в большом кухонном шкафу, откуда маги брали напитки и прочую снедь для своих хозяев. Но... Не замешаны ли здесь его ученицы? Да ещё эта летающая лодка? Не случайно ли это совпадение? Надо бы проверить!    Взмахом руки нранд Мартуран отпустил своего подчинённого и, поминая богов и демонов, второй раз пошёл к Грассилино, всё-таки подыматься было высоко! Усилия начальника тайной стражи были не напрасны - в кабинете придворного мага он обнаружил двух пришельцев. Грассилино удивлённо поднял бровь:    - Чем обязан вашему повторному визиту, нранд Мартуран?    - Видите ли, почтенный мэтр, ваши ученицы допустили одну оплошность, они взяли кружки, предназначенные принцам, а то, что никто из магов не смог отследить, кто это сделал, вызвало некоторый переполох, - начал Мартуран и по чуть заметному смущению не столько мага, сколько его гостей, понял, что оказался прав. Начальник тайной стражи продолжил: - Кроме вас такое сделать никто не смог бы. Но никто и подумать не посмеет, что подобную шалость допустили вы. Но я-то знаю, что ваши ученицы вполне на это способны.    Нранд Мартуран кивнул в сторону пришельцев, державших пивные кружки, хоть там и были знаки Грассилино, но начальник тайной стражи уже не сомневался, что первоначально были кружки принцев. Маг чуть заметно улыбнулся - он понял, что начальник тайной стражи догадался, чьих рук дело - шалость с пивом, приготовленным для принцев, но доказать ничего не сможет. А Мартуран вопросительно посмотрел в сторону гостей Грассилино, тот представил их, а им начальника тайной стражи, со значением упомянув его должность. Но на ван Вейдна это оказало совсем не тот эффект, на который рассчитывал Грассилино.    - Тайная стража? Это вроде что-то полиции, следящей за порядком и пресекающей всякие его нарушения? - поинтересовался ван Вейдн.    - Хотя я и не понял произнесённого вами слова, но смысл уловил, - слегка поклонился Мартуран, - тайная стража именно пресекает нарушения порядка, вы это верно сформулировали.    - О-о-о! - обрадовался ван Вейдн и попросил: - А вы не могли бы выполнить одну мою просьбу? Тут находится девушка с нашего корабля, её вроде как пригласила в гости ваша принцесса. Я боюсь, что девушку может кто-нибудь обидеть.    - Вы хотите... - начал Мартуран, не веря в удачу - фактически добыча, если можно так выразиться, сама шла к нему в руки!    - Да, - кивнул ван Вейдн, - вам, как начальнику полиции, обладающему определёнными ресурсами, я имею в виду опытных сотрудников, будет нетрудно организовать наблюдение за Алиной, не слежку, нет! Просто, присматривать за девочкой, со своей стороны я обещаю вам любую помощь. Чтобы вы с нами могли связаться, не только со мной, а и с Марком Азманом или любым другим членом нашего экипажа... Вот!    Капитан снял с руки браслет-переводчик, который был ещё и универсальным коммуникатором, и попросил:    - НА-30... Э-э-э... Найда, будьте добры, настроить переводчик на господина э-э-э...    - Мартулана, нранда Мартулана, - ответил голос девушки из браслета Азмана. А Мартулан хоть и не понял, что говорил ван Вейдн (ведь он снял браслет с руки, и тот не переводил), с вожделением смотрел на такой же браслет, который видел вчера у Грассилино! Осторожно взяв браслет и, как показал старший из пришельцев, надев его на руку, Мартуран услышал оттуда слова капитана ван Вейдна:    - Если нужно будет наше вмешательство или помощь, обращайтесь в любое время суток. Гравибот прибудет в течение нескольких минут!    Начальник тайной стражи, сохраняя невозмутимость, кивнул, обещание помощи этих пришельцев много значило. А уж как сделать так, чтоб они помогали ему, Мартурану, а не своей сбежавшей девушке хитроумный интриган найдет, как преподнести. Пришельцы попрощались и, выйдя в окно, отбыли на своёй летающей лодке. Грассилино укоризненно посмотрел на Мартурана, но ничего не сказал. Вернее, не успел. Заговорил браслет, надетый на руку начальника тайной стражи:    - Здравствуйте, меня зовут Найда. Можно сказать, что я дежурный оператор браслетов, я отслеживаю все действия их владельцев и оказываю посильную помощь, в случае возникновения в ней потребности.    Нранд Мартуран поёжился - выходит, эти пришельцы не столь наивны, как это показалось вначале, раз у них существует кто-то, кто следит за носителями браслетов. А девушка, по имени Найда, продолжала:    - Эти браслеты позволяют связываться не только со мной или капитаном ван Вейдном, но и между собой. Также если что-то надо передать Алине или Айлионе, то скажите мне, я это сделаю.    Сбежавший, почти скатившийся вниз по лестнице нранд Мартуран добежал до своего кабинета и там, быстро сняв браслет-переводчик, он же универсальный коммуникатор, спрятал его в стол. А мэтр Грассилино решил на следующем занятии рассказать Алине об оплошности, допущенной её товарищами.   

Глава четвёртая. Иголка и меч.

      Алина открыла глаза и потянулась, всё-таки быть принцессой - неплохо.    - Не всегда, - ответила Айлиона, так как слова о принцессе Алина сказала вслух, - не всегда, ты в этом сегодня убедишься. Вставай, соня!    Айлиона уже встала и в нетерпении расхаживала вокруг своей огромной кровати. Увидев, что Алина села, стащила через голову ночную рубашку.    - Что ванну уже согрели? - c надеждой спросила Алина, ведь пока воду в этой огромной бочке грели, можно было ещё понежиться в постели.    - Согрели, согрели, - нетерпеливо произнесла Айлиона и, видя, что её подруга не делает попыток выбраться из вороха одеял, сама туда запрыгнула и начала усиленно тормошить Алину, стянув и с неё ночную рубашку. Некоторое время девушки боролись, стараясь столкнуть друг дружку с кровати, конец этому положила вошедшая в спальню меймиррэ Фикосин:    - Приличные девушки не скачут с утра голыми по кровати!    - А где с утра они голыми скачут? - тут же спросила Айлиона, прекращая борьбу за кровать и требовательно глядя на Фикосин. - Скажи где, мы туда и поскачем!    - Ладно, идём мыться, - тоже прекратила борьбу Алина, обе девушки пошлёпали в комнату, смежную со спальней, где стояла большая бочка, наполненная чистой и подогретой водой. Слуг сначала удивляло, почему принцесса требует для каждого омовения наполнять бочку заново. Слуги ворчали - наполнить эту бочку надо немало вёдер воды принести! Мыться-то можно в одной воде несколько раз! Ещё их удивляло, почему принцесса со своим фаворитом или фавориткой купаются сами, не прибегая к услугам служанок. То, что принцесса живёт не одна и у неё кто-то есть, уже знал весь дворец. Девушки ходили вместе, причём одна из них обязательно скрывала лицо под маской. Ходили они так уже второй месяц, сначала Алина или Айлиона ходили в штанах и окружающие думали, что принцесса завела себе любовника, простолюдина, раз он скрывает своё лицо. Потом решили что это любовница - Айлиона и Алина надели одинаковые туники и стало видно, что вторая тоже девушка.    Алина и Айлиона ходили в маске поочерёдно, проверяя, не заметит ли кто подмену. Раскрывать свою схожесть они до поры до времени не хотели, и этому были причины, а те, кто знал: мэтр Грассилино, его ученики и нранд Мартуран, молчали. Сегодня, как раз и был день, ради которого это всё затевалось.    Девушки помылись, Алина каждое утро и каждый вечер купалась в бочке при этом сетуя, что тут нет душа. Меймиррэ Фикосин уже знала, что это такое, и не пугалась странного желания подруги (или, как та говорила - сестры) своей воспитанницы. А Айлионе понравилась казавшаяся странной вначале привычка Алины - мыться два раза в день, утром и вечером.    Айлиона надела маску и осталась в своих покоях, вообще-то, покои - это было сильно сказано, просто шесть комнат, одна из которых была помывочная, с большой бочкой и лавками для массажа. Правда, сейчас массаж девушки делали друг другу сами, не допуская служанок, чтоб эти любопытные сороки не разболтали всему дворцу, что Айлион теперь две.    Алина с Фикосин удалились, а Айлиона решила совершить набег на кухню, предварительно сняв маску. Принцессу-то не тронут, даже уличив в краже, а вот неизвестного в маске могут и скрутить. Можно было бы, конечно, натаскать себе лакомств телекинезом, но у Айлионы ещё не так хорошо получалось, как у Алины. Опять же на неизвестного воришку, пользующегося магией, могли бы устроить охоту все волшебники, состоявшие при знатных нрандах. А на принцессу только покричат, пытаясь её пристыдить. Айлиона не сразу пошла на кухню, представлявшую собой несколько огромных залов, всё-таки дворец был большой и народу в нём было много, а выждав время, когда начнётся демонстрация вышивок. Именно для этого девушки и скрывали своё сходство, если Айлиона так и не научилась хорошо вышивать, то Алина делала это уже очень неплохо, чем заслужила похвалу меймиррэ Фикосин, признанного мастера в этом деле.    Алина вошла в большой зал с замиранием сердца, вот так серьёзно и надолго она ещё не выдавала себя за Айлиону. Кроме младшей принцессы были обе её сестры и с десяток молодых знатных дам, тоже принявших участие в демонстрации умения вышивать. Это было что-то вроде конкурса, проводившегося раз в несколько лет, в нём принимали участие все желающие, единственным условием была знатность участвующей. Умение вышивать было как бы знаком того, что девушка уже готова к замужеству. Понятно, что знатная дама не готовила еду, а вот вышить на полотне картину, изображавшую подвиги своего знатного мужа, она должна была уметь. Айлиона к замужеству не стремилась, но принять участие в этом конкурсе была обязана, так как до этого ещё ни разу не участвовала.    Девушки и несколько дам (в конкурсе участвовали даже замужние дамы, чтоб показать своё возросшее умение, а может, просто чтоб похвастаться вышивкой) поставили принесенные рамки с вышитым полотном и скромно застыли рядом, ведь оценить их работы должен был сам Маритос, король Зирны! Кроме него было несколько знатных дам и меймиррэ Никоссин, его фаворитка, и скучающий второй сын. Процессия медленно двигалась вдоль выставленных рамок. У вышивки Алины король и его свита замерли.    - Нам осталось посмотреть ещё две работы, но думаю, что ничего более прекрасного мы не увидим! - восхищённо произнесла Никоссин. Обе старшие принцессы возмущённо вскинулись, они недолюбливали (да что там недолюбливали, очень не любили) Никоссин, ровестницу Айсилоны, старшей дочери Маритоса. Королева-мать умерла при рождении последнего сына, младшего брата принцесс, король второй раз не женился, зато фавориток заводил постоянно и каждый раз всё младше и младше.    - Мало верится, что это вышила Айлиона, - кривясь, произнесла Аймилона, Айсилона поддержала сестру:    - Скорее всего, это вышила меймиррэ Фикосин, Айлиона не способна создать такую красоту!    Король грозно посмотрел на Фикосин, если это действительно так - вышивка сделана ею, а не Айлионой, то дуэнье грозили не только розги, здесь пахло кнутом! Меймиррэ, может, и задрожала бы, но не в этот раз, она достала из своей большой сумки маленькую рамку с чистым полотном и протянула Алине:    - Прошу вас, миррэ Айлиона, продемонстрируйте, чему научились!    Вышить что-то на чистом полотне очень трудно, практически невозможно - ведь должен быть хотя бы контур будущего рисунка! Фикосин предлагала своей ученице сделать невозможное! Алина спокойно взяла рамку и мысленно нарисовала петушка, после чего иголки в её руках (несколькими иглами одновременно могли работать только признанные мастера вышивки) стали быстро заполнять нитками воображаемый рисунок. Алина работала сразу тремя иглами, в которые поочерёдно вдевала по три нити, чтоб получить нужный оттенок и глубину рисунка. Конечно, вышивка так быстро не делается, Алина трудилась почти два часа, не все зрители это вытерпели, принц Огуртос, второй сын Маритоса, даже вздремнул в своём кресле, вышивки его не интересовали, ему больше нравились упражнения с мечом. Король если в начале и делал вид, что заинтересовался, то потом тоже начал позёвывать. Вышивка ещё не была закончена, когда Маритос решительно заявил:    - Достаточно, дочь моя, мы видим - вы освоили это благородное дело в совершенстве!    Старшие сёстры Айлионы попытались изобразить равнодушие. Хотя неоконченную вышивку рассматривали с интересом, а вот их дуэньи стали поздравлять Фикосин, благосклонно кивнул и король:    - Вам, меймиррэ, удалось сделать невозможное, мы не ожидали, что Айлиона настолько остепенится и перестанет делать шалости, жалобы на которые так досаждают нам. Вы, меймиррэ, будете награждены, мы...    Договорить Маритос не смог, дверь в зал распахнулась, и появившийся третий сын короля, очень упитанный юноша в роскошной тунике, сразу стал жаловаться:    - Ваше величество! Айлиона опять утащила мои пирожки! Все пирожки! Ни одного не оставила! Я только что её встретил в коридоре! Она стянула всё для меня приготовленное, а когда я хотел ей...    - Да? И что же я сделала? - с изумлением спросила Алина. Юноша обиженно ответил:    - Язык показала! И ещё сказала, чтоб на дороге не стоял, а то уши обрежет!    - Айлиона! Дочь моя! Вы опять обижаете своего младшего брата!.. - начал король, а Алина показала на почти законченного петушка и спросила:    - Интересно, когда бы я успела? Ведь принц сказал - только что! И если я утащила все пирожки, то где же они?    Король растерянно замолчал, его сын не стал бы так беззастенчиво врать своему отцу и обида юноши была неподдельна, но Айлиона!.. Она же была здесь не менее двух часов и никуда не отлучалась!    - От Айлионы можно всего ожидать, - прошипела Айсилона, Аймилона промолчала, но было видно, что она согласна со своей старшей сестрой. Маритос вздохнул и произнёс, обращаясь к Алине:    - Дочь моя, вы уже достаточно взрослая, пора бы вам подумать о замужестве. Ваши старшие сестры - одна уже замужем, у второй есть жених, только у вас нет никого даже на примете. Подумав, мы решили найти для вас самого достойного...    - Из недостойных, - тихо хмыкнула Алина, король запнулся и уставился на девушку:    - Что вы сказали, дочь моя?    - Достойного из достойных, - громко произнесла Алина и спросила: - Но как его найти? И как определить, достоин ли он?    - Мы предвидели этот вопрос, - благосклонно кивнул король и пояснил свой замысел: - Мы назначили большой рыцарский турнир, он состоится через две недели! Победитель будет объявлен вашим женихом!       - В общем, я победила на этом конкурсе вышивальщиц, - рассказывала Алина, она сидела на подоконнике и ела пирожок с вишнями, очень вкусный пирожок! Вишни здесь были крупнее, чем известные Алине, и без косточек, а может их повынимали, перед тем как класть в пирожки. Айлиона сидела рядом и, тоже болтая ногами, ела пирожок, сидели девушки в комнате капитана Ситарно, сам же хозяин помещения у стола полировал тряпочкой длинный и узкий меч. Алина продолжила рассказывать: - Фикосин пообещали премию деньгами и дали какой-то знак отличной вышивальщицы...    - Файсина - это такой большой золотой стакан с набором иголок внутри, его дают отличившимся на конкурсах вышивальщиц, обычно даёт королева, но мама давно умерла, вот отец сам и наградил. Это очень престижный приз, в наше время ни одна из придворных дам не была удостоена, ты победила, но дали не тебе, а наставнице. Фикосин давно о файсине мечтала, а отец что-то задумал, раз не мне, то есть тебе, приз присудил.    - Тебя замуж выдать собрался, для этого организовывает рыцарский турнир и тебя выставляет в качестве главного приза, - ответила Алина Айлионе, та подавилась пирожком. Алина постучала подругу по спине, Айлиона, откашлявшись, возмущённо произнесла:    - Но я не хочу! Тем более что неизвестно за кого!    - Я могу сказать, за кого, - отложил в сторону тряпочку капитан Ситарно, - нранд Гуталамо, владетель Гушлара. Он вчера прибыл в Зирну. Гуталамо лучший боец из всех мне известных, ему на турнире не будет равных, так что приз - принцесса достанется именно ему. Похоже, что наш король и владетель Гушлара давно сговорились. А чтоб соседи чего не подумали, ведь союзу Зирны и Гушлара противостоять они не смогут и сделают всё, чтоб этот брак не состоялся, да и многие из наших нрандов воспротивятся, вот король с Гуталамо и придумал этот турнир...    - Типа, если бы Айлиону просто выдали замуж за этого владетеля, соседи бы в этом усмотрели злой умысел и возмутились, а так... Король объявляет о рыцарском турнире и главным призом выставляет свою дочь. Девочка доросла до замужества, а чтоб найти ей достойного... В смысле самого драчливого, вот и затеяли турнир, а тут как раз соседний владетель мимо проезжал... Ну и девочка ему досталась, поскольку равных...    - Но я не хочу! - перебила рассуждения Алины Айлиона.    - Вообще-то, Лавит Гуталамо недурён собой и самое главное - молод, - вмешался Ситарно.    - Айрен, а ты смог бы побить этого Гуталина? - спросила Алина, Ситарно усмехнулся:    - Смог бы, но меня к турниру не допустят. Во-первых, я недостаточно знатен, во-вторых, я на службе, мне придумают какое-нибудь важное дело - турнир охранять или ещё что. К тому же я стар для женихания, тем более к принцессам.    - А это была бы мысль, - задумчиво произнесла Алина и посмотрела на подругу: - Жаль, что мы не сможем участвовать в турнире, нас живо сшибут с коня.    - С какого коня? - не поняла Айлиона, Алина подробно и снисходительно объяснила:    - На котором рыцари ездят. Ты это, не знаешь? Тут живёшь, вокруг кучи рыцарей, а такой простой вещи не знаешь! Боевой могучий конь, что несёт на себе не только не менее могучего рыцаря, а ещё всё то железо, что на него надето и называется латами. Если на нас если эти латы надеть, то у нас с тобой, Айлиона, не то что двигаться не получится, дышать не сможем! А ещё у рыцарей тяжёлое копьё, которым они, разогнавшись на коне, сбивают своего противника на землю.    Принцесса очень удивилась и, показав во двор, сказала:    - Рыцари ездят на уламрах, перед боем спешиваются, потому что верхом сражаться очень трудно. На уламре трудно разогнаться, да и копьем, сколько в противника не тыкай, наземь не собьёшь. Копья бросают, стараясь попасть во врага, так можно ранить или даже убить, если повезёт. На уламрах только ездят, но не сражаются, смотри сама!    Алина тоже посмотрела во двор, там как раз было несколько человек, одетых во что-то вроде камзолов из железных пластин (Алина не разбиралась в доспехах и сказать, что это такое не смогла бы), сидящих на осликах. Алина и раньше видела подобных всадников и теперь после пояснения Айлионы с изумлением спросила:    - Ты хочешь сказать, что это и есть рыцари? И приехали они на этих... Уламрах? Где же их доспехи? Разве это...    - Это пластинчатый панцирь, достаточно надёжная защита, - вмешался в разговор Ситарно, он отложил в сторону меч и тоже выглянул в окно. Чуть улыбнувшись, он сказал Алине: - Боюсь, твоя мысль изначально неосуществима, этот панцирь достаточно тяжёлый и вам в нём будет трудно двигаться, к тому же будет великоват для тебя и Айлионы, таких маленьких размеров нет. А если сделать, то на это уйдёт очень много времени, до турнира изготовить не успеют.    Алина задумалась, а Ситарно продолжил говорить:    - Ну и потом, вам придётся скрыть свои лица под маской, чтоб быть неузнанными. Но и в этом случае полностью сохранить своё инкогнито не удастся - надо будет назвать свои имена главному герольду турнира.    - А для чего? - поинтересовалась Алина, Ситарно ответил:    - Это надо для того, чтоб в участники турнира не попали люди неблагородного происхождения, я же говорил - меня не допустят. Нранд должен быть уверен, что сражается с таким же нрандом. Вообще-то, можно и не называть своего имени, но тогда благородство участника должны подтвердить два нранда, известных и уважаемых, то есть инкогнито полностью сохранить не удастся.    Алина внимательно выслушала и сделала какие-то свои выводы, но совсем не те, на которые рассчитывал Ситарно, надеясь показать девушке, что её затея обречена на неудачу. Она задумчиво проговорила:    - Дерутся пешими, значит, и мы можем... Айрен, ты говорил, что мало кто может сравниться со мной и Айлионой в умении фехтовать. Что все в основном полагаются на силу первого удара, а если побегать, то быстро выдыхаются, теперь понятно почему - у них, хоть и не рыцарские латы, но всё равно доспехи слишком тяжёлые. Айрен, а ты можешь достать один такой комплект доспехов? - Алина закончила свои размышления вопросом к удивлённому капитану, он-то думал, что она отказалась от своего плана - поучаствовать в турнире. Пожав плечами, Ситарно достал пластинчатые латы из шкафа и протянул девушке:    - На, держи, это мои.    Алина ойкнула, подхватив доспехи капитана, они действительно были тяжёлые. Но это не остановило девушку, тщательно упаковав латы, чтоб не было видно, что они несут, девушки отправились в башню к магу. Там Алина хранила свой гравискейт, первый её прилёт в покои Айлионы никто не видел, а может, не обратили внимания. Но вылетать из окон комнат принцессы Алина сочла опасным - увидят и пойдут ненужные вопросы. А если из башни мага - то это удивления не вызовет. К тому же о том, что у принцессы и её неизвестной подруги проявились магические способности, никто не знал (кроме Грассилино, его учеников и Мартурана). Частые же посещения башни, Айлиона объяснила интересом своей подруги к хранящейся там библиотеке. Библиотека была действительно очень богатая, Алина сфотографировала страницы книг в первые же посещения и сбросила в память компьютера "Находки". Когда же Найда распечатала одну из очень ветхих книг на цветном принтере, добавив от себя пояснительные рисунки, восторгу Грассилино не было границ (сшитые в книгу листы девушки ему торжественно вручили).    Девушки, пыхтя, втащили узел в комнаты к магу, переоделись в комбинезоны, и гравискейт с грузом свечой взмыл в небо. Алина так вылетала из баши мага, чтоб никто не мог разглядеть, кто летит на этом странном крилаке, так же она делала, улетая с "Находки", обратно возвращалась - круто пикируя. Впрочем, к этим полётам, как и к странному крилаку, обитатели дворца быстро привыкли: подумаешь, новая магическая штучка, изобретённая Грассилино.          Сергей Захаров сидел в отсеке "Находки", называемом мастерской, и с тоской смотрел в монитор внешнего обзора, там был настоящий средневековый город! С жителями, спешащими по своим делам, уличными торговцами, тоже занятыми своими делами -- торговлей, но не это интересовало бортинженера "Находки", там были воины в доспехах! Настоящих, а не бутафорских доспехах, именно они и интересовали Сергея. У него было увлечение -- историческая реконструкция, а какой реконструктор не мечтает пощупать вещи той эпохи, которой увлечён, и не просто пощупать, а посмотреть их реальное применение. Но после того как Алина самовольно отлучилась на длительное время с корабля, капитан запретил остальным членам экипажа покидать борт без его разрешения. А такого разрешения капитан не давал. Марк Азман особо и не расстраивался, средневековье его не интересовало, а умения местных магов он считал, как и ван Вейдн, хитрыми фокусами. Марк довольствовался только наблюдением за городом с внешних видеокамер корабля, остальное время проводил за игрой в шахматы с Эриком Холком, единственного из научников, кого не интересовало то, что было снаружи, поскольку его специализацией был космос. Несколько раз съездив со своими коллегами в одну из магических академий, Эрик потерял интерес к таким поездкам и к радости Храмова, поручившего Холку наблюдение за показаниями приборов, оставался на корабле.    Сергей вздохнул и повернулся на звук открывающейся двери и застыл: на пороге стояли две Алины! Девушки были неотличимы друг от друга, хотя нет -- комбинезон на одной был поновее (Алина отдала Айлионе запасной, ещё не бывший в употреблении). Девушки держали в руках тяжёлый свёрток. Видно, очень тяжёлый, так как они держали его вместе.    - Серёженька, а ты сможешь такое сделать? - спросила одна из девушек, и они развернули то, что принесли. У Захарова перехватило дыхание и задрожали руки -- это были доспехи местных воинов. Настоящие!    - Так сможешь? Ну очень надо! - жалобным голосом попросила Алина, а судя по тому, что она знала Захарова, это была именно она. Вторая Алина что-то сказала на незнакомом языке, и первая добавила: - Две штуки и на нас размером, ну пожалуйста!    Захаров только сейчас понял, что вторая - это местная девушка, очень похожая на Алину и именно о ней ему рассказывал Азман, но тогда Сергей, занятый своими мыслями, не придал этому значения, сейчас спросил у Алины:    - А это кто? И зачем вам доспехи?    Пока Алина рассказывала, доспехи были разобраны и помещены в объёмный сканер, затем Сергей изменил пропорции полученного изображения и запустил 3-D принтер. Наблюдая за пластической массой, ложащейся ровными слоями, Алина спросила:    - Они такими же и останутся? Серыми? Могут же увидеть, что это не металл.    - Не волнуйся, когда композит застынет, то станет неотличим от металла, ни внешне, ни внутренне. Если будет скол, хотя это вряд ли, то он тоже будет металлическим. Но в отличие от настоящих доспехов, эти будут лёгкими, как обычная одежда. Ещё я взял на себя смелость нарисовать эмблемы, они проявятся, когда вся масса остынет. Эмблемы - ласточки - девушкам понравились. Обе ласточки, одна сельская - с длинным хвостом, другая городская - с коротким, были как живые, не просто нарисованные, а сделанные объёмными.    Кроме самих пластин доспехов, Сергей изготовил ещё и ремешки, их стягивающие, они были такие же гибкие, как и кожаные, но в отличие от тех, были гораздо крепче и их не надо было смазывать жиром (чтоб не трескались и не теряли гибкости, высыхая). Кожаные ремешки доспехов Ситарно имели специфический запах, эти же ничем не пахли. Алина на это указала и попросила исправить. Если лёгкость доспехов ещё можно будет объяснить их эльфийским происхождением, то отсутствие запаха... Добавили цветочный аромат, мол смазка состоит не только из жира. Когда Захаров закончил, он тяжело вздохнул, глядя на оригинальные доспехи, хоть они и были намного хуже тех, что он сделал, но это был подлинник. Сергей продемонстрировал превосходство своего изделия, с размаху ударив по одной из пластин острой стамеской, там даже царапины не осталось!    - А пусть он сделает копию и с этих для Ситарно, я думаю, Айрен оценит и будет рад такой замене, - сказала Айлиона. Алина собралась перевести предложение подруги, как это сделала Найда. Ещё девушка-искин посоветовала сделать мечи. Они не уступят стальным по крепости, а вот по остроте значительно превзойдут. Ещё Найда предложила девушкам взять Захарова с собой. Мотивировав это тем, что в ближайшем будущем бортинженер кораблю не нужен будет:    - Пусть Сергей если сам не поучаствует в турнире, так хоть посмотрит. Ах, как мне бы хотелось тоже увидеть!    - Сергей возьмёт браслет переводчик-коммуникатор, вот и увидишь.    - Ах, как мне бы хотелось почувствовать запахи, потрогать руками... - грустно ответила Найда Алине.    Гравискейт был немного перегружен, всё-таки на нём ехало три человека. Девушек не смущало то, что Сергей крепко их обнимал, крепёж для ног был только на двоих, поэтому Захаров, чтоб не упасть, крепко держался и за Алину, и за Айлиону. Алина как-то не обратила на это внимания, а вот Айлиона покраснела и теснее прижалась к тоже покрасневшему Сергею. Алина не стала проводить свой обычный манёвр и лететь в башню к Грассилино, а направила гравискейт прямо к Ситарно, но сделала это только тогда, когда хорошо стемнело.    Капитан дворцовой стражи ещё не ложился и при свете магического светильника полировал меч, когда в распахнутое окно влетели принцесса, её подруга и ещё какой-то молодой человек с большим мешком за плечами. Влетели на узкой доске, на которой непонятно как уместились (Ситарно ещё не видел гравискейта).    - Айрен, смотри! - закричала Айлиона, а юноша достал из своего странного мешка, с множеством наружных карманов, разобранные комплекты доспехов и сказал извиняющимся тоном:    - Вот, я не стал собирать, потому что боялся ошибиться.    Ситарно увидел, что там и его доспехи, но взяв их в руки, почувствовал необычайную лёгкость латных пластин. Удивлённо повертев, поинтересовался, что с ними сделали. Сергей, которому теперь переводчик не требовался - браслет всё исправно переводил, взял одну пластину доспеха и с размаха попытался пробить её кинжалом, что снял со стены, кинжал сломался. Затем предложил Ситарно ударить мечом, капитан усмехнулся:    - Моим мечом я перерублю её пополам!    - Бейте! - улыбнулся Захаров, Ситарно размахнулся и ударил. Меч отскочил от пластины, не причинив ей вреда, а вот капитан с трудом удержал своё оружие и сокрушённо посмотрел на затупившееся лезвие. Сергей достал из рюкзака (его и принял капитан за странный вещевой мешок) свёрток и развернул, там были три меча. По виду они мало чем отличались от местных - форму и размер Сергей подсмотрел во время своего многочасового наблюдения за городом. Ситарно взмахнул лёгким клинком, совсем не похожим на металлический, попробовал остроту и удивлённо поднял брови:    - Острый! Но на эльфийскую заточку не похоже, да и гномы не так точат, что это? К тому же слишком лёгкий, он легко сломается!    - Мономолекулярное лезвие! - гордо ответил Сергей и тут же поправился: - Семь молекул, мономолекулярной остроты на нашем принтере не добиться, всё-таки устаревшая модель.    Взяв у Ситарно меч, Захаров несколько раз ударил по клинку капитана, удары оставили глубокие зазубрины.    - Не расстраивайся, Айрен, - сказала Алина, увидев как погрустнел капитан, - Серёжа этот меч сделал для тебя, у нас такие же. Вот посмотри!    Ситарно осторожно взял меч, взвесил его на руке и задумчиво произнёс:    - Лёгкий, достаточной силы удара не обеспечит, но это и не надо при его-то остроте, - коротким выпадом капитан побил пластину панциря, что висел на стене, и продолжил говорить: - Замах не нужен, а вот пока противник замахнётся...    Меч, блестя словно рыбка, заплясал в руках Ситарно, выполняющего замысловатые связки и перебрасывавшего клинок из одной руки в другую.    - Вот так! Для вас главное не сила удара, а техника выполнения. И продержаться первые секунды, может несколько минут, пока ваш противник не выдохнется, ну и под удар не подставится! Уклоняйтесь, финтите, помните - время работает на вас. Впрочем, время ещё есть, техникой мы и займёмся, - Ситарно посмотрел на девушек и криво улыбнулся: - Но, наверное, всё напрасно. Алина, хоть ты достала нужные вам с Айлионой доспехи, но всё же, вас не допустят, даже если вы назовёте свои настоящие имена - девушки в таких турнирах на участвуют, а инкогнито... Я же вам объяснял.    - Я бы не отказался с вами потренироваться, - вмешался в разговор Сергей, при этом обращаясь к Ситарно, - я тоже неплохо фехтую. Правда, не так хорошо как Алина, она-то занималась в спортивной секции, а я у инструктора исторического фехтования. Там современных приёмов не разучивают, стараясь сохранить историческую достоверность.    - Вообще-то у меня есть мысль, ты, Серёжа, пока поговори с Айреном, а мы отведём гравискейт к Грассилино.    - А капитан не будет возражать? Всё-таки я покинул корабль без разрешения, да и... - начал Захаров, вспомнив приказ ван Вейдна, который сегодня нарушил. Алина его попыталась успокоить:    - До утра тебя не хватятся, да и потом тоже вряд ли. В шахматы ты не играешь, все уже привыкли, что ты безвылазно сидишь в своей мастерской. К тому же корабль стоит и особой надобности в бортинженере нет, а потом, когда хватятся, что-нибудь придумаем.    - А не разбудите ли вы мага? Время-то позднее, оставляйте свою летающую доску у меня, - предложил Ситарно.    - Нет, не разбудим, с тех пор, как я ему подарила электронный телескоп, Грассилино до утра не спит, звёзды рассматривает. Серёжа, ты же знаешь какое разрешение у телескопа, куда там местным оптическим!    - У научников стянула? - с укором спросил бортинженер, это хоть было не его подотчётное оборудование, а научной экспедиции, но всё же, выносить приборы с корабля... Непорядок!    - Не-а, - отмела обвинения Алина, - выменяла!    - На что же? - поинтересовался Захаров.    - Походная сумка, там продукты не портятся и долго остаются свежими примерно дней десять, - улыбнулась Алина, - у Храмова и выменяла. Он теперь эксперименты ставит, напихал туда всякой дряни - гнилых и свежих овощей, мяса разного тоже - и пытается определить, почему свежие продукты не портятся, а гнилые совсем не сгнивают, и почему они друг на дружку влияния не оказывают.    - Алина! Но это тоже очень ценная вещь! А ты её здесь стянула, что о нас местные подумают! - обеспокоился Захаров.    - Я её честно купила! - Алина возмутилась тем, что её обвиняют в воровстве.    - Такие походные сумки есть у каждого третьего, если не второго, здесь это не редкость и стоят они недорого, - заступилась за подругу Айлиона и посмотрела на Ситарно, тот кивнул, подтверждая слова принцессы.    - Айрен, ты приютишь Сергея, мы с Айлионой завтра с утра забежим, а сейчас мы к Грассилино, нам ещё переодеться надо, да и... Завтра расскажу! - Алина вскочила на гравискейт и толкнула не сводившую глаз с Сергея Айлиону, чтоб та заняла своё место на летающей доске.    Гравискейт унёс девушек, а Сергей, глянув на Ситарно, со вздохом сказал:    - Знаете, я полжизни отдал бы, чтоб поучаствовать в настоящем рыцарском турнире!    - Я не знаю, что придумала Алина, чтоб осуществить свой замысел, а вот для вас... Есть возможность принять участие, доспехи-то вы себе сделаете, не хуже наших, - Ситарно многозначительно взвесил на руке копию своего латного комплекта.       Мэтр Грассилино, как и предполагала Алина, не спал. Он изучал небо с помощью чудесного прибора, это был не обычный телескоп, в его окуляр не надо было смотреть - изображение выводилось на небольшой экран. Грассилино не только рассматривал, а и составлял карту звёздного неба, распечатывая изображения рассматриваемых участков на небольшом принтере. При этом мэтр время от времени восклицал:    - Какая точность! Так не зарисуешь! И самое главное, здесь есть невидимые в обычные телескопы звёзды! А что это нам даёт?    Метр, подняв палец, адресовал свой вопрос ученику, склеивающему отдельные листы в большую карту звёздного неба. Парень не разделял восторгов своего учителя. Была уже поздняя ночь и отчаянно хотелось спать! Глядя на мэтра осоловевшими глазами, ученик выразил свое непонимание пожатием плеч - руки-то были заняты.    - На карте, мною составленной, есть невидимые звёзды, также оказывающие влияние на судьбы людей! До сих пор гороскопы составлялись только по тем звёздам, что видны! Вот отсюда и неточность предсказаний! Понял? Нет? Я сделал эпохальное открытие! Гороскопы теперь будут...    Мэтра прервали влетевшие в окно Алина и Айлиона.    - Это гениально! Ваше имя, мэтр, будет вписано в историю астрологии и астрономии золотыми буквами! - начала говорить Алина ещё в воздухе. Гравискейт опустился на пол, Алина продолжала свои славословия, Грассилино благосклонно кивал. Если бы эти слова говорил кто-то другой, это можно было бы воспринять как лесть, но Алина... Девушка уже не уступала мэтру в умениях, а в силе даже превосходила, и её слова и светящийся в глазах восторг были мэтру приятны. Пока Алина обхаживала Грассилино, Айлиона достала из сумки, висящей через плечо (точно такой, на которую Алина выменяла телескоп), пирожки и протянула ученику мэтра:    - На, Краслин, поешь. Чувствую, что наш учитель, увлечённый своими эпохальными исследованиями совсем забыл об ужине. Он-то ладно, а вот ты... Ешь давай, мэтру тоже хватит, его Алина угостит.    Парень благодарно посмотрел на девушку. Принцесса и её близнец совсем не были похожи на других дворян. Сам Краслин не был знатным, если бы это было так, то он бы учился в одной из академий, но простолюдинов туда не берут. Талантливого парня заприметил Грассилино и взял в ученики, при этом надо было выполнять ещё и обязанности слуги. К новым ученицам и Краслин, и второй ученик мэтра отнеслись настороженно - одна была принцессой, а вторая так на неё похожей! Но так было вначале, Алина оказалась нормальной девчонкой, совсем не задиравшей нос, да и принцесса... Если сразу смотрела немного свысока, то потом, глядя на поведение своей то ли подруги, то ли сестры (так похожими могут быть только люди, связанные родством), тоже стала относиться к ученикам, почти слугам мэтра, как к друзьям. Вот и сейчас, пока одна отвлекала мэтра, вторая накормила парня вкусностями, которых он до сих пор и не видел! А Алина продолжала обхаживать придворного мага:    - Вот, мэтр, попробуйте этих пирожков! Нельзя же так - без ужина! Надо так, сначала поужинать, а потом открытие сделать! К тому же эти изображения не достойны быть иллюстрацией к вашему гениальному открытию! Бумага серая, да и сами картинки... Я вам принесу цветной принтер и мелованную бумагу! Ваше открытие будет достойно представлено!    Скороговоркой всё это выложив, Алина тихонько добавила:    - Надеюсь, Храмов и вторую сумку уже распорол. Отдаст принтер за третью.    Грассилино, благосклонно кивая, взял пирожок и, надкусив, спросил:    - Я так понимаю, что у одного из принцев увели, только для них так тесто вымешивают и делают таким сладким, - Айлиона потупилась, Алина развела руками:    - Так для Айлионы такого не делают, только булочки без начинки и не такие нежные. Вот и приходится справедливость восстанавливать!    Маг покачал головой, но пирожок съел, после чего сказал:    - Ну, говори, хитрюга, что ты от меня хочешь, ведь неспроста же затеяла этот разговор.    - Ваша проницательность... - начала Алина и, увидев, как заулыбался Грассилино, выпалила: - Мэтр, дайте мне и Айлионе подтверждение, что мы знатные рыцари! Мы хотим участвовать в турнире!    У Грассилино полезли на лоб глаза. Он растерянно посмотрел на девушек:    - Но зачем вам это надо? Зачем вам участвовать в рыцарском турнире? Вы же девушки! Сами против рыцарей не выстоите, а магию применять нельзя, там за этим строго следят, да и блокирующие амулеты вокруг арены стоят!    - Выстоим! - ответила Алина и стала рассказывать, для чего это нужно, и что она для этого уже сделала. Краслин, слушая, перестал жевать, а Грассилино всё выше и выше поднимал бровь. Когда Алина закончила, маг улыбнулся:    - Замечательная шутка получится! Даже если ни одна из вас не выиграет, забавно выйдет!    - Мэтр, а вы не боитесь гнева короля? - спросила Айлиона, засовывая пирожок в открытый рот Краслина. - А ты молчи о том, что услышал! Отец будет очень разгневан, что его планы нарушены! - последние слова Айлиона сказала, обращаясь к Грассилино.    - Маритоса давно пора поставить на место, он последнее время, всё меньше слушает советников, - строго сказал Грассилино, опустив и даже нахмурив брови. Оглядев притихших девушек и старавшегося быть совсем незаметным Краслина, маг пояснил: - Я тоже против этого брака. Мало того, что это нарушит равновесие между партиями внутри Зирны и может привести к гражданской войне, это может спровоцировать соседей к нападению на нас. Занара, Картана и Вирата объединятся и нападут, потому что они, вместе взятые, будут слабее объединившихся Зирны и Гушлара. А есть ещё орки Ашлоны, они решат, что Гушлар, поддержанный Зирной начнёт наступление на их земли. Так что если вам, девочки, не удастся выиграть турнир, ваше выступление послужит королю намёком на его ошибочные действия.    - Знаешь, Айлиона, я не сомневалась в том, что Грассилино подтвердит наше право как дворян участвовать на турнире, - задумчиво произнесла Алина, когда они с Айлионой спускались по лестнице в башне придворного мага. Айлиона с любопытством поинтересовалась:    - То, что ты попросишь Грассилино, я и так догадалась. Я бы не решилась, а вот второй кто? Надо же два поручителя!    Адина промолчала, только хитро улыбнулась.       Нранд Мартуран пребывал в прескверном расположении духа. Этому способствовали полученные от его агентов сведения о намерениях короля Маритоса выдать замуж свою младшую дочь. По мнению начальника "ночной стражи" это было очень не во время и кандидатура жениха была выбрана весьма неподходящая. К тому же этот вызов для конспиративной встречи был совсем некстати, а этот уголок дворцового парка не способствовал тому, что тайный разговор никем не будет замечен и останется без внимания влиятельных недоброжелателей, коих у Мартурана было более чем достаточно. У любого, кто увидел бы начальника "ночной стражи", возник вопрос -- что он здесь делает? Но Мартуран придумал причину своего пребывания в этом заброшенном уголке - хитрый, а каким ещё может быть начальник "ночной стражи", нранд делал вид, что проверяет надёжность ограды, а вот его визави пускай сам оправдывается. Появившийся мужчина, в отличие от Мартурана (серый сюртук которого не привлекал внимания), одет был более чем роскошно. Яркие цвета пышной одежды этого человека непроизвольно привлекали внимание невольных свидетелей. Вопреки своему кричащему внешнему виду, человек шепотом обратился к Мартурану:    - Катастрофа! Решение короля может поставить крест на всех наших планах!    - Сделайте вид, что наша встреча случайна, хотя само ваше появление здесь, да ещё без свиты, выглядит более чем подозрительным, - тихо проговорил нранд Мартуран и громко, так чтоб его услышал возможный соглядатай, произнёс: - Какая встреча! Что вы здесь делаете, да ещё так рано? Я, как видите, инспектирую состояние ограждающей парк стены, нахожу её состояние очень плохим, нуждающимся в срочном ремонте!    - Да, вы совершенно правы, состояние... Я вот тоже пришёл на забор глянуть, вернее, посмотреть не упала ли стена, - произнёс роскошно одетый мужчина и тихо добавил: - Маритос решил выдать свою младшую дочь за владетеля Гушлара, а это...    - Я это уже знаю, пока это только планы, поэтому катастрофы я в этом не вижу, тем более что принцесса не прямо обещана в жёны Гуталамо. А выставлена как приз на большом рыцарском турнире, - тихо произнёс Мартулан.    - Вы не понимаете! - собеседник начальника "ночной стражи" старался говорить тихо, но непроизвольно повышал голос. - Турнир - это отговорка! Там никто не будет соперником Гуталамо, владетель Гушлара сам великолепный боец, а о турнире объявлено так, что все, кто может ему составить конкуренцию, не смогут участвовать! Понимаете?! Всё подстроено! Нранд Гуталамо выиграет турнир и то, что он возьмёт в жёны, пусть и младшую дочь Маритоса!..    - Не надо так кричать, я всё сам прекрасно знаю и понимаю, чем может грозить подобный союз, не только нашим планам, это вызовет изменение политической обстановки вокруг Зираны. Поэтому я работаю над этим вопросом, не нервничайте и не совершайте необдуманных поступков!       Нранд Мартуран вернулся в свой кабинет и, сев за стол, задумался. Встреча в парке, как и суетливость собеседника, утомили Мартурана, но действительно -- надо было что-то делать! Но что, начальник "ночной стражи" совсем не представлял. Не устраивать же покушение на принцессу Айлиону? Или может организовать её похищение? Но оба этих варианта неприемлемы, ведь "ночная стража" в первую очередь должна охранять короля и членов его семьи. Похищение покажет, как несостоятельность тайной службы, так и некомпетентность её начальника. Похищение Гуталамо Мартуран отмёл сразу -- такого бойца трудно захватить, нет, вообще-то можно, но будет столько шума. Можно организовать покушение, но... Этому, как и похищению, будет препятствовать охрана владетеля Гушлара, а нранд Резарно, гушларский коллега Мартурана, знает своё дело и переиграть его -- ой как трудно будет! Есть ещё одна причина, которая может расстроить этот брак, но без подтверждения Грассилино она не будет учтена, а после замужества Айлионы, это уже не будет играть роли.    Невесёлые мысли начальника "ночной стражи" прервал стук в дверь, очень интересный стук. Подчинённые так не стучали, в этом стуке не было той робости и страха, да и знатные посетители хоть и старались показать свою независимость, но страх проявлялся. В этом же стуке не было страха (дрожание руки чувствуется даже при стуке в дверь). В приоткрытую дверь заглянула голова Айлионы, хотя нет -- той второй девушки, кажется, её имя Алина.    - Здрасьте, - произнесла девушка, Мартуран постарался улыбнуться как можно более дружелюбно:    - Здравствуйте, Алина, чем могу быть полезен?    Девушка примостилась в кресле для посетителей, а оно было так сделано, что сидеть можно было на самом краешке, при попытке сесть глубже тот, кто пытался это сделать, проваливался почти в положение полулёжа, с задранными вверх ногами. Крайне неудобное, даже унизительное положение, из которого приходилось выкарабкиваться, чтобы встать. Сидящий в этом кресле не мог даже думать о нападении на хозяина кабинета (гостю в роскошном костюме по приказу Мартурана приносили другое кресло). Алина после секундного колебания забралась в кресло с ногами, подобрав их под себя, и теперь сидела нормально. Всесильный начальник кабинета чуть улыбнулся -- эта девушка совсем его не боялась, чем и вызвала невольную симпатию, а Алина произнесла:    - Вы говорили, чтоб я не вмешивалась в жизнь дворца, так вот предупреждаю, я собираюсь это осуществить! Причём, моё вмешательство будет крайне радикальным!    - И как вы собираетесь это сделать? Позвольте вас спросить? - нранд Мартуран широко улыбнулся, эта девушка его определённо забавляла. Но то, что дальше сказала Алина, заставило начальника "ночной стражи" внутренне напрячься, хотя внешне это никак не проявилось.    - Айлиону хотят выдать замуж, а она этого не хочет. Разве можно так делать -- насильно замуж выдавать! Вот я, вернее мы с ней, хотим этому воспрепятствовать. А поскольку это вмешательство в жизнь дворца это нарушение нашего договора, я решила поставить вас в известность. Вы же добрый человек и поможете нам!    - Моя доброта безгранична, но и у неё есть пределы, - улыбаясь, ответил Мартуран и, став серьёзным, продолжил: - Помочь вам в этом - пойти против воли нашего короля. К тому же насколько я знаю, претендент на руку принцессы Айлионы нранд Гуталамо молод, красив собой и является правителем Гушлара. Завидный жених, почему бы принцессе Айлионе не выйти за него замуж? Ведь рано или поздно ей придётся это сделать. Я имею в виду - выйти замуж и необязательно за нранда Гуталамо. Так почему бы не сейчас? Кандидатура, более чем, достойная.    - Я же сказала, она не хочет! - чуть подалась вперёд Алина. - Именно сейчас не хочет, может как-нибудь в другой раз...    - Что, в другой раз? - не понял Мартуран.    - Замуж выйдет, - пояснила Алина и немного подумав, добавила: - Не сразу, а постепенно.    - Постепенно замуж выйдет? - ещё больше удивился хозяин кабинета.    - Может, я неправильно выразила свои мысли, но вы должны понять -- Айлиона не хочет и я... Мы намерены этому помешать!    На этот раз Мартуран не стал спрашивать, он только вопросительно поднял бровь, как бы предлагая Алине говорить дальше, и она продолжила:    - Это не простое сватовство, её хотят выдать за победителя турнира, а если победит она? То получится, что...    - Постойте, постойте, разве это возможно? Я знаю, вы достигли немалых успехов, занимаясь магической наукой под руководством мэтра Грассилино, но на турнирной арене магию применить невозможно! А как бойцы вы... - Мартуран замолчал, он наблюдал за одной из тренировок девушек с капитаном Ситарно. Если без доспехов, то и Айлиона, и Алина смогли бы победить любого из рыцарей. Техника у девушек была, да и скорость... Если без доспехов, то действительно - у девушек был шанс. Мартуран задумался. Алина, словно угадав, о чём подумал хозяин кабинета, с улыбкой кивнула:    - Мы будем в доспехах, и они нам не помешают, наоборот -- помогут! Мы сможем победить! Я и Айлиона выйдем в финал вашего турнира! Но нам нужно подтверждение, что мы благородные рыцари, ведь мы не сможем выступать под своими именами, только инкогнито! Мэтр Грассилино обещал подтвердить, а второй поручитель... Вы же добрый и хороший, вы же не откажите мне?!    Алина с надеждой смотрела на начальника "ночной стражи", а он снова задумался. С одной стороны, это была пусть и зыбкая возможность если не расстроить свадьбу, то устроить скандал, отодвигающий это событие, а с другой - эта девушка ему нравилась, её непосредственность и напор чем-то импонировали Мартурану, с которым мало кто вот так запросто, без страха говорил. Начальник "ночной стражи" вздохнул:    - Мне очень хочется вам помочь, но по долгу службы, я должен воспрепятствовать этим планам. Сами понимаете, идти против воли короля я не могу...    Мартуран замолчал и опустил глаза, словно пребывая в тяжёлой внутренней борьбе, но при этом украдкой следил за Алиной. Девушка не смогла скрыть своих чувств - у неё даже губы задрожали, она-то надеялась, что Мартуран, который ей показался симпатичным, поможет. Хозяин кабинета резко поднял голову:    - Я вам помогу! Пусть это и будет нарушением присяги, но я вам помогу! Но это должно, Алина, остаться между нами, вы же понимаете, чем я рискую. Надеюсь, вы окажете мне ответную услугу, когда я попрошу.    Дальнейшее заставило задуматься Мартурана - так ли удачен его замысел с креслом. Алина из положения сидя с ногами под собой прыгнула к начальнику "ночной стражи" и поцеловала его в щёку. Затем поинтересовалась, почему тот не носит браслет переводчик-коммуникатор, что дал ван Вейдн (о том, что такой браслет дали местному главному полицейскому, рассказал Алине Азман). Показав, как настраивать этот браслет на вызов её или кого другого из имеющих подобные (во время очередного посещения корабля Алина взяла коммуникаторы для себя и для Айлионы), девушка, весьма довольная, упорхнула. Мартуран некоторое время неподвижно сидел, анализируя произошедшее. Конечно, в то, что девушки смогут победить на рыцарском турнире, слабо верилось, но Алина излучала такую в этом уверенность, несомненно, у неё припасен какой-то сюрприз для остальных участников. Значит надо девушкам дать подтверждение их рыцарского статуса, позволяющего участвовать в турнире. Но сделает это не он, Файтур Мартуран, а его роскошно одевающийся сообщник. Начальник "ночной стражи" улыбнулся и покинул кабинет.       Алина буквально ворвалась в зал тренировок, расположенный рядом с комнатой, где жил капитан Ситарно. Айлиона, фехтовавшая с Сергеем Захаровым, покачала головой:    - Ты бы маску надела, а то вдруг кто войдёт. И так странно выглядит со стороны - когда сюда одна за другой заходят принцессы Айлионы.    - Меня никто не видел, - отмахнулась Алина, - и потом, не могла же я к нранду Мартурану прийти в маске? Меня бы просто не пустили, а так даже до дверей проводили, с опаской проводили. Скандальная у тебя, сестричка, репутация, раз тебя ваша тайная стража боится.    - Ночная, - машинально поправила Айлиона и удивлённо спросила: - Где ты была?!    - У нранда Мартурана, он обещал мне второе подтверждение нашего рыцарского статуса, первое даёт мэтр Грассилино, так что мы с тобой уже участвуем в турнире!    Ситарно тоже, как раньше Айлиона, покачал головой, видно не одобряя действия Алины, но ничего не сказал, а вот Сергей, вздохнув, заметил:    - Вы участвуете, я бы тоже хотел.    - Организовывать ещё и для тебя подтверждения... - начала Алина, но её перебил Айрен:    - Сергей, я говорил, что помогу. Это будет легко сделать, у меня знакомый пресептор ордена "Небесного Ключа". Орден сейчас в упадке, хоть когда-то пользовался большим почётом. Уважение к нему ещё осталось, так вот, если пресептор подтвердит, что ты являешься паладином, пусть не этого, а другого ордена, даже незнакомого остальным, но известного рыцарям "Небесного ключа", то вполне можешь поучаствовать. Для этого надо преподнести пресептору какой-нибудь подарок, желательно подороже. Только вот, ваши вещи не подойдут, уж очень они... Чужды, что ли.    - Алмазы! Алмазы подойдут? - обрадовано воскликнул Сергей.    - А где ты их возьмёшь, - удивился Ситарно, Алина отметила, что мужчины уже на "ты". Сергей улыбнулся:    - Сделаю, у нас на корабле есть установка, для выпекания технических алмазов. Бывает, надо заменить ножевую опору в каком-нибудь механизме или ещё, что. Алмазы, правда маленькие, не брильянты, но думаю, сгодятся. Пригоршни хватит?    - Пригоршни алмазов, пусть и мелких? Да с головой! Их можно гномам продать, это поправит дела ордена, так что, Сергей, давай за своими алмазами.    - Постой, Серёжа, тебе же надо придумать название ордена, - Алина остановила собравшегося куда-то бежать Захарова, - к тому же без меня до корабля долго добираться будешь, а на гравискейте мигом домчим.    - И всё же, Сергей, как будет называться ваш орден? Вам же надо представится пресептору "Небесного ключа", да и делать это надо будет лично, а не через ваш браслет-переводчик. Ведь то, что вы не знаете нашего языка, вызовет подозрения. Я думаю, что мэтр Грассилино не откажет нам провести обряд слияния разумов и с вами.    Пока Айлиона говорила, Алина на неё внимательно смотрела - её подруга не сводила с Сергея глаз, да и то, что она предложила - обряд слияния разумов, о многом говорило. Алина перевела взгляд на Захарова, тот восторженно смотрел на Айлиону. Алина хмыкнула и сказала:    - Обряд проведу я, как это сделать я знаю, и не с Алиной, а с Найдой. Она вполне владеет местным языком, да и мне легче будет, если с ней, а не Айлионой. Мэтр Грассилино вряд ли согласится проводить этот обряд второй раз. Последствия могут быть непредсказуемы.    Айлиона согласно кивнула, Ситарно тоже не стал возражать, а Сергей просто не понял, что собралась делать Алина, но то, что он сможет говорить на местном языке, не пользуясь браслетом-переводчиком, ему понравилось. Айлиона, воспользовавшись тем, что её подруга замолчала, спросила:    - Но всё же надо Серёже придумать название ордена, чтоб красиво было и убедительно!    Алина быстро взглянула в сторону бортинженера "Находки" и предложила;    - Пусть у Сергея тоже будет орден ключа, только не небесного, а гаечного! Это ему ближе и очень убедительно! А пока, Сергей, пошли к Грассилино, гравискейт-то там. Оттуда и на "Находку" полетим.    - Я с вами! - решительно заявила Айлиона.   

Глава пятая. Большой турнир и распределение призов

      Это утро началось, как и все предыдущие -- Айлиона стянула с Алины одеяло и прыгнула сверху.    - Ну какая ты принцесса? - недовольно проговорила Алина. - Принцесса должна нежиться в постели и получать от этого удовольствие. А ты... Вскакиваешь ни свет ни заря! Будишь меня, а я может быть...    - Как ты можешь спать в такой день! - возмущённо закричала Айлиона, Алина продолжала недовольно бурчать:    - А какой сегодня день? Подумаешь, рыцарский турнир. Соберутся ваши благородные нранды и начнут друг из друга пыль выбивать железными палками. Что тут благородного?    - Ну как ты можешь так говорить о высоком искусстве фехтования? Ты! Которая сама не принцесса! - с негодованием произнесла Айлиона. Алина удивилась:    - А ты-то откуда это знаешь? Может, там, у себя, я самая что ни на есть благородная принцесса!    - А вот и нет, ты третий навигатор, сама об этом говорила, а никакая не принцесса, я сегодня ночью провела испытание и убедилась, что ты и близко не принцесса! - Айлиона бесцеремонно спихнула Алину на пол и, подняв край перины, показала лежащую там горошину: - Вот! Ты сама мне рассказывала, как у вас определяют, кто настоящая принцесса, а кто нет!    Алина ошалело посмотрела на такой маленький предмет, но выполняющий очень большую задачу: тестирование девушек на принадлежность к принцессам. Усмехнувшись, третий навигатор ехидно спросила:    - А откуда ты знаешь, что именно я на ней спала? Кровать-то большая! Может, это ты на ней лежала, а я рядом. Так что неизвестно, кто из нас принцесса! Для чистоты эксперимента, надо было положить две горошины или три, чтоб уже наверняка.    - Я настоящая принцесса! - заявила Айлиона, задирая нос. - Я бы если на горошине лежала, всю ночь не спала бы, мучилась и страдала! А перед таким событием как рыцарский турнир -- это недопустимо! А потом горошиной только у вас проверяют -- настоящая принцесса или нет!    - А у вас как проверяют? Тыквой? - ещё более ехидно поинтересовалась Алина. Айлиона задумалась, а Алина продолжила ехидничать: - Справка у тебя есть? А вот у меня есть!    - Какая справка? - не поняла принцесса. - Что это такое?    - Такая грамота, где сказано, что ты принцесса, есть у тебя? Нет, то-то же, а у меня есть! - гордо заявила Алина, Айлиона в ответ хихикнула:    - Там сказано, что ты благородный нранд, а не принцесса. Кстати, у меня такая же.    - Вот, отсюда можно сделать вывод, - Алина подняла палец и нахмурила брови и, явно копируя мэтра Грассилино, наставительно произнесла: - Среди нас нет принцесс. Только благородные нранды! Остается лишь это проверить, только как это сделать?    - Тыквой! Только не подкладывать, а по голове! Если расколется, значит нранд!    - Голова? - как можно более язвительно спросила Алина.    - Тыква! - ответила Айлиона, её подруга хотела на это снова ответить какой-нибудь шуткой, но появившаяся в дверях Фикосин позвала девушек мыться, сообщив, что бочка давно наполнена и вода в ней уже остывать начала. Девушки перестали препираться и дружно устремились в мыльню. Сегодня они, действительно, встали раньше, надо было подготовиться к турниру.    Помывшись и позавтракав, девушки побежали к капитану Ситарно. Застали его на конюшне подчинённой ему роты, Айрен был не один, вместе с ним был Сергей и прецептор ордена Небесного ключа, все они почтительно поклонились принцессе и её неизвестной подруге (Алина была в маске).    - Приветствую вас, принцесса! Приветствую вас, миррэ! - вежливо поклонился Сергей, капитан и прецептор последовали его примеру. Но поклон Сергея был более низким, чем у остальных, при этом он ещё и поцеловал руку Айлионы, задержав её чуть дольше, чем это требовал этикет. Девушка покраснела, впрочем, это заметила только хихикнувшая Алина. Её смешок вызвало не действие Сергея, а герб на его щите, на который она не могла смотреть, не улыбаясь - там были два скрещённых гаечных ключа, выполненных в абстрактной манере.    - Нранд Патриналис был настолько любезен, что не только дал официальное подтверждение благородного происхождения Сергея, но и, чтоб ни у кого не возникло в этом сомнений, принял благородного рыцаря Гаечного ключа в свой орден, - сообщил девушкам Ситарно.    - Как я рада за тебя, Серёжа! - одновременно защебетали девушки, при этом та, что в маске чмокнула нового паладина ордена Небесного ключа в щёку, а потом, хитро глянув в сторону принцессы, и в губы. Принцесса, поколебавшись, последовала примеру своей подруги в маске, но целовать начала сразу в губы и поцелуй как-то затянулся. Алина, видно, от полноты чувств поцеловала и смутившегося нранда Патриналиса (правда, только в щёку), при этом заслонив от него целующихся Сергея и Айлиону. Тут же растерявшегося от такой чести прецептора во вторую щёку чмокнула и принцесса. Но растерянность не помешала Патриналису отметить, что голоса у принцессы и её подруги в маске совершенно одинаковые!    Прецептор и паладин ордена Небесного ключа погрузились на своих уламров, именно так восприняла эту процедуру Алина -- лихо вскочить на осликов длинноногим Патриналису и Захарову вряд ли удалось бы. Широко расставив ноги, чтоб не задевать за землю, оба нранда торжественно выехали из конюшни.    - Переодевайтесь быстрее, пока никого нет, - скомандовал Ситарно девушкам. Те быстро достали заранее припрятанную одежду и быстро стали переодеваться. Капитан помогал им надевать доспехи, затягивая многочисленные ремешки и подгоняя пластины доспехов так, чтоб между ними не было зазоров. Алина все эти пряжечки и завязки хотела заменить на липучки, но Сергей заявил, что должна быть полная идентичность с оригинальными доспехами - мало ли что? Вдруг кто-то заметит несоответствие, это вызовет ненужные вопросы.    Сергей сейчас в совершенстве владел местным языком. Его незнание благородным нрандом и участником рыцарского турнира выглядело бы очень странным. Девушки уговорили мэтра Грассилино провести ещё один обряд слияния разума. Вторым участником обряда была Айлиона, так как решили, что она знает язык лучше, чем Алина. Сначала, обряд собиралась проводить Алина, но посоветовавшись с придворным магом, решила основную работу доверить ему, так как поняла, что самостоятельно сделать это ещё не сумеет. На этот раз Грассилино проводил обряд максимально осторожно, Алина ассистировала ему, Сергей ничего, кроме языка, не узнал, а вот Айлиона к нему в голову залезла и кое-какие мысли прочитала. Как выяснилось, вся та масса знаний, что была в голове Захарова, её не интересовала, девушку волновал всего один вопрос, она его, не удержавшись, и высказала вслух:    - Серёжа, так у тебя никого нет и не было?! Как же так получилось?    - Его кроме техники ничего не интересовало и не интересует, - ответила вместо смутившегося Захарова Алина. Принцесса ничего не сказала. Но по её многозначительному виду можно было сделать вывод, что девушка приложит максимум усилий, чтоб Сергея интересовала не только какая-то техника, а может, и вообще не интересовала. И вот уже неделю Захаров жил у Ситарно как его гость и общался с местными, не пользуясь браслетом-переводчиком.    Девушки, надев доспехи, занялись своими уламрами. На осликов набросили расшитые попоны. Вообще-то, такие попоны могли позволить только богатые рыцари - такое удовольствие было очень дорогим. Алина когда об этом узнала, решила, это тоже будет признаком их с Айлионой благородного происхождения. Несколько вечеров девушки и меймиррэ Фикосин занимались попонами. Но если бы не помощь Сергея, вышивка не была бы готова в срок. Фикосин подробно рассказала, а потом помогала Найде нарисовать рисунок, затем на 3-D принтере был получен нужный материал с уже готовым, вышитым изображением. Фикосин и Алина его только подправили, чтоб вышивка выглядела ручной работой. Похожая, но не такая красивая была и у Захарова - стилизованные гаечные ключи, разных размеров.    Уламры приветствовали девушек радостным рёвом. Айлиона и так умела ездить на уламре, а вот Алине пришлось этому учиться, хотя казалось, что тут хитрого - ездить на ослике. Обе девушки ездили по вечерам и каждый раз приносили своим уламрикам (как их назвала Алина) угощение -- морковку. Теперь рыцарские скакуны обожали своих хозяек и были преданы им как собаки.       Всадницы выскользнули из ворот тыльной стороны дворца и во весь опор поскакали (если так можно назвать мерное движение осликов) к арене, где должен был проходить рыцарский турнир. Девушки оказались последними рыцарями, кто намеревался принять участие в благородном состязании, перед ними был только Сергей, задержавшийся с Патриналисом где-то в дороге или просто стоявший в длинной очереди последним и ждавшим, когда пройдут ворота остальные участники турнира.    - Благородный рыцарь Гаечного ключа, нранд Сергей Захаров, паладин ордена Небесного ключа, - прочитал поданный ему лист плотной бумаги с множеством печатей герольд-распорядитель. Подняв глаза, герольд с сомнением произнёс: - Имя у вас, благородный нранд, необычное.    - Вы сомневаетесь в благородном происхождении паладина нашего ордена? - надвинулся на герольда Патриналис, тот смутился и освободил проход, но тут же вернулся обратно, преграждая дорогу Алине и Айлионе:    - Назовите ваши имена и откройте лица, благородные нранды!    Лица девушек были скрыты мягкими масками, закрывавшими почти всё лицо (эти маски, мягкие на вид, таковыми и являлись, но по прочности не уступали стальным забралам).    - Мы, благородные рыцари нранд Айлион и нранд Алин, - важно произнесла и поклонилась Айлиона, представив себя и подругу. Девушка, горделиво подбоченясь, продолжила: - Мы решили выступить инкогнито. Вот подтверждение нашего положения и благородного происхождения!    Алина передала герольду-распорядителю два листа бумаги, тот, прочитав, поднял брови, после чего отступил в сторону, пропуская девушек:    - Не смею вас задерживать, благородные нранды, желаю вам достойно выступить и показать свою доблесть!    Девушки поблагодарили за пожелания и направили своих осликов на арену, где уже гарцевали другие участники. Помощники герольда вопросительно посмотрели на своего начальника, тот показал листы бумаги.    - Ого! - в один голос произнесли оба младших герольда. Потом один из них спросил:    - Интересно бы узнать, кто эти молодые люди? Подтверждение их знатности дали придворный маг и...    - Нас это не касается! - прервал своего подчинённого старший герольд и, помахав бумагами, наставительно произнёс: - Этого для нас вполне достаточно!    Старший герольд-распорядитель удалился руководить представлением рыцарей, а его младшие коллеги продолжили строить предположения:    - Такие люди поручились за этих молокососов, это неспроста, здесь замышляется какая-то интрига!    - С чего ты так решил? - заинтересовался его товарищ.    - Ты стоял дальше и не мог разглядеть. Хоть лица этих юнцов и скрыты масками, но могу поклясться, бритва их ещё не касалась, да и голос... Высокий, явно юношеский, ещё даже не ломкий, - начал объяснять первый герольд, второй его прервал:    - Но если это такие юнцы, то у них нет никаких шансов! Они проиграют первый же бой! Зачем им этот маскарад?    - Ну, мало ли что? Может, решили покрасоваться - вот мы, мол, какие, совсем взрослые, приняли участие в большом турнире! А то, что маски надели - так это чтоб не позориться...    - Постой, постой. Ты говоришь - покрасоваться, если так, то маски зачем?    - Так я же тебе и говорю - чтоб не позориться перед другими, перед теми, что не знают, кто под маской, понял? Если проиграет, то маску может и не снимать, а, скажем, кому-то, ну девушке или приятелю, такому же юнцу как сам, похвастаться - я в турнире поучаствовал. Тут важен не результат, а само участие. А то, что сразу побьют... Так мал ещё с настоящими рыцарями тягаться.    - Ну а подтверждения... Такие люди дали, это как? - спросил сомневающийся герольд, второй ему высказал свои предположения:    - Может, родственники, а может, посчитали хорошей шуткой... Особенно... - помощник герольда замолчал и, оглянувшись, решительно сказал: - Не нашего это ума дело. Закрывай ворота и пошли, сейчас парад участников начнётся, старший герольд будет недоволен, если опоздаем. Может, и розг нам за опоздание назначить. Пошли!    Закрыв ворота (через эти ворота въезжали рыцари участники турнира, зрители заходили через другие), оба младших герольда побежали на арену. Там уже начинался парад участников, они на своих уламрах под восторженные крики зрителей делали круг. Статные и могучие рыцари широко расставляли ноги, чтобы не пылить, касаясь земли. Глядя на них, Алина не могла сдержать смех и постоянно хихикала. Зрители, которым было объявлено о двух участниках, решивших не открывать своих имён, так и прозвали этого худенького юношу - хихикающий рыцарь. Многие из зрителей, сделали такие же выводы, что и помощник герольда, и чего-то особенного от этих юнцов, скрывающих свои лица под масками, не ожидали и всерьёз как претендентов на победу не воспринимали.    Жребий, как известно, слеп, особенно когда им умело руководят. А помощники старшего герольда, определявшие соперника победителю очередной пары сражающихся, были в своём деле профессионалами. Они были ещё и "ночными стражниками", но об этом мало кто знал. А эти два герольда беспрекословно выполняли приказы своего начальника - нранда Мартулана, а он приказал сделать так, чтоб рыцари Айлион и Алин не встретились в поединках до финала. Герольды удивились, но чем дальше, тем их удивление всё больше росло: два худеньких юноши, которые по всем признакам должны были проиграть первому же противнику, с какой-то лёгкостью побеждали одного соперника за другим. Герольды, управляющие слепым жребием, уже по собственной инициативе, сделали так, чтоб ещё два рыцаря, нранд Лавит Гуталамо и рыцарь Гаечного ключа, нранд Сергей Захаров, тоже не встретились между собой и ни с одним из рыцарей ласточек (как зрители прозвали Алину и Айлиону, на гербах которых были ласточки).             Экипаж "Находки" и научная экспедиция в полном составе наблюдали за турниром из ложи почётных гостей. Обычным почётным гостям пришлось потесниться, но они особо не возражали, решив, что такое соседство их не унизит - гости с неба не могут быть не знатными. Тем более что придворный маг Грассилино оживлённо беседовал с пришельцами из-за облаков, не усматривая в этом ничего такого, что было бы его недостойно. А Грассилино помимо того, что был придворным магом, происходил из очень древнего и знатного рода. Когда же начались поединки, о пришельцах не то что забыли, просто перестали обращать на них внимание - так как те вели себя как обычные жители Зирны. Единственной странностью было то, что пришельцы болели за никому не известных, выступавших инкогнито, рыцарей ласточки. Впрочем, несмотря на свой возраст, Грассилино тоже темпераментно болел за этих рыцарей. Может, это и сближало оживлённо переговаривающихся самого старшего из пришельцев (как уже знали местные, их командира) и придворного мага.    Ван Вейдн воспротивился затее бортинженера корабля и третьего навигатора, когда узнал об их решении участвовать в местном рыцарском турнире (как ни прятались Сергей и Алина, но скрыть свои приготовления от бдительного ока капитана им не удалось), но потом под угрозой бунта вынужден был уступить. Капитан остался в меньшинстве, так как Азман хоть и не высказывал желания взбунтоваться, но к намерению своих товарищей отнёсся с пониманием. А тут ещё и Найда пригрозила присоединиться к Алине и Сергею в акции неповиновения.    - Бунт на корабле - это понятно и привычно, это в духе морских традиций, - заметил Азман, отвлекаясь от очередной партии в шахматы, что играл с Холком. - Но бунт самого корабля - это что-то новое!    Пожалуй, только на этих двоих, увлечённых своими шахматными партиями, известие о том, что третий навигатор и бортинженер "Находки" собрались участвовать в местном рыцарском турнире, не произвело впечатления - подумаешь, какие-то местные спортивные соревнования - шахматы интереснее! Ван Вейдн попытался привести последний аргумент, взывая к совести взбунтовавшихся членов экипажа:    - А будет ли это спортивно? Применять наши технологии? Я имею в виду ваши доспехи и оружие?    - Спортивно, спортивно, - возразил Сергей, - наши доспехи, конструктивно, выполнены как местные и являются их полным аналогом, это я вам как специалист говорю. А то, что наши доспехи крепче... Так неужели вы хотите, чтоб Алину ранили или покалечили?    - Про себя ты тоже не забыл, - хмыкнул Азман, даже не отрываясь от шахматного куба.    - Само собой, - ответил Сергей и не стал дальше комментировать свои действия. Он как раз переделывал доспехи девушек, внеся в них некоторые изменения, внешне незаметные, но в несколько раз повышающие эффективность защиты. За этим занятием и застал его капитан, Азман и Холк и так находились в кают-компании, где Захаров и Найда, выведя изображение доспехов на экран, строили их прочностные эпюры. Алина и Айлиона были тут же, пугая ван Вейдна своей схожестью - а что если они поменяются? Алина здесь останется, а улетит Айлиона? Как тогда перед своим старым другом Эриком Грабовски оправдываться? Ван Вейдну уже такой сон приснился, худо будет, если этот сон пророческий!    Решением половины своего экипажа - поучаствовать в местном рыцарском турнире, недоволен был только капитан. Научники во главе со своим руководителем (за исключением занятого шахматной баталией Холка) были в восторге, тем более что Алина пообещала похлопотать, чтоб им выделили лучшие зрительские места - так и оказалась не участвующая в турнире часть команды "Находки" и научная экспедиция в полном составе в ложе для почётных гостей. Да и сама "Находка", вернее Найда, наблюдала за ходом турнира с камер браслетов, на руках терран. Браслеты, снятые с рук, по требованию Найды, положили на перила ложи, поэтому переговариваться могли только между собой, что было и к лучшему. Болея за Алину и Айлиону, своими возгласами они могли выдать инкогнито девушек, а так... Ну, болеют пришельцы за чем-то понравившихся им рыцарей. За девушек, кроме экипажа и пассажиров "Находки", метра Грассилино (который при ритуале слияния разумов залез в голову к Захарову и теперь знал язык терран), болели ещё два человека - нранд Мартуран и роскошно одетый вельможа. Он не знал, кто эти два молодых рыцаря, но именно им по просьбе начальника "ночной стражи" было дано подтверждение благородного происхождения. И эти два молодых человека пока оправдывали доверие, побеждая своих противников. Вельможа искоса поглядывал на пришельцев с неба, не понимая, почему они тоже болеют за маленьких рыцарей.          Победы девушкам давались не так легко, как это выглядело со стороны. С последним соперником пришлось много побегать, он казался неутомимым и несколько раз достал Алину мечом. Девушка давно уже бросила мешавший ей щит, эмблема - длиннохвостая ласточка была и на груди пластинчатого доспеха. Перед турниром Алина думала, что он продлится несколько дней, но поединки были очень коротки, мало кто фехтовал по-настоящему, обычно всё сводилось к нескольким мощным ударам, и один из противников признавал себя побеждённым или его уносили с арены. Бой вёлся или до капитуляции одного из соперников, или до первой крови. Понятно, что доспехи не позволяли нанести царапину - раны были довольно тяжёлыми. Несколько противников девушек так и дрались - до крови. Но наученные капитаном Ситарно и обладающие прочными и острыми мечами девушки били в сочленение доспехов своих выдохшихся противников, с лёгкостью пуская тем кровь, но при этом не нанося тяжёлых ран, а тем более увечий. С последним соперником Алина применила ту же тактику - начала кружить, уклоняясь от прямого парирования меча противника, нанося быстрые, беспокоящие удары по его доспехам. Но это оказался здоровый лоб, и он неутомимо бегал за Алиной, хоть и сильно при этом сопел, стараясь своим замашистым ударом достать вёрткую девушку. Выждав момент, когда противник особо широко замахнётся, видно, стараясь разрубить её пополам, Алина быстро нанесла укол, но видно не рассчитала силы своего удара - могучий рыцарь выпустил меч и, пошатнувшись, сел на землю. На его груди выступила кровь, Алина растерялась - она не хотела так ранить. Но увидев, что соперник хоть и тяжело дышит, но падать на землю не собирается, спросила:    - Благородный нранд, как вы себя чувствуете? Нужна ли вам помощь? Если вы позволите, я вам её окажу, так как владею некоторыми азами лечебной магии.    - Это весьма благородно с вашей стороны, - хрипло ответил рыцарь, - но если вы примените магию, то вас снимут с турнира, магия запрещена на арене. Да и как вы это сделаете? Здесь стоит блокировка от подобных действий.    Алина не стала говорить, что подобная блокировка ей не помеха. Увидев, что рыцарь пошатнулся, всё-таки собираясь упасть, подозвала служителей, и те вынесли раненого с арены. Девушка последовала за ними. В палатке, куда внесли раненого, Алина, не снимая своих доспехов и маски (сняв только перчатки), провела руками над раной уже избавленного от доспехов рыцаря, и кровь остановилась. Края раны стали стягиваться, а обморок раненого перешёл в глубокий сон. Девушка сделала всё так, как её учил мэтр Грассилино, но до сих пор возможности применить свои знания у неё не было. Алина волновалась - получится ли у неё? Поэтому и не заметила, как в палатку, кроме слуг, вошёл ещё один рыцарь.    - Вот так, когда проснётся, рана уже не так болеть будет. Но ему надо полежать спокойно, - произнесла Алина и остановила взгляд на высоком и красивом парне. На неё внимательно смотрели голубые, даже не голубые, а стального цвета глаза. Алина немного смутилась, а парень сказал:    - Я вам благодарен за то, что вы позаботились о моём друге, это очень благородно с вашей стороны, позвольте узнать ваше имя.    - Али... - начала девушка и, опомнившись, поправилась: - Алин.    И увидев, что парень смотрит на её руки с накрашенными ногтями, смутилась ещё больше, забыв поинтересоваться именем собеседника, а тот спросил:    - Зачем это?    - Для красоты,- быстро ответила Алина, юноша удивлённо начал говорить, глядя на ногти девушки, крашеные каждый в свой цвет:    - Что же тут красивого...    - Благородный нранд, вы не назвали своего имени, а берётесь обсуждать красоту моих ногтей, - быстро сказала опомнившаяся Алина, - это неприлично!    - Лавит Гуталамо, владетель Гушлара, - ответил юноша и хотел ещё что-то сказать, но Алина ему этого не дала:    - Даже если вы владеете этим, как там его...    - Гушларом, - подсказал слегка растерявшийся Гуталамо, Алина кивнула и продолжила наседать на владетеля Гушлара, опешившего от такого напора или от того, что его титул не произвёл на этого юнца никакого впечатления:    - Так вот, уважаемый нранд, то, что вы там чем-то или кем-то владеете, не даёт вам право обсуждать мои ногти! Как хочу, так и крашу! И не каждому невежде, не разбирающемуся в красоте, об этом судить!    Алина всё это произнесла с как можно большим ехидством, на что Гуталамо, едва сдерживая гнев, ответил:    - А вы дерзки, юноша! То, что вы помогли моему другу...    Алина, недослушав, фыркнула, развернулась и, натягивая перчатки, вышла из палатки. Как раз в это время герольд объявил первую пару полуфиналистов:    - Благородный нранд Сергей Захаров, рыцарь Гаечного ключа, паладин ордена Небесного ключа!    - А также других резьбовых соединений, - тихо пробурчала Алина.    - Что вы сказали? - спросил неслышно подошедший сзади Гуталамо, девушка резко обернулась и так же резко ответила:    - Вы всё равно не поймёте, так что нечего подслушивать! Это не всяких владетелей дело!    - А вы дерзки, юноша, очень... - начал владетель Гушлара, но замолчал - герольд объявил следующего поединщика:    - Благородный нранд Айлион! Выступающий инкогнито! Пусть победит достойнейший!    Сергей и Айлиона отсалютовали друг другу мечами и медленно пошли по кругу. Быстрый обмен короткими ударами и снова круговое движение. Пройдя один круг, противники сошлись. Их мечи летали, выписывая замысловатые круги, а они сами прыгали из стороны в сторону, делая причудливые пируэты. Публика неиствовала, такого в Зирне ещё никто не видел. Этот поединок совсем не был похож на те, что были до этого. Вообще-то Айлиона и Сергей не сражались, а работали на публику, словно два опытных каскадёра из голофильма, но со стороны это выглядело как настоящий, красивый бой. Но всё когда-то кончается, отступивший назад Захаров поднял свой меч и в знак признания поражения протянул оружие сопернику. Айлиона взяла меч и подняла его высоко вверх, показывая, что она победила.    - Что-то я не понял, кто же победил? Почему рыцарь Гаечного ключа, признал своё поражение? - задумчиво произнёс Гуталамо, а Алина, словно оправдывая данное ей зрителями прозвище, хихикнула. Владетель Гушлара нахмурил брови, но тут герольд объявил вторую пару.    - Хоть вы и помогли моему другу, но в этом поединке победителем буду я! Слишком много поставлено на кон и я не могу допустить, чтоб принцесса Айлиона досталась какому-то юнцу! - произнёс Гуталамо, поднимая свой меч в приветственном жесте.    - Губу закатайте, благородный нранд, - ехидно ответила Алина и показала язык задохнувшемуся от возмущения Гуталамо. Со стороны это выглядело как обмен любезностями благородных нрандов, тем более что язык Алины не видел никто, кроме Гуталамо - маска мешала.    Поединщики не стали ходить по кругу, как предыдущая пара, кипевший от гнева Гуталамо сразу бросился вперёд, замахиваясь мечом. Алина, махнув мечом, словно собираясь подставить его под удар соперника, быстро убрала и сделала несколько шагов назад. Замах потянул Гуталамо вперёд, увернувшаяся Алина ухватила за край щита и сильно дёрнула, при этом резко присев. Её соперник, не ожидавший такой подлости, по инерции продолжил движение вперёд и, перелетев через девушку, растянулся на земле, но тут же, вскочив, развернулся к Алине, тоже поднявшейся и успевшей отбросить щит Гуталамо ногой в сторону.    - Вот вы уже и щит потеряли, сейчас и меч потеряете! И вообще, пинаться не хорошо! - последние слова бегущему за ней Гуталамо Алина бросила через плечо. Тот рычал от ярости, стараясь догнать быстрого противника. Под улюлюканье зрителей, чьи симпатии были на стороне владетеля Гушлара, сделав круг, Алина резко остановилась и замахнулась мечом. Гуталамо пришлось остановиться, чтоб не попасть под коварный удар или хотя бы парировать его. Но рыцарь был гораздо тяжелее Алины и не смог сразу затормозить. Девушка ударила его в сочленение доспехов, но Гуталамо, видно, понял, как Алина выигрывала предыдущие бои, извернувшись, подставил под удар пластину доспеха. Меч Алины оставил глубокую борозду, но вреда Гуталамо не причинил. Рыцарь сам попытался ударить мечом, одновременно, стараясь пнуть своего прыткого противника в ногу, так чтоб нанести травму.    - Что, страшно стало? Уже и лягаться начал! - успела сказать увернувшаяся Алина и снова побежала.    - Стой! Дерись, если ты мужчина! - выкрикнул Гуталамо, девушка, продолжая убегать, под смех трибун, ответила:    - Не могу, как мужчина! Ты ногами пинаешься! Веди себя прилично!    Сделав ещё один круг, Алина увидела, что её противник начал отставать, сбавила скорость так, чтоб тому казалось - вот-вот догонит наглого юнца. Когда это почти произошло, Алина отскочила в сторону и уже сама пнула пытающегося затормозить Гуталамо. При этом девушка выкрикнула:    - Я тоже так могу!    Соперники побежали дальше, делая ещё один круг, трибуны свистели и улюлюкали. Прихрамывающий Гуталамо снова закричал:    - Стой! Дерись!    Алина резко остановилась и, шлёпнув мечом по шлему рыцаря, ответила:    - Стою, дерусь!    Новый замах Гуталамо, Алина пропустила, пригнувшись, и от второго, что мог её разрубить сверху донизу, ушла в сторону. При этом девушка несколько раз ударила сама, целясь в сочленения пластин нагрудного панциря, но безрезультатно - они были плотно подогнаны друг к другу, а пробить саму пластину - сил не хватало. Ещё немного попрыгав, девушка снова пустилась наутёк, рыцарь бросился догонять. На этот раз он не старался догнать девушку во что бы то ни стало, ожидая, что та сама остановится. Алина решила больше не бегать и остановилась. Снова несколько могучих ударов, от которых Алина, не пытаясь их парировать, просто увернулась, и снова ей не удалось достать Гуталамо, уж очень у него были хорошие доспехи, намного лучше, чем у остальных участников турнира. Мало того, рыцарь не давал Алине как следует ударить, постоянно угрожая ей своим мечом. Гуталамо явно умел фехтовать и делал это лучше Алины, и девушка понимала: рано или поздно он её достанет. А убегать постоянно у неё не получится - так могут и поражение засчитать, раз убегает, значит боится!    Алина вспомнила, Сергей говорил, что материал её доспехов выдержит удар меча. Девушка решила рискнуть. Словно допустив оплошность, она позволила Гуталамо ударить себя в грудь, удар был настолько силён, что она отлетела и упала. Воспользовавшийся этим рыцарь подскочил и приставил меч к горлу девушки:    - Сдавайтесь, благородный нранд, вы сбиты с ног и проиграли!    - С чего вы так решили, благородный нранд? Я просто устал и прилёг отдохнуть после победы над вами. А вы опять поступаете неблагородно, пытаясь ударить меня после своего поражения, - Алина показала на предплечье Гуталамо, по нему стекала кровь. В пылу поединка рыцарь не заметил раны, теперь же её почувствовал - Алине удалось попасть в сочленение пластин или пробить одну из них там, где они были тоньше.    - Благородный нранд, - произнёс, обращаясь к Гуталамо, запыхавшийся помощник герольда, ему пришлось бегать за поединщиками, чтоб во всех деталях видеть ход поединка, - вы ранены, а это по условиям турнира...    - А у него! Я же ударил... - Гуталамо показал герольду мечом на Алину, сделав шаг назад.    Алина поднялась на ноги и продемонстрировала свой неповреждённый панцирь, на котором не было ни малейшей царапины:    - Я увернулся, удар пришёлся вскользь и не причинил мне вреда.    - Но почему же вы упали? - не сдавался Гуталамо, Алина с улыбкой ответила:    - Я же вам говорил - отдохнуть прилёг. Очень вы меня утомили своей беготнёй!    - Снимите маску, я хочу видеть - кто меня победил! - потребовал разгневанный Гуталамо, надвигаясь на Алину, та, спрятавшись за герольда, ответила:    - Если бы вы победили, я бы это сделал. Но увы, благородный нранд, дождитесь окончания турнира, тогда вы и увидите моё лицо.    Гуталамо ничего не сказал, отступив назад, его красивое лицо даже гнев не портил. Алина же неотрывно смотрела на владетеля Гушлара, снявшего шлем. Рыцарь, скривив губы, спросил:    - Что вы на меня так смотрите?    - Любуюсь, - сказала правду Алина. Гуталамо покраснел и повернулся к герольду:    - Попрошу оградить меня от оскорблений этого юнца с крашеными ногтями! Если ему повезло в это раз, то это ничего не значит!    Алина фыркнула, а Гуталамо, повернувшись к девушке, произнёс:    - Я вызываю вас, благородный нранд! Оружие и место поединка на ваш выбор. Сообщите мне ваше решение после турнира!    - Я принимаю ваш вызов, уступаю вам выбор места и оружия, благородный нранд! И оставляю за вами возможность отказаться от вашего вызова после турнира и принести мне свои извинения, - с улыбкой ответила Алина, Гуталамо заскрежетал зубами, поклонился и пошёл с арены.    Герольды объявили о финальном поединке, при этом кричали по очереди. Алина сказала стоящей рядом Айлионе:    - Надо было им кричать хором, получилось бы громче и солиднее, а так орут, словно голодные уламрики.    Айлиона хихикнула, а Алина продолжила:    - Меня Гуталамо на поединок вызвал...    - По его логике он правильно поступил - он думает ты один из претендентов на руку принцессы, и если он не смог победить тебя на турнире, то, наверняка, сделает это на дуэли. Потом вызовет меня, а потом Сергея, вот кандидатов в женихи и не останется, вот так-то, - пояснила Айлиона и задумчиво добавила: - Нам надо подумать, как вывернуться из этого положения. Когда снимем маски и откроемся, то король может меня заставить жениться на претенденте, дошедшем до полуфинала, а поскольку, это будет Сергей...    - То есть ты хочешь сказать, что Гуталамо обязательно вызовет на дуэль Сергея? Как полуфиналиста, сражавшегося с тобой? Честно говоря, мне не хочется гибели ни одного из них.    Айлиона внимательно посмотрела на Алину и предложила:    - Давай, их разделим: тебе Лавит, а мне Сергей! Согласна?    - Согласна! - кивнула Алина и показала в сторону арены: - Ну что, идём, а то вон тот дядька...    - Герольд, - поправила подругу Айлиона, Алина кивнула:    - Герольд уже нам машет.       В финал вышли оба рыцаря ласточек, так их называли, потому что у обеих эмблемой была ласточка, у одного длиннохвостая, а у другого короткохвостая. На этих рыцарей поначалу никто не ставил - невысокие, худенькие, они выглядели подростками, решившими поучаствовать во взрослом турнире. Но после первых поединков, выигранных этими рыцарями, к этим юношам (хоть их лица и были скрыты под маской, но было видно, что подбородков бритва не касалась), проявился зрительский интерес. Был ещё один неизвестный рыцарь, дошедший до полуфинала, но своего лица и имени он не скрывал и обратил на себя внимание только своим умением фехтовать. Натасканный капитаном Ситарно Сергей, и так очень прилично фехтовавший, теперь это делал виртуозно, но он всё же, хоть и редко, но пропускал удары, но его доспехи пробить никто не мог и складывалось впечатление, что выпады его противников не достигают цели, а сам рыцарь великолепно фехтует. А два молодых человека приковывали к себе внимание, ещё и своей таинственностью. Известны были только их имена, скорее всего, вымышленные.    В поединке известного бойца и великолепного фехтовальщика нранда Лавита Гуталамо и рыцаря Алина ставки были пятьдесят на пятьдесят, то есть их шансы на победу оценивались как равные. Сейчас же зрители только азартно спорили - кто победит, ставки мало кто делал, так как непонятно было - кому из рыцарей ласточки отдать предпочтение, уж очень похожи они были, и если судить по их поведению, ещё и дружны. Вот и сейчас, перед поединком, что решит, кто из них будет победителем турнира и возьмёт в жёны принцессу, рыцари мирно беседуют и даже смеются.    Герольд подал команду к началу поединка, и рыцари словно начали какой-то замысловатый танец, то, что было в поединке одного их них и рыцаря Гаечного ключа, выглядело слабым подобием того, что происходило сейчас. Но вот рыцарь длиннохвостой ласточки остановился и поднял свой меч в знак признания своего поражения. Король величественно, хотя было видно, что он очень недоволен результатом турнира, произнёс, обращаясь к победителю:    - Снимите свою маску, благородный нранд, мы хотим увидеть ваше лицо и...    Король не договорил, рыцарь снял маску, и все сидевшие в королевской ложе, а там была вся королевская семья, не хватало только младших сыновей и дочери, дружно ахнули:    - Айлиона!    - Так вот почему она отсутствовала! - поджав губы, произнесла Аймилона, сидевшая рядом со своим немолодым мужем - правителем южной провинции Зирны. Продолжая кривиться, ведь Гуталамо был моложе её мужа и гораздо красивее, средняя сестра Айлионы с тем же брезгливым выражением лица продолжила: - Не понимаю, что ей ещё надо, раз она пошла на такое ради того, чтоб не выходить замуж.    - Дочь моя, наше слово нерушимо, - торжественно провозгласил король и, глянув в сторону второго рыцаря ласточки, ещё не снявшего маску, произнёс: - Вы выйдете замуж! Хоть вы и выиграли турнир, непонятным образом одолев всех соперников, но один из них, всё же стал победителем турнира, уступив только вам! И он станет вашим мужем, да будет так!    Король торжествующе обвёл притихших зрителей взглядом - дочь пыталась нарушить его волю, но он настоял на своём. Обращаясь ко второму финалисту, король сказал:    - Снимите свою маску, благородный нранд, пусть все увидят лицо мужа моей дочери!    - Надеюсь, ваше величество, вы не откажитесь от своих слов, - произнесла Айлиона, а замешкавшийся рыцарь стянул маску.    - Айлиона! - снова в один голос ахнули все, кто находился в королевской ложе.    - Э-э-э... А-а-а-а... - оторопело протянул король и, собравшись с мыслями, растерянно спросил: - Айлионы, дочери наши... Но как же так? Как вы?..    Король, не понимая, что происходит, посмотрел на придворного мага, тот напустив на себя важный вид, произнёс:    - Науке известны подобные случаи, когда у давно живущего появляется двойник, брат-близнец, в данном случае - сестра.    - От одной масса проблем была, так теперь их две! - скривилась в недовольной гримасе Аймилона, а Айсилона прошипела:    - Теперь понятно, как были украдены пирожки Маримиса, одна нам показывала, как вышивать умеет, а другая воровала! От Айлионы одни неприятности! Теперь их вдвойне больше будет!    - Ну что вы, сестрички, волнуетесь, - улыбнулась Айлиона, - была одна масса проблем, теперь будет две, неприятности были одни, теперь их будет много. Вам не привыкать.    - Но как? - снова спросил король. - Как так вышло, что их стало две? Как могла появиться вторая?    - Почкованием, - пояснила вторая Айлиона, но никто не понял, как же это происходит.    - Пути богов неисповедимы, - произнёс Грассилино, и взоры присутствующих обратились на верховного жреца, сидевшего в своей ложе. Кому же, как не жрецу знать, куда могут завести пути богов? Понимая всю важность создавшегося момента, жрец погладил роскошную (почти как у гнома) бороду и торжественно произнёс:    - Богам было угодно, чтоб у принцессы Айлионы появилась сестра! И она появилась, явив нам чудо божественного помысла! Нарекаю тебя, дитя - Алиной!    Жрец торжественно потряс руками, видно, стряхивая с них на головы девушек, а может, ещё на кого-то этот самый божественный помысел или не менее божественное благословение. В том, что это воля богов, никто уже не сомневался, ведь жрец об этом сразу сказал, не спрашивая у богов, что они думают по этому поводу и без полагающихся к таким вопросам жертв. Хотя жертвы были, но приносили богам не полагающийся по такому поводу скот, а небольшой мешочек с алмазами, который попросил передать богам нранд Мартуран. А мешочек ему, в свою очередь, передал Сергей Захаров, с которым Мартуран неделю назад имел беседу.    Нранд Мартуран сразу же узнал о желании Захарова участвовать в большом рыцарском турнире и о тех действиях, что для этого были предприняты. Было бы странно, если бы начальник "ночной стражи" не постарался быть в курсе всего происходящего. Тем более что, вообще-то, затея девушек с участием в турнире, с целью предотвращения замужества Айлионы, была авантюрой, заранее обречённой на провал. Король решил выдать свою дочь замуж за Гуталамо и сделал бы это при любых обстоятельствах, и нранд Мартуран это прекрасно понимал. Но если это нельзя предотвратить, то можно попытаться свести к нулю все выгоды, что надеялся получить король, и в появлении двойника Айлионы хитроумный начальник "ночной стражи" увидел шанс это сделать. Союз Зирны и Гушлара должен был быть скрёплен браком Гуталамо и дочери короля Маритоса, а поскольку свободной была только Айлиона, то ей и была уготована роль невесты-залога этого союза. Теперь же когда девушек две (то, что боги признали её сестрой Айлионы, не делало Алину дочерью короля), если этот брак состоится, то можно объявить, что это была другая девушка, а не дочь короля. Да и само бракосочетание откладывалось на какое-то время - главный приз турнира сам этот турнир и выиграл, с этим тоже надо разобраться.    Маритос понял, что его планы если не рушатся, то близки к этому. Быстро опомнившись, он просчитал ситуацию и принял, как ему казалось, единственно верное решение:    - Боги послали нам дочь! Мы не можем противиться воле богов, мы признаём девушку, наречённую Алиной, нашей дочерью! Наши возлюбленные дети! Сыновья и дочери! - Маритос повернулся к находящимся рядом с ним в королевской ложе детям: двум старшим сыновьям и дочерям, - отныне у вас есть ещё одна младшая сестра, любите её как Айлиону!    - Да, если они полюбят тебя как меня, то будут у тебя проблемки и весьма немаленькие, - тихо сказала Айлиона Алине.    - Что ж это такое! Что они делают? Алина член нашего экипажа и, в конце концов, она не сирота, у неё есть родители! - возмутился ван Вейдн, браслеты-переводчики всё исправно переводили, правда, делали это односторонне, перевод высказываний космолётчиков на язык Зирны Найда блокировала.    - Я так понимаю - Алина теперь принцесса, - произнёс Азман и, посмотрев в сторону одетого в доспехи бортинженера, многозначительно добавил: - Захарова сейчас король назначит министром.    - Каким министром, что вы такое говорите? И кем стала Алина? Ей что? За победу в турнире присвоили звание местной принцессы? - спросил Храмов, только начавший понимать, что происходит что-то необычное. Азман пояснил:    - Победила не Алина, а её местная подружка, но, видно, король так впечатлился выступлением Алины, что решил её удочерить и сделал это незамедлительно. Так что теперь, обращаясь к Алине, говорите - ваше высочество. И делайте это как можно более почтительно, если Алина обидится и решит, что вы не выполняете её команд - занять своё место в ложементе, синяком не отделаетесь. Она пожалуется своему приёмному папаше, и тот прикажет отрубить вам голову.    - А к Захарову как обращаться? - растерялся Храмов, представив, как ему рубят голову за отказ занять своё место согласно штатному расписанию. Отвечая на вопрос начальника научной экспедиции, Марк пожал плечами:    - Даже не знаю, наверное, ваше превосходительство. Правда, его ещё не назначили, видно у них все министерские должности уже заняты. Но судя по всему, для него создадут новое министерство.    - Какое? - машинально спросил Храмов, Азман охотно пояснил:    - Гаечного ключа, двадцать восемь на тридцать два.    - Почему? - снова задал вопрос совсем оторопевший Храмов. Марк усмехнулся:    - Большой ключ - больше уважения, можно конечно, назвать министерство - разводного ключа, но тут напрашиваются нехорошие ассоциации.    - Какие? - повторил окончательно сбитый с толку Храмов, Азман продолжил объяснения:    - Могут решить, что в этом министерстве разводят и делают это гаечным ключом.    Храмов хотел ещё что-то сказать, но Азман показал, на снова начавшего говорить, короля. Маритос, признав Алину своей дочерью, всё же попытался претворить свой план в жизнь:    - Слово короля - закон! Как для любого из его подданных, так и для самого короля! Поэтому мы не меняем своего решения, самые отважные рыцари, показавшие свою доблесть и дошедшие до полуфинала, станут мужьями наших дочерей! Благородные нранды, подойдите!    Гуталамо и немного смущающийся Захаров подошли к королевской ложе, встав рядом с Алиной и Айлионой. Во время объявления победителя и снимания масок Алина стояла справа, а Айлиона слева. Пока король говорил, они несколько раз поменялись местами. Одинаковые лица, одинаковые доспехи, на которых были изображены одинаковые ласточки, правда, у одной хвост длиннее, но если на это сразу не обратить внимание, а это так и было, то определить где Алина, а где Айлиона, уже не представлялось возможным. Но Гуталамо, ставший рядом с Алиной, и Захаров, занявший место рядом с Айлионой, точно знали, где кто, но не стали на этом заострять внимание короля. А тот, благосклонно кивнув рыцарям, провозгласил:    - Мы отдаём вам, благородные нранды, самое дорогое, что у нас есть - своих дочерей! Согласны ли вы взять их в жёны?    - Не советую вам делать это немедленно, благородные нранды, - тихо проговорила Алина, но при этом ухватила под руку Гуталамо, Айлиона сделала тоже самое с Захаровым. Вцепившись мёртвой хваткой в владетеля Гушлара, Алина на этот раз произнесла очень громко: - Они согласны, но сделают это не сразу, постепенно, предварительно хорошо подумав.    - Как это? Взять в жёны постепенно? - не понял король, Алина ещё раз повторила:    - Хорошо подумав! - и тихо, так чтоб слышал только Гуталамо (Сергей и Айлиона, стоящие рядом, тоже слышали), произнесла: - Я на вас, благородный нранд, очень обижена. Вы со мной очень грубо разговаривали, а потом больно ударили, у меня теперь всё тут болит!    Девушка приложила руку к груди, а потом прижалась к рядом стоявшему нранду. Хотя тот ничего не мог почувствовать сквозь пластины двух доспехов - свои и Алины, но парню стало жарко, он, запинаясь, произнёс:    - Как?.. Как я могу искупить свою вину?    - Я же сказала, постепенно и ещё - нежно, - тихо ответила Алина, ещё сильнее прижимаясь и, словно поняв нелепость подобных объятий, а может, услышав скрежет соприкасающихся доспехов, девушка отстранилась и уже громко сказала:    - Благородные нранды согласны на всё! Но не сразу, сначала они хорошо подумают. Ведь так, благородные нранды?    Хотя вопрос она задала вроде обоим парням, но смотрела только на Гуталамо, тот покраснел ещё больше, но возможно причиной этому был не взгляд девушки, а что-то другое - руки парня и девушки соприкасались и перчаток на них не было. Алина, не выпуская руки Гуталамо, повернулась к ложам и заметила пристальный взгляд Мартурана и чуть заметно ему кивнула, словно успокаивала. Тот кивнул в ответ, вроде как одобряя действия девушки. Но Алина поняла, что ей ещё предстоит с начальником "ночной стражи" весьма серьёзный разговор.    - Но, дочери мои, мы как ваш отец, настаиваем, чтоб вы выходили замуж сразу, а не постепенно! - напомнил о себе король Маритос. Строго нахмурив брови, он добавил: - Такова наша королевская воля! И вы как послушные дочери и подданные должны её выполнять! И не постепенно, а сразу!    - Отец прав, мы должны выполнить его волю, - тихо произнесла Айлиона. Алина растерялась - то, что вначале выглядело как забавная игра, невинное развлечение (даже участие в турнире, где другие рыцари могли получить серьёзные ранения или увечья, для девушек не были опасными - доспехи из высокопрочного пластика были надёжной защитой), обернулось нешуточной проблемой. Неожиданно на помощь пришёл мэтр Грассилино:    - Ваше величество, я должен вам возразить - Алина и Айлиона сильные маги и мои ученицы. А согласно "Уложению о магах, их деяниях и привилегиях" вопрос замужества или женитьбы решают они сами. Вы знаете, чем это вызвано - маг или магиня должны заботиться о том, чтоб искра их дара не угасла в детях, поэтому пару они себе ищут сами или по рекомендации совета магов. И если девушки хотят присмотреться к своим избранникам, то не стоит их торопить.    Алина заметила, как снова кивнул нранд Мартуран и этот кивок был предназначен именно ей, начальник "ночной стражи" явно о чем-то хотел предупредить или предостеречь. А король растерялся, не зная, что сказать, действительно, пункт о том, что маги сами себе выбирают пару, существовал в "Уложении о магах, их деяниях и привилегиях". Одарённых было катастрофически мало, и их количество с каждым годом уменьшалось. Верховный совет магов, в своё время этим очень озабоченный, попытался взять дело воспроизведения одарённых в свои руки, но потерпел неудачу. У двух магов необязательно рождался ребёнок, одарённый, скорее наоборот - отпрыск пары, которой предписывал связать себя семейными узами совет, не имел способностей к магии. Но у тех, кто соединил свои судьбы по любви, даже вопреки рекомендациям совета и желанию родственников, ребёнок всегда обладал способностями к магии, даже если один из супругов не был магом! Надо ли говорить, что маги чаще всего рождались от внебрачных связей, у любовников? Там-то любовь была точно! Таким образом, Айлиона и Алина, дочери Маритоса, одна родная, а другая приёмная, попадая под действие "Уложения", могли выбирать себе женихов, ни на кого не обращая внимания, в том числе и на короля. Айлиона, привыкшая хоть и с фырканьем, но выполнять волю своего отца, об "Уложении" как-то не подумала, а Алина просто не знала. Это был давний закон, и об этом его пункте мало кто помнил, потому что сейчас указывать магу, что ему делать в таком вопросе как женитьба или замужество, мало бы кто решился. А вот Мартуран и Грассилино об этом "Уложении" знали и помнили. Придворный маг, хотел сразу выложить этот козырь, не доводя дело до турнира, но хитрый начальник "ночной стражи" убедил его это не делать, а приберечь этот довод напоследок. Скорее всего, у Мартурана были по этому поводу, какие-то свои соображения, но он ни с кем ими не поделился. Возможно, его предостерегающий кивок и был этим вызван (его тайными, никому не рассказанными планами). Алина даже не догадывалась, о чём хотел её предупредить, начальник "ночной стражи", тем более что вниманием девушки завладел учтиво поклонившийся, Лавит Гуталамо:    - О прекрасная Алина! Нет мне прощения, я дерзнул скрестить с вами свой меч! Если бы я знал, кто скрывается под маской, я бы сразу сдался! Теперь я припадаю к вашим ногам в надежде вымолить прощение!    - А вот этого не надо, тут слишком грязно, если вы припадёте к моим ногам, то потом вас долго чистить придётся, - Алина насмешливо посмотрела на владетеля Гушлара и укоризненно добавила: - Я же вам намекала, а вы не поняли!    - Увы мне! Я не смог понять ваш намёк! Но я и сейчас не понял, в чём же он заключался!    Алина, укоризненно качая головой, словно сетуя на непонятливость своего собеседника, ответила:    - Я вам язык показала, согласитесь с тем, что опытный воин не будет такого делать перед тяжёлым и ответственным поединком, на такое способна только легкомысленная девушка! Я вам такой намёк сделала, а вы не поняли! Что же мне надо было вам показать, чтоб до вас дошло!    Айлиона захихикала, а Сергей укоризненно покачал головой, а Алина, глядя на снова покрасневшего Гуталамо, изо всех сил сохраняя серьёзность, величественно кивнула:    - Вы хотели искупить свою вину? Искупайте, разрешаю! Пригласите девушку...    - Разрешите вас, прекраснейшая из прекрасных, пригласить в трактир "Королевское солнце"! - предложил Гуталамо, не дослушав Алину, но решив, что правильно понял её намёк, а та возмутилась:    - Ничего себе искупление вины - приглашают девушку в трактир!    - Алина, - остановила возмущённую подругу, теперь уже сестру, Айлиона, - "Королевское солнце" - это самый лучший трактир в Зирне! Туда не пускают простолюдинов и даже купцов, только благородных, и то не всех! Там готовят великолепные блюда и выступают лучшие менестрели, в том числе и эльфийские!    - Ну так бы сразу и сказали - элитный ресторан, а то - трактир! Можно подумать, что девушек просто на пиво пригласили... - пробурчала Алина, Гуталамо снова не понял, чем вызвано раздражение Алины, начал оправдываться:    - Я не хотел вас обидеть своим предложением, но это действительно очень приличное место. Туда пускают только тех, о ком точно известно, что он благородного происхождения. Впервые приходящий должен получить рекомендации...    - Я надеюсь, не от короля? - перебила Гуталамо Алина. - Я принимаю ваше предложение с одним условием - вы приглашаете Айлиону и Сергея и организовываете им эти рекомендации.    - О прекрасная Алина, я с радостью это сделаю и дам рекомендацию рыцарю Гаечного ключа! Принцесса Айлиона в рекомендациях не нуждается, а вы будете со мной, поэтому...    - Тоже не нуждаюсь, это хорошо, - кивнула Алина, - как будет организовано это мероприятие?    - Я не понял ваших слов, как и того, почему вы назвали трактир - рестотратном...    - Рестораном, - поправила Алина.    - Благодарю вас, - поклонился Гуталамо и назначил время встречи, назвав трактир тем именем, что ему присвоила Алина. - Я буду ждать вас у входа в ресторан, завтра в пять часов вечера.   

Глава шестая. Тонкости придворного этикета, ведьмы и неожиданное окончание похода в элитный трактир

      Утро началось как обычно - Айлиона стянула одеяло с Алины, а потом и вовсе столкнула ту с кровати на пол.    - Ну как можно так долго спать в такой день! - возмущалась Айлиона, на что Алина, зевая, ответила:    - А какой сегодня день? Турнир уже был, а поход в ресторан намечен только на пять вечера.    - Ты до пяти и спала бы! - продолжала возмущаться Айлиона. - Сегодня с нами хочет побеседовать меймиррэ Исалина!    - Как, прямо в ресторане? - удивилась Алина, подняв одеяло и стараясь в него завернуться. Айлиона поняла намерения сестры, та не только хотела завернуться в одеяло, но и улечься обратно на кровать. Одеяло было безжалостно отобрано вместе с ночной рубашкой. Алина удивлённо оглянулась и спросила:    - А где Фикосин? Видишь, как рано, она тоже ещё спит.    - Сегодня мы будем принимать водные процедуры как положено принцессам, с полагающимися для этого служанками, скрываться-то нам уже не надо, вот Фикосин и не пришла, - поясняя отсутствие дуэньи, Айлиона вытолкала сестру в мыльню. Бочка уже была наполнена водой и, судя по запаху, в воде присутствовали какие-то ароматные травы, чего раньше не было.    - Ой! - Алина не то что испугалась, больше удивилась - в помещении хлопотали шесть девушек, одетых только в набедренные повязки. - Это кто? Что они тут делают в таком количестве?    - Это банные служанки, они будут нас мыть, делать массаж. А потом вытирать насухо, - пояснила Айлиона и, видя недоумение сестры, продолжила объяснения: - Принцессу моют четыре служанки, так положено. Вообще-то нас должны мыть восемь, но их шесть, потому что тут больше не поместится, мешать будут друг дружке.    - Ну ладно, - согласилась Алина и полезла в бочку, но ей этого не дали сделать - две дюжие служанки, ухватив девушку под руки, легко её туда усадили и стали поливать, набирая ковшиком воду. Айлиона хихикала, наблюдая растерянность сестры. А Алину вытащили из бочки, разложили на лавке и принялись усиленно мять, делая массаж. Нельзя сказать, что это было неприятно, но уж очень усердно. Алину подняли с лавки (её место заняла Айлиона), поставили рядом с бочкой и стали старательно, в шесть рук намыливать. Растерянная девушка не сопротивлялась -- её вертели как куклу, не давая ничего сделать самой. В самый разгар банной процедуры, когда девушку крепко держали за руки, не давая шевельнуться, в мыльню зашёл мужичок с вязанкой дров. Раньше, когда девушки мылись, вода была горячая только в начале, а потом остывала, сейчас же под бочкой стояла закрытая жаровня, в которой горел огонь, поддерживая нужную температуру воды. Если девушки-служанки, щеголяли только в набедренных повязках, то на мужичке был надет халат, судя по всему, ватный. Алина ойкнула и попыталась прикрыться руками, но сильные руки служанок этому воспрепятствовали, а вот Айлиона невозмутимо продолжала лежать на лавке, даже прикрыла глаза от удовольствия. Алина последовала примеру сестры и зажмурилась, вроде как - чего не видишь, того и нет. Через несколько минут, раскрыв глаза, и убедившись, что мужичок ушёл (в этот момент служанки посадили девушку в бочку), Алина, недовольно морщась, спросила, кивнув на закрытую дверь:    - Это кто?    - Истопник, в его обязанности входит - поддерживать огонь, чтоб температура воды была постоянной, - пояснила одна из служанок и, увидев недовольную гримасу девушки, спросила: - Вода холодная? Если так, истопник будет наказан.    - Розгами? - машинально спросила Алина, служанка переспросила:    - Розгами? Нет, палками, но если принцесса желает наказать нерадивого розгами, её воля будет исполнена!    - Сурово тут у вас, - это Алина сказала поднятой с лавки Айлионе, теперь намыливали её. Та кивнула, соглашаясь, и спросила:    - Ли, так что, наказывать не будем?    - Да вроде не за что, - пожала плечами Алина и добавила: - Только скажите ему, чтоб стучал, перед тем как войти.    - Жун! - закричала одна из служанок, видно старшая, мужичок снова вошёл, ещё раз смутив Алину, её как раз достали из бочки и вытирали мягкими полотенцами.    - Жун, - старшая служанка нахмурила брови, - принцесса недовольна тем, что ты входишь без стука! Перед тем как войти, теперь будешь стучать! Понял? Покажи, как это сделаешь!    Донельзя удивлённый (а чего стучать? Он же выполняет свою работу?) мужичок вышел и, постучав, сразу же снова вошёл.    - Вы довольны, моя принцесса? - спросила служанка, Алина не стала говорить о том, что входить надо только после разрешения это сделать, только махнула рукой. У неё сложилось впечатление, что если она прикажет этому мужичку и служанкам, разбить себе лоб или утопиться бочке, те с улыбкой это сделают.    Завтрак тоже был не похож на обычные, Фикосин снова не было, а девушкам прислуживало снова шесть служанок, уже других, только их старшая была та же, что и в мыльне, но уже одетая, как и остальные, короткую тунику. Служанки прислуживали так, что Алина только накалывала понравившееся ей куски на вилку. Девушка только собиралась достать что-нибудь с одной из тарелок, протягивала туда вилку, даже не протягивала, а обозначала направление, как эту тарелку ей подавали. В момент, когда ей промакивали губы салфеткой, спросила у сестры:    - Слушай, Ли, а если я прикажу, они меня и кормить будут?    - Если прикажете, - вместо Айлионы ответила старшая служанка.    - А если прикажу жевать за меня, тоже будете? - поинтересовалась у неё Алина.    - Как пожелаете, - снова поклонилась служанка.    Алина только рот открыла от изумления, служанка восприняла это как пожелание и с очередным поклоном спросила:    - Кому из нас прикажете для вас жевать?    - Э-э-э... Не надо, я сама, - ответила Алина и растерянно посмотрела на сестру: - Они что? Это всё серьёзно?    Та кивнула, а Алина со вздохом заметила:    - Тяжела доля настоящей принцессы, даже пожевать самой не дают!    Айлиона хихикнула, а её сестра поинтересовалась:    - А чего ты тогда продукты с кухни таскала, если тут такое обслуживание?    - Обычно мне прислуживали только две служанки, это происходило во время завтрака, обеда и ужина. А я не всегда дожидалась отведенного времени, а во дворце строгий распорядок, для приёма пищи отведены определённые часы, в неурочное время кушать не положено, к тому же я брала, что мне понравится, а не то, что подадут.    - Ли, а заранее заказать?    - А кто я такая, чтоб заранее заказывать? Младшая дочь, что приготовили на общей кухне, то и ешь.    - Да, тяжела доля настоящей принцессы, - делано вздохнула Алина, - мало того, что жевать не дают и делают это вместо тебя, так ещё и жуют не то, что хочешь! Хотя и то, что приготовлено на общей кухне, очень даже ничего. Но если можно разнообразить меню, то почему бы этого не сделать?    Алина напряглась и словно из воздуха вынула два пирожка, один взяла себе, а другой отдала сестре. Старшая служанка с некоторым ужасом произнесла:    - Это пирожки принца Маримаса! Если пропажа будет обнаружена, а она обязательно будет обнаружена, как и то, кто взял, мы будем наказаны!    - За что наказаны? - не поняла Алина.    - За то, что допустили подобное! Не угодили вам, раз вы сами взяли!    - Интересная система наказаний, приготовили одни, а за то, что приготовленное не понравилось или его мало, наказывают других. Но не беспокойся, не найдут, - ответила жующая пирожок Алина, - кишка тонка. Следующий раз пусть и нам такие пирожки испекут. Понятно?    Старшая служанка, а за ней и остальные судорожно закивали, при этом некоторые закатили глаза. Поведение своих подчинённых пояснила старшая служанка:    - Ваше высочество, вы видите кишки мага, который состоит на службе у принца Маримаса?    Алина не поняла сразу вопрос служанки, а когда дошло, разразилась смехом, увидев, что и Айлиона не поняла, пояснила:    - Нет, кишки других людей я не вижу, магов в том числе. Это выражение показывает, что они мне не конкуренты, я гораздо сильнее.    Казалось бы, это объяснение должно было успокоить служанок, но те застыли, боясь от ужаса, явно написанного на их лицах, шевельнуться. Алина покачала головой, вспомнив, что магов здесь не только уважали, но и боялись. Пока она скрывала своё лицо, общаясь только с мэтром Грассилино, это было незаметно, а сейчас, увидев реакцию служанок, Алина растерялась сама. Да тогда никто и не знал, что Айлиона и Алина - маги, теперь же отношение поменялось. Девушка постаралась успокоить служанок:    - Вам нечего меня бояться, пускай другие опасаются. А на кухне скажите, если не будет пирожков, то я разгневаюсь, на них разгневаюсь, а не на вас.       Закончив завтракать, сёстры направились в башню к мэтру Грассилино. Там их уже ждала красивая женщина в короткой тунике, не скрывающей, а скорее, подчёркивающей достоинства фигуры. Алина залюбовалась, и женщина это заметила, дружелюбно улыбнувшись девушке, а вот Грассилино и Айлиона чувствовали себя в присутствии этой женщины не то что сковано - не в своей тарелке точно. Женщина это прекрасно видела и, казалось, таким положением была даже довольна.    - Здравствуйте, меймиррэ Исалина, - поздоровалась Айлиона, вслед за ней это сделала и Алина.    - Здравствуйте, девочки, - поздоровалась женщина.    - Вот, меймиррэ Исалина выразила желание с вами побеседовать, - начал Грассилино, но Исалина не дала ему договорить:    - Не только побеседовать, но и посмотреть.    Если придворный маг и был недоволен, тем, что его перебили, то ничем это не показал. Айлиона сжалась, будто чего-то испугавшись, а Алина, заметив испуг своей сестры, крутанулась на месте, словно приглашая - хочешь смотреть, так смотри! Женщина улыбнулась:    - Ты мне нравишься, девочка, такая и должна быть... - Исалина, не договорив, предложила: - Я бы хотела, чтоб ты со своей сестрой посетила меня и мою школу, мне есть что тебе показать и рассказать. Да и поспрашивать тебя есть о чём.    Увидев, что метр Грассилтно заволновался ещё больше, а Айлиона испугалась уже всерьёз, Алина, прищурив глаза, ответила:    - Так чего тянуть. Полетели!    Алина ещё не успела перенести свой гравискейт в покои Айлионы, он по-прежнему хранился в одной из комнат башни придворного мага. Позвав сестру, якобы помочь ей принести летающую доску, девушка направилась за своим транспортным средством.    - Чего ты испугалась? - задала вопрос Алина, когда девушки вышли в другую комнату.    - Исалина - ведьма, и её школа ведьм пользуется дурной славой, говорят, что все девушки, что туда заходят...    - Оттуда больше не выходят, так? - усмехнулась Алина, Айлиона помотала головой:    - Нет, они становятся ведьмами!    - И много туда девушек заходит? И как они это делают - сами идут, или их туда тащат? - заинтересовалась Алина, Айлиона ответила:    - Сами идут, но Исалина их туда приглашает.    - Тогда понятно, она отбирает кандидаток, тщательно отбирает, раз нет отсева - никто же из девушек не возвращается обратно, а выходит уже после обучения ведьмой. У нас с тобой есть одно преимущество перед теми девушками, мы уже обученные маги, пусть и не очень, но обученные и не слабые, так что не бойся. А что за ведьма эта Исалина, сейчас и посмотрим.    Успокоенная словами сестры, Айлиона хихикнула, вспомнив свой первый полёт на гравискейте. Она уже привыкла к тому, что вытворяла Алина в воздухе, а вот неподготовленного человека, даже могущественную ведьму, это может изрядно напугать. Видно, об этом же подумал и мэтр Грассилино, с некоторым злорадством наблюдая за приготовлениями своей ученицы к полёту на летающей доске. В последнее время девушки летали в коротких туниках - своей повседневной одежде, только надевая специальные ботинки - всё-таки ноги должны быть надёжно закреплены. Как всегда, Айлиона встала перед Алиной, заняв место ученика, а её сестра - инструктора. Исалину поставили между девушками, так как её требовалось держать, что Алина и сделала, прижав ведьму к сестре и обхватив обеих руками.    Гравискейт, вывалился из окна и устремился к земле в крутом пике, больше напоминавшем падение. Алина развернула его в самый последний момент и, едва не чиркнув по мостовой, не снижая скорости, направила в лабиринт городских улиц.    - Иех! - Айлиона визжала не от страха - от восторга. Алина в этот раз превзошла саму себя, а может, это сказывались её способности мага. Девушка избегала столкновения со стенами домов и прохожими на улице в самый последний момент. Стянув с лотка торговца несколько яблок (даже самый искусный наездник гравискейта этого не смог бы сделать, Алине это удалось, используя магию), девушка захрустела сама и предложила своим пассажиркам. Если Айлиона невозмутимо присоединилась к сестре, то Исалина есть не стала. Попетляв по улицам, Алина подняла гравискейт над крышами и, спросив у Исалины, куда лететь, направила своё летающее транспортное средство в нужную сторону.    Алина подвела гравискейт к одному из окон башни на краю города и, заложив лихой вираж, залетела туда, слегка напугав двух девушек, что там находились. Впрочем, они быстро опомнились и поприветствовали ведьму, зажатую между Алиной и Айлионой:    - Здравствуйте, шарань Исалина! А кто это с вами?    - Миасса, Шихла, поприветствуйте новых сестёр! - ответила Исалина, выбираясь со своего места на гравискейте, ноги у неё слегка дрожали. А Алина и Айлиона не спешили покидать своё транспортное средство, осматривая место, куда попали.    - Здравствуйте, сёстры! - поклонились девушки.    - Вы, наверно, ошиблись, мы не ведьмы, - возразила Алина, на что Исалина ответила:    - Настоящие ведьмы, вас даже инициировать не надо, только слегка подучить и всё.    - Мы и так учимся у мэтра Грассилино, мне кажется, он хороший учитель, - возразила Алина, взявшая на себя переговоры, так как Айлиона молчала. Исалина кивнула, то ли соглашаясь, то ли принимая к сведению, после чего сказала:    - Посмотрите на этих девушек, они ведьмы. Почему-то принято считать, что ведьма старая и уродливая, но это не так. Ведьма - это женщина, обладающая могуществом мага. А какая женщина согласится выглядеть старой и тем более уродливой? А?    - Никакая, - согласно кивнула Алина. Она могла рассказать, что именно так считают и в её одном мире: ведьма - это уродливая, вредная старуха. Видно, эта мысль так явственно отразилась на лице девушки, что Исалина улыбнулась:    - Общее заблуждение, поддерживаемое самими ведьмами. В том числе и у вас в мире, а на самом деле ведьма - молода и красива, поэтому никто и не подумает, что она ведьма. Если только сама в этом не признается.    Алина отметила, что эта ведьма знает, что она из другого мира, возможно, ей об этом рассказал мэтр Грасилино, а возможно, сама догадалась. Но с другой стороны, Исалина знает, как выглядят ведьмы Терры, а может -- это просто догадка. Вспомнив историю своего мира, девушка сказала:    - Но ведьмами были не только старухи, были молодые и красивые, их ловили и даже сжигали на кострах.    - Какое варварство, - не выдержала одна из девушек-ведьм, вмешиваясь в разговор, вторая поддержала подругу:    - Бессмысленное занятие, ведьму не так просто сжечь.    - Но ведь жгли же, об этом есть документальные свидетельства, - возразила Алина.    - Скорее всего, жгли безвинных, по ложному обвинению или злому навету! Шихла права, ведьму сжечь невозможно, а огненную - даже опасно для сжигающих, она может на них направить огонь, - поддержала свою ученицу Исалина. Алина оглянулась на так и не сказавшую ни слова Айлиону и спросила:    - Уважаемая Исалина, зачем вы нас к себе пригласили? Ведь не о ведьмах и кострах поговорить?    - Я хотела предложить вам присоединится к нам, но вижу, что вы и так ведьмы, обе!    Снова Айлиона промолчала, ответила Алина:    - Мы маги, нас обучает мэтр Грассилино, и ничего похожего на умения ведьм он нам не показывал. Кроме того, как я поняла, отношениями между магами, особенно магинями, и ведьмами очень натянуты. Разве не так?    Исалина ничего не ответила, только, загадочно улыбаясь, кивнула. Алина, осенённая догадкой, её и высказала:    - Мы, я и Айлиона, как вы утверждаете, и так ведьмы. Вы хотите сказать, что это не зависит от обучения, так? Тогда какая разница между магом, вернее, женщиной-магом и ведьмой?    - Практически никакой, - улыбнулась Исалина, - мы пользуемся одной силой, только берём её по-разному. Да и само заклинание -- маг его строит, если можно так сказать -- теоретически, а потом наполняет силой. Ведьма строит заклинание интуитивно. Но структура заклинания, или, как ещё говорят, плетение -- одинаково. Протяните руки!    Исалина протянула руку, остальные девушки сделали то же самое, ведьма скомандовала: - Огонь!    На ладонях всех девушек: Алины, Айлионы, Миассы и Шихлы - заплясало пламя. Такое же, как и у Исалины. Не убирая рыжий язычок пламени, весело изгибающийся на протянутой руке, ведьма продолжила объяснение:    - Чтоб достичь подобного результата, даже самому сильному магу надо сконцентрироваться -- хоть несколько секунд медитации. Сначала в своём воображении создать плетение, потом наполнить его силой, ведьма это делает сразу. Силу маг берёт из специального накопителя или из своего резерва, это если он сильный. Ведьма берёт силу, разлитую по... Всё в мире имеет свою магическую силу: трава, деревья, камни, облака. Надо только уметь её взять, так как сила разлита тонким слоем. Ведьма это умеет, маг нет, ему нужен источник или долгая медитация, чтоб собрать силу, вернее, повысить её концентрацию до того уровня, когда он сможет зачерпнуть. Понятно? Но когда заклинание создано, у мага оно будет гораздо сильнее, чем у ведьмы.    - То есть, если у мага пуст накопитель или его нет, а внутренний резерв опустошён, магичить он не сможет, пока не восстановится? А ведьма пусть и слабое заклинание может поддерживать бесконечно долго, ну, или пока не надоест, так получается? - поинтересовалась Алина, не убирая огонёк с ладони. Пламя изгибалось, словно рыжий котёнок, разве что не мурлыкало. Его, как котёнка, хотелось погладить, что Алина и сделала. Айлиона повторила действия своей сестры, Исалина удовлетворённо кивнула. Алина подняла на ведьму глаза: - Получается, что ведьма сильнее мага? Я имею ввиду - могучая ведьма, у них же, как и у магов, есть уровни, своеобразная иерархия, так?    - Нет, не так, маг в любом случае сильнее, медленнее - это да. Поэтому ведьме надо...    - Бить первой и по самому уязвимому месту, - перебила Исалину Алина и под хихиканье остальных ведьм закончила: - По голове, под дых или по другому, весьма уязвимому месту, если это маг, а не магиня, так? Теперь понятно, почему маги не любят ведьм. Те сразу бьют по...    Алине не дал закончить громкий смех Миассы и Шихлы, но девушка, оставаясь серьёзной, спросила:    - А с этим как быть?    Маленький огонёк, который Алина гладила, как котёнка, теперь, когда она убрала руку, с рёвом устремился к потолку. Айлиона повторила действие своей сестры: и два ревущих столба пламени упёрлись в потолок, грозя его проломить. Жар от огня, срывающегося с маленьких ручек, был настолько силён, что ведьмы постарались прикрыться защитными заклинаниями. Некоторое время Исалина наблюдала за девушками и огнём, ими сотворённым. Когда каменный потолок стал от жара вишнёвым, верховная ведьма закричала:    - Довольно! Довольно!    Огонь исчез, а верховная ведьма, с опаской глядя на потрескивающий, остывающий потолок, поинтересовалась у сестёр:    - Как вы себя чувствуете?    Ответом ей было одновременное пожатие плечами. Ведьмы переглянулись, а их предводительница удовлетворённо кивнула:    - Никакая ведьма так не смогла бы, а любому магу потребовалось после такой демонстрации силы не менее часа на восстановление, если у него нет с собой мощного накопителя. У вас накопителя нет, использовали вы свой внутренний резерв, что является признаком мага. Но ни у одного из известных мне магов нет такого резерва. Но и у вас он не бесконечен, когда вы поняли, что вашего внутреннего резерва не хватит, вы зачерпнули из внешнего источника, как вас и учил мэтр Грассилино, но дело в том, что поблизости нет источников, где можно столько взять! Вы черпали силу из окружающей природы, как это делают ведьмы! Но и ведьма не сможет столько зачерпнуть.    - Понятно, мы не ведьмы и не маги, а неведомы чудища... - начала Алина, но Исалина не дала ей досказать:    - Вы ведьмы! О подобном есть в исторических хрониках, и там однозначно говорится -- обладающие такими способностями -- ведьмы!    - Ну хорошо, вы нас уговорили -- мы ведьмы. И что из этого должно следовать? Прекращать обучение у мэтра Грассилино мы не намерены. И я даже не представляю, чем мы можем быть вам полезны? - спросила Алина и хотела ещё добавить -- чем вы можете быть полезны нам? Но не стала этого говорить. Исалина, видно, это поняла и сказала:    - Выгода может быть обоюдная, я могу обучить вас тому, что не знает мэтр Грассилино, а вы поможете нам одним тем, что признаете себя ведьмами. Кстати, Алина, у тебя очень интересный крилак. Я так и не смогла понять, как он устроен.    - Это не крилак, не знаю, как летают ваши ковры-самолёты, хотя... Я бы сказала -- кушетки-самолёты, уж очень эти летающие средства напоминают этот предмет мебели. А гравискейту подъёмную силу обеспечивает генератор поля, гасящего гравитацию, или как его ещё называют -- гравицапа, но это жаргонное название. - Алина постаралась объяснить, как устроен гравискейт, делая это в общих чертах, так как сама не знала -- как? Несмотря на это, Исалина ухватила суть:    - Принцип такой же, гравицапа, которая создаёт подъёмную силу, -- основной элемент твоего крилака. Если сделать такую же доску и гравицапу....    - Исалина, вы не понимаете, это высокие технологии, изготовить это устройство без специального оборудования не получится.    - А мы не будем повторять это устройство. Мы повторим то, что оно делает!    Оставшиеся полдня Алина демонстрировала полёты, катая по очереди Исалину и её ведьм, показывала гравицапу, питающий её аккумулятор (со вздохом заметив, что тот уже почти сел, надо бы зарядить, а это почти день на "Находке", а там придётся выслушивать длинные нравоучения ван Вейдна и дотошные вопросы Храмова).    - Куда сел, - поинтересовалась Миасса, показывая на чёрный параллелограмм, - разве он может куда-то сесть?    Пришлось объяснять, что такое аккумулятор и как он работает, хотя объяснение было довольно сумбурным и запутанным, ведьмы остались довольны. Договорившись о следующей встрече, сёстры улетели готовиться к походу в элитный трактир.       Алина думала, что для похода в элитный ресторан придётся надевать, что-то типа вечернего платья, наряд, предложенный ей Айлионой, её несколько разочаровал -- это была такая же туника, как и те, в которых девушки ходили, только более длинная и с замысловатой вышивкой. Вышивка, как уже знала Алина, являясь непременным атрибутом большинства местных нарядов, была не только украшением, а свидетельствовала об определённом положении владельца этого наряда. Вышивка была не только замысловатой, но и весьма красивой, но сама простота туники снова вызвала сомнения в элитности заведения, куда пригласили девушек, недаром же оно называлось -- трактир! Айлиона предложила вызвать штатные носилки и направиться в трактир, как и положено знатным и уважаемым миррэ.    - Приехать на уламрах, будет неприлично. Это всё-таки трактир...    - А не обычная пивная, - хихикнула Алина.    - Я не поняла, что ты имеешь в виду, но судя по названию, это место где просто пьют. Туда можно и на уламре, самому утолить жажду и дать выпить своему...    Хохот Алины не дал договорить Айлионе, девушка представила благородного нранда, чинно сидящего за столом со своим уламром и угощающего пивом своего, не менее чем он сам, благородного скакуна. Айлиона не поняла, чем вызван смех её сестры, а когда та рассказала, что представила и значение слова "пивная", тоже долго смеялась. В итоге девушки решили не ехать в трактир на носилках, посчитав, что это будет долго и неудобно. Алина представила носилки для переноски знатных миррэ в трактир, похожими на те, которыми носят щебень на стройках и категорически отказалась, несмотря на уверения Айлионы, что это вполне приличный и удобный вид транспорта, только медленный.    - Вот! Медленный! Поэтому полетим на гравискейте! - решительно заявила Алина.    На этот раз место инструктора заняла Айлиона, уже научившаяся довольно сносно летать на этом средстве передвижения (до виртуозности Алины ей ещё было далеко), и девушки, привычно вылетев в окно, направились к трактиру "Королевское солнце".    У входа в довольно красивое здание уже топтались Захаров и Гуталамо. Их средств передвижения не было видно, поэтому нельзя было определить: приехали те на уламрах, пришли пешком или их принесли на носилках. Лихо заложив вираж, Айлиона затормозила, едва не наехав на парней. Обычно гравискейтом управляла Алина, Айлиону она учила, когда их полётов не видел никто, но сейчас девушки поменялись местами. Разобраться где кто, было невозможно: одинаковая внешность, причёски, одежда (на туниках, хоть и была разная вышивка, но парни-то не знали, что надела каждая из девушек), но Сергей безошибочно определил, где Айлиона, и бросился целовать ей руку.    - Вы прекрасны, принцесса Алина! - в свою очередь поцеловал руку стоящей впереди девушке Лавит.    - Интересно, как они определили, где из нас кто? Можно, конечно, по одежде, но они же не видели, с каким рисунком мы надевали туники? А стояла я там, где обычно ты, - тихо произнесла Алина, обращаясь к сестре, когда вся компания шла к заказанным Гуталамо местам. Интерьер трактира Алине понравился, он больше напоминал внутреннее убранство ресторанов, где она побывала, даже был роскошней (может, в её мире были и более шикарные, но тут девушке было трудно судить - она бывала только в нескольких и то, только на родной планете). Зал этого ресторана, или как говорили местные - трактира, представлял собой небольшой амфитеатр, состоящий из отдельных кабинетов, открытая сторона которых была обращена к настоящей сцене! На ней не хватало только стоек со следящими микрофонами, хотя в одном из клубов, где побывала в своё время Алина, таким микрофоном была сама сцена. Небольшой кабинет, отделённый от остальных таких же стенами, задрапированными тканью, выглядел очень нарядно. Подковообразный стол позволил девушкам (севшим в центре) и парням (расположившимся по краям) разместиться так, что все видели сцену. Мягкий свет, лившийся откуда-то с потолка, создавал атмосферу почти домашнего, уюта.    - Очень миленько, - сообщила Алина, ни к кому конкретно не обращаясь. Айлиона согласно кивнула, ей было не до разговоров -- её держал за руку Сергей. Гуталамо украдкой глянул на эту парочку и робко взял за руку Алину. Так они за столом и сидели -- держась за руки, когда же принесли первую перемену блюд, руки пришлось разнять, парни и девушки сделали это с видимым сожалением.    Подаваемые блюда были под стать интерьеру -- такие же изысканные. Когда подали очередное блюдо, Айлиона захихикала. Ей Найда рассказала о том, как учила капитана "Находки" пользоваться столовыми приборами и что он ответил. Алина тоже хихикнула и спросила у Гуталамо:    - А где молоток? Устриц же кушают молотком!    Затем Алина и Айлиона в лицах изобразили ту историю, рассказанную им Найдой. Парни посмеялись, Гуталамо из вежливости, так как не понял, в чём же соль? Если там, откуда появилась Алина, кушают устриц молотками, то что тут смешного? Хотя это, конечно, странно - кушать молотком. За этим разговором не заметили, как на сцене появились музыканты. Алину и Сергея поразил их вид - очень красивые юноши, но с длинными ушами, чем-то напоминавшими заячьи.    - Это кто? - спросила Алина и продолжила интересоваться: - А почему у них уши, как у ваших уламриков?    - Это эльфы, труппа маэстро Луминиэля! Я не думала, что он будет здесь выступать! - с некоторым восторгом произнесла Айлиона.    - Маэстро Луминиэль только сегодня выступает, потом он отправляется в Светлый лес, это его единственный концерт в Зирне...    - Потому-то ты и пригласил нас сегодня в этот ресторан? - спросил Сергей, Алина отметила, что бортинженер "Находки" уже на "ты" с местным аристократом. Лавит кивнул, Айлиона посмотрела на правителя Гушлара восторженными глазами, из чего Алина сделала вывод, что этот длинноухий маэстро какая-то местная знаменитость. А Айлиона перевела свой восторженный взгляд на Захарова, словно он тоже был причастен к выступлению эльфов, а Гуталамо небрежно сообщил:    - Места в "Королевском солнце" сегодня получить невозможно, к тому же стоят они двойную цену.    - Хвастаешься? - усмехнувшись, спросила Алина у владетеля Гушлара. Увидев, как у того поползли вверх брови, девушка поняла, что вот так резко перейдя на "ты", она нарушила какое-то правило этикета, видно, здесь принято долго ухаживать за своими избранницами. Но Алина решила сделать по-другому и предложила Гуталаммо:    - У нас принято перед концертом выдающихся артистов переходить на "ты", предварительно выпив на брудершафт.    - На что пить? Или что? - не понял Гуталамо. Алина показала, как надо переплести руки и объяснила, что надо делать после того, как будет выпито вино. Лавит ошарашенно посмотрел на девушку:    - Вы хотите, чтоб я вас поцеловал?    - Таков обычай, ты же не против, чтоб мы были на "ты", - ответила Алина с лукавой улыбкой. Их поцелуй затянулся дольше, чем должен был бы быть в таком случае. Айлиона, с завистью смотревшая на сестру, вздохнула:    - А мы с Сергеем и так уже на ты, так нам целоваться на этот... как его - брудершафт уже нельзя?    - Можно, - улыбнулась Алина и, обращаясь к Гуталамо, сказала: - Надо закрепить наш переход на "ты".    Когда эта парочка закончила целоваться, то Алина и Лавит увидели, что Айлиона с Сергеем и не думают прекращать. В этот момент полилась музыка и один из выступающих эльфов запел красивым баритоном. Алина удивилась:    - Разве эльфы так поют? Я считала, что у них высокие голоса.    - Ты же удивилась, когда их увидела, - Айлиона оторвалась от Сергея и посмотрела на сестру, - там, откуда вы прилетели, есть эльфы? И они не такие, как у нас?    - У нас вообще нет эльфов и гномов, это сказочные персонажи. У нас только люди, - ответила Алина, а Гуталамо, внимательно слушавший девушек, сделал предположение:    - Сказки, всегда имеют под собой реальную основу, значит, эльфы когда-то были и у вас. Алина, а откуда ты прилетела и с кем? Ты преодолела такое большое расстояние на своём странном крилаке? Но это же очень неудобно -- так долго лететь стоя! Хотя твой крилак быстрее обычных, но всё равно...    Гуталамо не был посвящён в то, откуда Сергей и Алина. Он считал, что рыцарь ордена Гаечного ключа из какой-то очень далёкой страны, Алина тоже. То, что девушки так похожи и были раньше знакомы, можно было объяснить тем, что они дальние родственницы (их поразительное сходство на это указывало, вполне возможно, что когда-то королевский дом Зирны породнился с правителями страны, откуда родом Алина, в верность этого предположения говорило и то, что король Маритос удочерил Алину). А Гуталамо продолжил размышлять:    - Возможно, эльфы по какой-то причине, в незапамятные времена, покинули твою страну, но то, что они её не посещали и вы так мало о них знаете -- весьма странно. Вы же не живёте в своей стране затворниками, общаетесь же с остальными государствами. Твой визит в Зирну...    Гуталамо не договорил, к первому эльфу присоединился второй, этот пел сочным басом. Лавит замолчал, глядя на то, с каким интересом Алина слушает выступление эльфов. А девушка, когда эльфы окончили петь, заметила:    - Красиво, но как-то очень тягуче, словно чего-то не хватает.    - Трудно держать ритм, играя на арфах, - улыбнулся Сергей, кивнув в сторону музыкальных инструментов эльфов, напоминающих арфы разных размеров. Усмехнувшись, бортинженер "Находки" добавил: - Красивая песня, но мне кажется, под гитару она бы звучала лучше.    - Под гитару? - переспросил Гуталамо и поинтересовался: - А что это такое?    - Музыкальный инструмент, на нём... - начала объяснять Алина, но тут эльфы заиграли снова, аккомпанируя появившейся эльфийке. Ранее выступавшие эльфы ей подпевали, получилось очень красиво, все присутствующие в "Королевском солнце" слушали затаив дыхание, перестав есть, даже официанты (или как они здесь назывались) прекратили разносить заказы.    - Всё-таки ударных не хватает, да и под гитару лучше было, - прокомментировал выступление эльфов Сергей, Гуталамо даже обиделся, потому что затратил немалые деньги, чтоб он сам и его гости попали на сегодняшний концерт. Лавит спросил -- чем же названные Сергеем инструменты могут улучшить и без того идеальное выступление труппы маэстро Луминиэля?    - Покажем? - спросила у Сергея Алина и тут же, погрустнев, добавила: - Только вот ударных у нас нет. Гитара-то у меня есть.    - Ноутбук! Вместо синтезатора можно использовать ноутбук, а динамик... Что-нибудь придумаем.    - А ты умеешь на синтезаторе-то? - спросила Алина.    - Обижаешь, я когда учился, играл в нашем самодеятельном ансамбле, и неплохо у меня получалось, меня хотели пригласить в профессиональную группу!    - Тогда полетели! - обрадовалась Алина и сказала, обращаясь к Айлионе и Лавиту: - Подождите, мы быстро!    Девушка и парень пошли к выходу, чем немало удивили остальных посетителей -- выступление эльфов маэстро Луминэля только началось, а они уходят! Гуталамо проводил Алину глазами и повернулся к Айлионе, та пояснила:    - Гитара - такой музыкальный инструмент, очень красиво звучит, Алина на нём умеет играть.    - А ноутбук? - блеснул хорошей памятью Гуталамо, Айлиона предположила:    - Тоже, наверное, такой музыкальный инструмент, по которому ударяют, Сергей же сказал -- ударные.    - И он на нём умеет играть? - с уважением спросил Гуталамо, раз Сергей на нём играет, значит, его этому обучили, он же сам в этом признался -- играл, когда учился. А где мог учиться рыцарь Гаечного ключа? Только в своём ордене, получается, что в этом ордене учат не только сражаться, но и музыке. Сергея научили играть на ноутбуке, ударяя по нему. Гуталамо и высказал все эти свои предположения, Айлиона согласно кивнула:    - Я не видела, как он играет, ударяя по ноутбуку, но думаю, это у него получается, всё, что делает Сергей, делает хорошо!    Алина и Сергей недолго отсутствовали, эльфы успели спеть всего две песни. Появление девушки с неизвестным музыкальным инструментом привлекло внимание. На то, что инструмент музыкальный, указывали струны. Не меньший интерес вызвал парень, тащивший большой ящик и какую-то плоскую сумку, имеющую не ремень, а маленькую ручку. Сергей бесцеремонно втащил свой ящик на сцену и стал соединять со своей плоской сумкой тонкими верёвками. Алина показала свой инструмент эльфами, сделав быстрый проигрыш, подбирая аккорды под мелодию, что пела эльфийка. Музыканты, возмутившиеся было таким самоуправством, заинтересовались. Интерес вызвала и открытая сумка Сергея: в ней ничего не лежало, но та половина, что заняла вертикальное положение засветилась и появилась какая-то картинка, вторая половина сумки не светилась, там была масса кнопок. Сергей пробежался пальцами по этим кнопкам, картинка поменялась - кнопки исчезли, сменившись клавишами, сделав этот ящичек очень похожими на один из эльфийских музыкальных инструментов. А из большого ящика раздалась мелодия, исполняемая на каких-то неизвестных инструментах, и гулкие удары барабанов, похожих по звуку на орочьи. Сергей какое-то время экспериментировал, вызывая то мелодии, то просто какофонию звуков. В итоге получилось что-то, похожее на мелодию песни эльфийки с выраженным ритмом, задаваемым барабанами. Алина, улыбаясь, играла на гитаре, ведя основную партию. Эльфийка, это слушавшая, запела, подчиняясь новому ритму, когда она закончила песню, прекратили играть Алина и Сергей. Посетители "Королевского солнца" захлопали в ладоши, выражая свой восторг.    - Какие странные инструменты. Что это? - спросил один из эльфов. Алина ответила:    - Гитара! А это синтезатор, вернее ноутбук, используемый как синтезатор.    - Оригинальное звучание и очень интересное, но я бы эту мелодию, используя ваши инструменты, сыграл бы не так, эльф заглянул в экран ноутбука: если вместо клавиатуры были клавиши, то на экране, в такт музыке, извивались замысловатые, красочные фигуры. Эльфийка протянула руку и потрогала гитару, видно решив, что это женский инструмент, играла-то на нём девушка.    - Очень оригинальное звучание, - повторил эльф и представился: - Маэстро Луминиэль, с кем имею честь?    - Сергей Захаров, - просто ответил бортинженер, не привыкший к местным церемониям -- эльф-то тоже, просто, назвал имя. Алина тоже не стала вдаваться в тонкости этикета и назвала только своё имя. Эльф на неё внимательно посмотрел, но ничего не сказал. Представилась и эльфийка:    - Эрилина, - после чего ещё раз тронув гитару, робко попросила: - Вы меня научите?    Было похоже, что с подобной просьбой к Захарову хочет обратиться и Луминиэль, но не решается. Зрители, решив, что это запланированный антракт, продолжили ужинать, забегали и официанты. А музыканты сгрудились вокруг ноутбука и объяснявшего Сергея, им казался очень странным этот музыкальный инструмент - клавиши у него были не выступающие, а словно нарисованные на плоской доске. Алина стала показывать аккорды Эрилине, девушки быстро перешли на "ты". Может, потому что это было связано с музыкой, а может, по какой другой причине, но эльфы учились очень быстро, и ко второй части выступления Луминиэль освоил программу синтезатора (вернее сам синтезатор), а эльфийка уже играла довольно сложные мелодии. Сергей и Алина вернулись на свои места. А эльфы продолжили своё выступление, используя новые для себя инструменты. Публика - посетители элитного трактира восприняли продолжение концерта с ещё большим восторгом, чем первое отделение.    - Вот, совсем другое дело, - оценила Алина очередную песню эльфийки, аккомпанирующей себе на гитаре. Остальные эльфы не оставили свои привычные инструменты, продолжали на них играть, дополняя новые. Когда выступление закончилось (немного позже, чем обычно, так как эльфам пришлось ещё немного сыграть на бис), музыканты направились к столику, заказанному Гуталамо. Луминэль понимал, что заказавшие столик в "Королевском солнце" люди не только не бедные, а и знатные, не просто знатные, а очень знатные, но увидев Гуталамо, смутился. Владетеля Гушлара эльфы, немного свысока относившиеся к людям, хорошо знали. Княжество лежало между Светлым лесом и страной гномов. Не только это, но решительность владетеля и его хорошо вооружённая и обученная армия вызывали уважение. Сейчас грозный владетель сидел с двумя одинаковыми девушками, одна из которых представилась только именем, не называя титулов. Имя Сергей Захаров тоже ничего не говорило. А Гуталамо вряд ли вот так просто, сидел бы со слугами, значит, они его гости, а в гости приглашают только равных себе. Видно, подобные мысли возникли и у Эрилины, остановившейся в нерешительности, ей очень не хотелось расставаться с этим чудесным инструментом, но одно дело попросить его у равной себе, совсем другое - у знатной дамы, а девушки (одна из которых и принесла гитару) сидели между Гуталамо и Сергеем Захаровым.    - Айлиона, познакомься -- Эрилина, а это моя сестра Айлиона, - начала Алина знакомить девушек. Сёстры подвинулись и усадили оробевшую эльфийку, так и не выпустившую из рук гитару, между собой.    - Будьте моими гостями, - сделал широкий, ритуальный жест Гуталамо, приглашая замявшихся эльфов за свой столик.    - Присаживайтесь, - в свою очередь пригласила Алина. Теперь смотреть на сцену не надо было, и эльфы заняли противоположную сторону столика. Гуталамо, с улыбкой глядя на смущённых эльфов, добавил:    - Не откажитесь принять наше гостеприимство, моя невеста вас приглашает.    Гуталамо с замиранием сердца назвал Алину невестой, а вдруг она возразит и скажет, что это не так? Девушка чуть улыбнулась и вложила свою ладошку в широкую ладонь, словно подтверждая -- да это так. У Гуталамо сердце пропустило удар, а потом забилось быстро-быстро. Айлиона заметила жест Алины и в свою очередь вложила свою руку в руку Сергея. Тот если и смутился, то лишь на мгновение и сказал:    - Мы с принцессой Айлионой тоже вас просим, примите приглашение благородного нранда Гуталамо.    - Принцессой?! - чуть отодвинулась от Айлионы Эрилина, прижавшись при этом к Алине и, повернувшись к ней, спросила: - Она твоя сестра? Ой! Извините, ваше высочество!    - Мы же с тобой на "ты", - с укором сказала Алина и добавила: - А гитару я тебе дарю. Может, ваши мастера научатся такие же делать. Лютни-то у них получаются.    - Маэстро, а я дарю вам ноутбук и колонку, - обратился к Луминэлю Сергей. Маэстро, прижав руки к груди, рассыпался в благодарностях, а Захаров пообещал: - Я вам ещё покажу, как запоминать мелодии.    Маэстро задохнулся от волнения, и не только он, два его коллеги музыканта тоже перестали дышать -- оказалась, что этот чудесный инструмент позволяет не только на нём играть и сочинять совершенно новую музыку (полифония синтезатора не шла ни в какое сравнение с лютнями), но и сохранять её в живом виде, а не нотными знаками!    - Такая волшебная вещь! Это поистине царский подарок, вы, наверное, могущественный король или владетель богатого княжества, - Луминиэль встал и поклонился Сергею: - Я безмерно вам благодарен за столь щедрый подарок!    - Мой жених, нранд Сергей благородный паладин славного ордена Гаечного ключа! - пояснила эльфу Айлиона.    - А там не только гаечные ключи, но и другие чудеса имеются, - хихикнула Алина. Эльф с уважением посмотрел на паладина, такого славного, несомненно, магического ордена, не понимая, почему хихикает одна из принцесс. Но эльфы быстро освоились, нранд Гуталамо, обе принцессы и паладин неизвестного, но такого богатого ордена (раз он делает такие чудесные подарки) вели себя просто и дружелюбно. В конце, когда эльфы утащили подарки к себе, а Гуталамо и его спутники собрались уходить, Луминиэль, вернувшийся к столику вместе с остальными музыкантами, спросил у владетеля Гушлара:    - Уважаемый нранд, если это не секрет, не скажете ли вы, когда собираетесь возвращаться в Гушлар?    Гуталамо вопросительно поднял бровь. Эльф пояснил свой интерес:    - В ближайшее время в том направлении не предвидится ни одного торгового каравана. А нам надо в Светлый лес, дороги сейчас небезопасны, и я хотел бы, чтоб моя труппа присоединилась к сильному отряду. Сами понимаете, я должен заботиться о своих людях.    Лавит вопросительно посмотрел на Алину:    - Через неделю мне надо возвращаться в Гушлар, если вы... Ты примешь моё приглашение, я буду безмерно счастлив!    - Свадьбы ещё не было. Но свадебное путешествие уже предлагают! Почему бы и нет? Я согласна, но при условии, что ты возьмёшь Айлиону и Сергея.    - Буду безмерно счастлив! - повторил Гуталамо и повернулся к эльфам: - Если вас устроят эти сроки, то выходим через неделю.    - Безмерно благодарен, уважаемый нранд, - поклонился Луминиэль и, ещё раз поклонившись, предложил: - Я приглашаю вас, вашу невесту, благородную принцессу Алину, её сестру, благородную принцессу Айлиону, и благородного и великодушного нранда Сергея, паладина славного ордена Гаечного ключа, быть моими гостями в Светлом лесу!    Произнеся всё это, эльф никак не мог понять, почему хихикает принцесса, невеста нранда Гуталамо, вроде ничего смешного сказано не было. Отряд владетеля Гушлара был довольно сильным и то, что Гуталамо разрешил к нему присоединиться, эльфы посчитали большой удачей, даже вышли из трактира, проводить своего благодетеля и его друзей (может, не Лавита, а Алину и Сергея - в знак благодарности за замечательные музыкальные инструменты).    Уже прощаясь и стоя в крепёжных ботинках на своей доске, Алина заметила какое-то движение, Айлиона тоже на это обратила внимание. Девушки действовали, не раздумывая и одновременно. Стрелы, выпущенные то ли в Гуталамо и его спутников, то ли в эльфов, сгорели, не долетев до цели. Огненная волна сожгла не только стрелы - кричали обожжённые стрелки, огонь сжёг их луки, а там где лук не сгорел - сгорела его тетива. Но кроме стрелков были ещё люди. Атаку восьми человек в масках отбить было нечем, так как ни у кого не было оружия. Только у Гуталамо был кинжал, он им отбил меч одного из нападавших. Второго поймал в захват Сергей и броском через плечо с размаху ударил об стену трактира. Ещё двоих встретила Айлиона, неуловимым движением развернув свой пояс-меч. Движение девушки было настолько быстрым, что эти двое так и не поняли, от чего умерли. Ещё с двоими разобралась Алина, от одного заслонилась, подняв свой гравискейт вертикально и обрушив на голову замахнувшегося на неё мечом, второго ударила концом доски, резко ту развернув. С оставшимися расправились восемь неизвестно откуда-то взявшихся воинов.    - Опаздываешь, Атрамис, - обратился Гуталамо к командиру этих воинов. Тот озабоченно сказал:    - Их слишком много, Лавит, больше десятка нас блокировали, пока с ними разобрались... Но это не все, вон видишь? - начальник тайной стражи Гушлара указал на набегающие рослые фигуры. Одетые только в рубахи из грубого полотна и такие же штаны, эти атакующие, мало того, что были очень рослыми и выглядели слишком смуглыми, у них ещё были клыки! Не зубы, а именно клыки, торчавшие, не как у саблезубого тигра - сверху вниз, а из нижней челюсти!    - Орки! - выдохнул один из эльфов, Гуталамо спокойно это подтвердил, задав при этом вопрос, интересующий всех:    - Да, орки и как много! Откуда они здесь взялись?    - Откуда взялись, вопрос интересный, но меня волнует - как нам от них отбиться? - произнёс Атрамис Резарно, начальник тайной стражи Гушлара. Алина и Айлиона одновременно вскинули руки, и накатывающийся вал орков остановил огненный вихрь, но ненадолго, оставшиеся в живых, обожжённые отползали в сторону, а воины второго ряда продолжили атаку. Алина и Айлиона, снова вытянув перед собой руки, напряглись, но ничего не произошло.    - Шаман, орочий шаман, он блокирует магию, - сказал один из эльфов, указывая на орка в одежде из звериных хвостов, с бубном и длинным шестом, к которому были привязаны такие же хвосты, как и те, что составляли его одежду. Резарно согласно кивнул:    - Магия блокирована, но шаман и сам не сможет колдовать, исход решит честная сталь. Но численный перевес на их стороне, мы недолго продержимся, а подмоги ждать не приходится, наши люди на другом конце города, да и как им сообщить?    Мужчины приготовились сражаться, люди Резарно, имеющие по два меча, поделились оружием, впрочем, Айлиона не собиралась прятаться за спинами своих спутников. За спины задвинули только Эрилину, девушка была очень напугана. Алина снова подняла в воздух свой гравискейт, но она не собиралась спасаться бегством - она атаковала сама. Поставив свою летающую доску на ребро так, что её тело оказалось параллельно поверхности земли, девушка стремительно, прошлась вдоль ряда атакующих, днищем гравискейта нанося удары. Удары были такой силы, что повалили весь первый ряд, разбив головы многим оркам. Но надо отдать должное атакующим темнокожим воинам (может они были и не такие темнокожие, но в сумерках казались чёрными), второй ряд встретил гравискейт ударами своих мечей, очень похожих на ятаганы. Несколько таких ударов пробили летающую доску насквозь и, видно, что-то там повредили. Из одной прорехи вырвался сноп искр, и гравискейт упал. Высота была не большая, как раз такая, что Алина успела освободиться от креплений, при этом спрыгивать ей было невысоко. Доска упала под ноги оркам второй шеренги и с грохотом взорвалась, орков повалило на землю, а те, кто не упал, получили удары мечей Захарова, Гуталамо и его охранников.    - Мой гравискейт! - закричала Алина, ей было очень жаль свою летающую доску и не потому, что она дорого стоила, с ней у девушки было связано много воспоминаний (в том числе лихие уходы от полицейских погонь), да и привыкла она к своему безотказному средству передвижения. Девушка снова закричала: - Моя досочка!    Но в этот раз в голосе Алины была не только обида и горечь потери, была ярость! Девушка вскинула руки - и в орков снова ударило пламя! Но это продолжалось недолго, несколько мгновений. Клыкастых было слишком много - и они снова пошли в атаку. А шаман, видно, взрыв гравискейта сбил его концентрацию, потому-то Алине и удался огненный удар, снова заблокировал магию.    - Алина! Я люблю вас! Будьте моей женой! - произнёс Гуталамо, отмахнувшись мечом от наседавшего на него орка, девушка ударила ещё одного и поморщилась (всё-таки мечи местного изготовления были тяжеловаты), владетель Гушлара, увидев гримасу девушки, замер и чуть не пропустил удар, вернее, пропустил - его парировал Резарно. Алина быстро сказала:    - Я согласна, только давайте с этими клыкастыми разберёмся!    Молодецкий удар обрадованного Гуталамо, разрубил орка почти пополам, а сам Лавит громко, словно это был боевой клич, закричал:    - Она согласна! Слышите! Она согласна!    Несмотря на энтузиазм Гуталамо, завалившего ещё двух орков, их все-таки было намного больше, и людей оттеснили к пруду, отступать дальше было некуда.    - Они сомнут нас массой, - хрипло произнёс Резарно, - Лавит, постарайся со своими друзьями переплыть этот пруд и скрыться в переулках, мы попробуем задержать орков, не дать им за вами погнаться!    - Жаль, что с ними шаман, - тоже хриплым голосом произнёс Гуталамо, всё-таки реальный бой - это не турнир, тут противник передохнуть не даст, тут их много! Лавит отступил к самому берегу, увлекая за собой девушек и эльфов. Орки, решив, что их противники хотят утопиться (а может и нет - собираются сбежать), усилили натиск, тем более что противников осталось перед ними всего пятеро - двое воинов Гушлара было убито и один тяжело ранен.    - Если бы не шаман, - выдохнул Гуталамо, в этот момент на орочьего шамана сверху упало что-то вроде стройной бочки.    - Ступа! - удивлённо прохрипел один из воинов Резарно. - Откуда?    Потоки огня обрушились сверху на орков, Алина и Айлиона, почувствовав, что магия не блокируется, тоже ударили. А орков атаковали две девушки, стоящие на летающих досках.    - Давай ко мне! - закричала Исалина, зависая перед Алиной. Та удивлённо смотрела на гравискейт ведьмы, да и гравискейт ли это был? Форма та же, но меньше размером, словно доска была индивидуальной, рассчитанной на одного. Красивая такая доска, тщательно отполированная, но не это удивило Алину - креплений не было! Иссалина стояла на ней босыми ногами!    - Прыгай, что думаешь! - снова закричала верховная ведьма.    - А они? - мотнула головой в сторону своих спутников Алина.    - Девушек заберём! - ответила Исалина. - Быстрее, вон ещё орки идут, а с ними три шамана! Заглушат, ничего сделать не сможем!    - Атрамис, берём эльфов и уходим вдоль берега, быстро! - правильно среагировал Гуталамо. Алина вскочила на доску к Исалине, и её ноги словно прилипли к доске, ведьма снова крикнула:    - Обувь сними!    Алина сбросила лёгкие туфли (крепёжные ботинки остались на её взорвавшемся гравискейте), и ноги оказались привычно зажаты в ботинках-креплениях, хотя их не было! Айлиону подхватила Миасса, а Шихла в ступу забрала Эрилину. Ещё один огненный удар охладил пыл вырвавшихся вперёд из общей массы, особо ретивых орков, давая возможность уйти людям и эльфам.    Две доски и ступа летели над ночным городом, направляясь к башне мага.    - Что-то мне не нравится это нападение, - произнесла Айлиона (все три летающих средства летели так, чтоб можно было переговариваться), - вон глядите!    Впереди, над дворцовым комплексом, плотной тучей висело несколько десятков крилаков, а Айлиона продолжила развивать свою мысль:    - Орки по Зирне ходят как у себя в степи, а городской стражи не видно, а хоть один патруль должен был заметить ту драку, что мы устроили, и вызвать подмогу для наведения порядка. Не нравится мне это, как бы...    - Боюсь прорваться ни к башне мага, ни к нашей, мы не сможем, надо уходить в город и спрятаться там, - перебила принцессу ведьма, показывая на висящие перед и над дворцом крилаки.    - С метлой было бы проще спрятаться, чем с этой доской, - заметила Шихла, ей ответила Миасса:    - На метле не так быстро можно лететь и не так удобно.    - Зато прятаться легче, - возразила Шихла.    - От правильной облавы никакая метла не спасет, - прервала спор своих подчинённых Исалина и скомандовала: - Разворачиваемся и уходим в кварталы нижнего города, там нас найти труднее будет.    - Летим туда! - показала на громаду "Находки" Алина, там нас не найдут и не тронут, даже если догадаются где мы.    - Увидят, - теперь показала рукой на стену из крилаков, Шихла, - они тут собрали все крилаки города и дворца!    - Летим туда! - повторила Алина и ведьмы послушно развернули свои летательные средства в ту сторону, их манёвр заметили на крилаках и двинулись на перехват, но ведьмы к космическому кораблю успели раньше.    - Найда, открывай! - закричала Алина, и ведьмы влетели в открывшийся на носу большой люк. Подлетевшие крилаки с вооруженными арбалетами людьми закружились вокруг гладкой обшивки корабля.   

Глава седьмая. Мятеж

      Если бы кто сказал ван Вейдну, что он будет вести задушевную беседу с искином своего корабля, старый космический волк не поверил бы и долго бы смеялся. Сейчас же именно это и происходило, правда, капитан это делал не сам, компанию ему составили Марк Азман, первый навигатор, и Пётр Храмов, начальник научной экспедиции. Задушевности беседы способствовала бутылка коньяку, вернее, местного напитка, очень похожего на коньяк.    Напиток принесла Алина и выменяла у Храмова на набор цветных фломастеров, которые отдала мэтру Грассилино. Надо же придворному магу написать свой астрологический трактат? Точные карты звёздного неба он распечатал на цветном принтере, но так можно было сделать только с картинками - шрифтов местных букв-то не было, поэтому пояснения и сам трактат приходилось писать вручную. Вот тут и пригодились цветные фломастеры - первая буква нового абзаца была отличного от остальных цвета, да и пометки к основному тексту имели свой цвет. Ну а сам трактат, после того как мэтр его закончил, был размножен на цветном ксероксе. Именно сам трактат, а не то, что было там изложено, вызвал у преподавателей магических академий необычайный ажиотаж (у ректоров этих академий вызвал чёрную зависть). Мало того, что текст был необычно оформлен, так ещё и был в десяти абсолютно одинаковых экземплярах, ведь переписчики не могут добиться такой идентичности, да ещё и свои ошибки вносят в первоначальный текст.    Конечно, Храмов не знал на какое благое дело пойдут его фломастеры, но охотно их обменял на три бутылки местного напитка. Алина не предлагала начальнику научной экспедиции кота в мешке, а дала попробовать этот напиток и предложила обмен. Храмов охотно согласился, долго объясняя ухмыляющейся девушке, что это ему надо для исследований, с целью выявления состава и неизвестных на Терре ингредиентов. И вот теперь исследовал, создав для этой цели специальную комиссию, куда пригласил капитана, первый навигатор сам пригласился. Исследования, чтоб не смущать других научных сотрудников и не вызывать ненужных дискуссий, проводились в навигаторской рубке, при исследованиях присутствовала Найда, хотя непосредственного участия не принимала, а выступала в роли наблюдателя. Напиток оказался очень похож на свой земной аналог, и одной бутылки, чтоб выяснить - чем же он отличается, не хватило. Храмов сходил за второй, и исследования продолжились. Первый навигатор и начальник экспедиции затеяли научный спор о том, чем же надо закусывать этот напиток: традиционно лимоном или же существует какой-то местный аналог, используемый для этой цели, и насколько он лучше или хуже лимона. Капитан в споре не участвовал, а жаловался Найде на падение дисциплины как среди экипажа "Находки", так и у научных сотрудников экспедиции:    - Алина и Захаров, подумать только, по местным ресторанам ходить повадились, ладно уж - их участие в здешнем спортивном состязании, но по ресторанам!.. А начальник нашей экспедиции? Меняет вверенное ему оборудование на... - капитан поднял стакан (за неимением рюмок пользовались этой универсальной посудой) и, посмотрев сквозь него на свет, сделал глоток.    - У Храмова таких наборов фломастеров - целый ящик, зачем так много, даже мне неизвестно, - заступилась Найда за начальника экспедиции. А может и за Алину, так как пояснила, явно повторяя слова Храмова: - У местных жителей есть много предметов, представляющих большой научный интерес, но их приходится выменивать, а поскольку для подобного обмена ничего не было захвачено, ничего не остается, как жертвовать частью имущества экспедиции, малоценной частью, самой малоценной!    Капитан скептически хмыкнул и снова поднял свой стакан, собираясь посмотреть сквозь светло-коричневую жидкость на свет. Два других исследователя проделали то же самое, а потом чокнулись с капитаном, пожелав ему крепкого здоровья.    - К "Находке" приближаются неопознанные летающие объекты, - сообщила Найда официальным тоном и поправилась: - Два объекта опознано - это Алина и Айлиона, остальных девушек я не знаю.    - Дожились, вокруг корабля уже девушки стаями летают! - пробурчал капитан и тут же подхватился: - Что ты сказала? Алина?!    - Молодец девочка, сама прилетела и подружек привела, - слегка заплетающимся языком проговорил Азман, встрепенулся и Храмов:    - Сами прилетели или что-то с собой принесли?    - Алина, Айлиона и с ними две девушки на двух гравискейтах, ещё две в... в ступе! - произнесла Найда, выделив последние слова.    - В чём?! - удивился ван Вейдн.    - В ступе! - повторила Найда и сообщила: - Их преследуют местные на своих летающих конструкциях, не менее четырёх десятков.    - Что же такое натворила Алина, что за ней такая погоня, - спросил Азман, а ван Вейдн скомандовал:    - Открыть носовой шлюз, включить на максимум защитное поле!    - Уже всё сделано, - ответила Найда. Капитан и первый навигатор взглянули на мигающие огоньки соответствующей сигнализации, удовлетворённо кивнули. А опомнившийся Храмов спросил:    - Что происходит? Почему высшая защита и кто гонится за Алиной?    - Хотел бы и я знать - кто гонится и почему? И где Захаров? Ведь он вместе с Алиной в этот местный ресторан ушёл, - недовольным голосом произнёс капитан, а Найда доложила (она хоть и была капризной девушкой, но понимала, что при внештатной ситуации не до капризов):    - Алина и её спутники приняты на борт и сейчас направляются в кают-компанию.    Капитан, первый навигатор и начальник научной экспедиции поспешили туда же. В кают-компании было тесно, там собрались вся научная экспедиция и шесть прилетевших девушек. Если обе Алины и ещё одна девица, с длинными ушами, были одеты более-менее прилично: в майки с подолом, на две ладони выше колен и с красивой вышивкой, то остальные... В облегающие майки, едва прикрывавшие ягодицы, и судя по всему под этим майками ничего не было! Вошедшие ван Вейдн, Азман и Храмов покраснели и безуспешно попытались отвести от девушек взгляд. У членов экспедиции была та же проблема.    - Познакомьтесь, - начала представлять девушек Алина, указав на очень красивую девушку, её красоты не портили длинные уши, назвала её: - Эрилина, певица, она эльфийка,    - Кто-о? - В один голос удивилась научная экспедиция, их удивление стало ещё больше, когда Алина представила нескромно одетых девушек:    - Исалина, Шихла и Миасса, они ведьмы.    - Кто-о-о?! - к членам экспедиции присоединился и экипаж "Находки", а Алина пояснила:    - Очень сильные ведьмы!    - Значит, очень вредные, - вполголоса проговорил пришедший в себя Марк, Исалина его услышала (возможно, услышали и остальные ведьмы) и кивнула:    - Не без этого.          Миновав очередной переулок, Резарно осторожно выглянул из-за угла и помянул рогатых демонов. Отвечая на вопросительный взгляд следовавших за ним товарищей, сообщил:    - И здесь перекрыто. Откуда они этих орков столько набрали? Все пути отрезаны!    Это уже был четвёртый переулок, по которому, начальник тайной стражи Гушлара, пытался провести своих спутников к лагерю гушларцев. Гуталамо произнёс, ни к кому не обращаясь:    - Хорошо хоть Алина успела уйти!    - Да, хорошо, что девушкам удалось скрыться, хотя... - Резарно посмотрел на небо, там, в видимой узкой полоске, что открывалась из переулка, пролетел уже четвёртый крилак, Атрамис поправился: - Судя по тому сколько они подняли крилаков, облава нешуточная и вряд ли там орки, на крилаках, имею в виду. Тут явно приложил руку кто-то из имеющих власть и немалую. Кто-то, кому не выгоден твой брак, Лавит, с одной из принцесс.    - Надеюсь, им всё же удалось уйти... - начал Гуталамо, но его друг скептически хмыкнул:    - Судя, по количеству крилаков, путь к башне ведьм они перекрыли. Надеюсь, что у Исалины есть запасной вариант, она опытная ведьма, её уже четыре раза сжигали на костре и три раза топили...    - Как сжигали?! Как топили?! - в ужасе воскликнул Захаров. - Айлиона улетела с этой ... Этими ведьмами, если их поймают...    - Надеюсь, не поймают, - пожал плечами Резарно и, ещё раз выглянув из-за угла здания, спросил сам себя: - А вот что нам делать? Вечно мы тут стоять не можем, а к оркам присоединились гвардейцы, и они, похоже, намереваются двинуться прочёсывать переулки. На помощь горожан нам рассчитывать не стоит, нас не спрячут, а отступать к "Королевскому солнцу"? Там нас тоже ждут.    - Ведите к королевскому дворцу, вернее к площади перед ним, - решительно произнёс Захаров и добавил непонятную для остальных фразу: - Вся мощь корабля будет использована для спасения Айлионы и Алины, ван Вейдн возражать не станет, никто возражать не будет!    - Там нам точно не скрыться, - начал возражать Резарно, но Гуталамо поддержал Сергея, скомандовав:    - Идём к железной башне пришельцев!    Эльфы и тем более солдаты Гушлара в этот разговор не вмешивались, эльфы понимали безвыходность положения - их орки не пощадят в любом случае, а солдатам было всё равно где умирать - здесь или на площади перед дворцом. Опытные воины понимали, что долго против значительно превосходящих сил противника не продержаться, а пробиться к своим, возможности не было. Резарно не понимал, что задумал друг его господина, но повел маленький отряд в направлении королевского дворца. Один раз напоролись на патруль королевских гвардейцев, но те уступили дорогу, не став вступать в схватку.    - У меня такое впечатление, что они сами не знают, что делать, - произнёс Резарно, кивнув в сторону скрывшихся за поворотом солдат короля Маритоса, - понятно, что их подняли по тревоге и приказали прочесать эту часть города, а вот зачем это делать, не объяснили. Вот они и топают, изображая служебное рвение.    - С чего ты так решил? - немного запыхавшись от быстрой ходьбы, почти бега, спросил Гуталамо, его начальник тайной стражи ответил:    - А драться не хотят, сделали вид, что нас не видят. И что делать дальше? - Вопрос был адресован Захарову, отряд вышел к большой площади перед дворцом, где стояла высокая железная башня пришельцев. Сергей ответил:    - Бежим к кораблю, к башне то есть. Все вопросы потом, сейчас быстро бежим!    Если Резарно и его люди удивились, то виду не подали, так как Гуталамо кивнул, подтверждая то, что сказал Сергей. Эльфы тоже удивления не высказали, скорее всего, нечто подобное они уже и подозревали, когда Захаров подарил им чудесные музыкальные инструменты. Отряд сорвался с места и со всей возможной скоростью бросился к железной башне. Люди и эльфы бежали молча - берегли дыхание, тем более что навстречу им, с противоположной стороны площади, побежали какие-то люди, не гвардейцы и не служащие тайной стражи (об этом потом рассказал Резарно, непонятно как это определивший). Обогнавший всех Захаров подбежал к гладкой металлической поверхности и шлёпнул по ней ладонью, там открылся овальный проём! Как-то странно открылся: не распахнулись створки, не отъехала в сторону стенка или скрытая дверь, а в том месте исчезла сама стена! Сергей сделал жест, приглашая остальных последовать за собой, в это время преследователи, увидев, что те, за кем они гнались, могут скрыться в железной башне, начали стрелять. Но арбалетные стрелы падали, не долетая до беглецов нескольких метров. Гуталамо, его люди и эльфы, понимая, что другого пути к спасению нет, вошли в башню, и за их спинами возникла так же, как и исчезла, металлическая стена, отрезая не только преследователей, но и все звуки внешнего мира. Небольшую комнату залил странный фиолетовый свет, а когда он исчез, открылся проём на противоположной стороне узкой комнаты со странными, похожими на металл стенами (на ощупь они был тёплыми!). За проемом был длинный коридор, со светящимся потолком, чей-то мужской голос что-то недовольно произнёс. Сергей ответил на том же языке, к этому разговору присоединился ещё один голос - женский. Гуталамо вздрогнул - он этот голос узнал бы, на каком бы языке не были слова, произносимые владелицей этого голоса - это была Алина!    - Что это было? - спросил один из эльфов имея ввиду фиолетовый свет.    - Обязательная дезинфекция, без этого вы не смогли бы попасть во внутренние помещения корабля, - ответил приятный женский голос, звучащий, словно, со всех сторон. Голос представился: - Меня зовут Найда, я искин "Находки", так называется этот корабль. Вы направляетесь в кают-компанию.    Коридор закончился, и открылась очередная дверь точно так же, как и предыдущие, исчезнув неизвестно куда. Но это уже не удивило Гуталамо, он бросился к девушке, стоящей рядом с представительным мужчиной (в нём владетель Гушлара узнал одного из зрителей с трибуны почётных гостей, болевших на турнире за Алину).    - Алина! С тобой всё в порядке?    - Эрилина! С тобой всё в порядке? - повторил слова Гуталамо один из эльфов, бросаясь к длинноухой девушке, такая же реакция была и у Сергея, обнявшего двойника Алины.    - Интересно, как они их различают? - спросил Марк Азман, кивнув в сторону обнимающихся парочек, ответил Эрик Холк, его всегдашний партнёр по шахматам:    - По вышивке на рубахах, это же очевидно!    - Но как они знают, у кого какой узор, к тому же узоры такие сложные, что перепутать можно запросто, - не сдавался первый навигатор, сотрудник экспедиции с апломбом учёного пояснил:    - Возможно, было время рассмотреть и изучить узоры, есть ещё одна гипотеза - девушки, каждая, имеют скрытый признак, по нему их и отличают.    - Как можно отличить по скрытому признаку, если на них рубашки? Хотя и скрывает эта одежда не много, но то, что видно, совершенно одинаково, - продолжил возражать Марк.    - Может нам снять рубашки, чтоб вы могли нас изучить на предмет скрытых признаков, нас различающих? - ехидно поинтересовалась Алина.    - Было бы очень неплохо, если бы вы это сделали, - оживился Азман и, увидев, как нахмурившийся мужчина атлетического сложения схватился за рукоятку меча, быстро добавил: - В целях науки. Я имел в виду - в целях науки! А она требует, как вы знаете, жертв, а такая маленькая жертва...    - Боюсь, что первой жертвой будешь ты, Лавит тебя зарубит за непочтительное отношение к своей невесте, - ответила Алина, обнимая и стараясь успокоить бросавшего гневные взгляды на Азмана мужчину с мечом, впрочем, у всех мужчин были мечи, даже у Захарова.    Капитан оглядел ставшую тесной кают-компанию "Находки", хотел что-то спросить, но тут до него дошло то, что сказала Алина. Ван Вейдн растерянно посмотрел на девушку:    - Алина, что ты сказала? Невесте? Это твой жених? А что скажут твои родители?    - Обрадуются, особенно мама! Все мои школьные подруги уже замужем, у многих уже дети, мама очень внуков хочет, отец тоже, хоть и не говорит об этом.    - Но Алина... - попытался ещё что-то сказать капитан "Находки", но наткнувшись на решительный взгляд Гуталамо, замолчал, а третий навигатор окончательно добила своего капитана:    - В служебной инструкции нигде не сказано, что членам экипажа корабля запрещено выходить замуж, ни на стоянках, ни в открытом космосе! Так что инструкций я не нарушаю. А поскольку "Находка" находится на стоянке, я хотела бы взять отпуск.    - З-з-зачем? - Ван Вейдн даже начал заикаться, мало того, что Алина собралась замуж, за одного из местных, явно за того, кто её сейчас обнимал, та ещё и в отпуск собралась, а девушка окончательно добила капитана:    - Я хочу отправиться в свадебное путешествие!    - Я бы тоже хотел взять краткосрочный отпуск, - начал Захаров, - я тоже в некотором роде...    - Свадебное путешествие? - поинтересовался Азман, Захаров кивнул и обнял Айлиону, а та, поскольку овладела языком терран во время обряда слияния разумов, спросила у ван Вейдна, повторив интонации Алины:    - Разве это запрещено инструкцией?    Ведьмы, которым весь разговор переводила Найда, засмеялись, эльфы же хранили молчание, стараясь выглядеть невозмутимыми, хотя украдкой и озирались, рассматривая кают-компанию.    - Мы отправляемся в путешествие по стране, в его программу входит посещение Светлого леса, места обитания народа, именуемого эльфами, мы приглашены маэстро Люминэлем, - важно произнесла Алина, указав на длинноухих музыкантов. И глядя на отвисшую челюсть капитана, добавила: - Но это не всё, мы посетим Гушлар и сопредельные страны. Не так ли, дорогой?    Последние слова Алина произнесла на местном языке, обращаясь к Гуталамо, тот хотя и не понял, о чём говорила девушка перед этим, но на всякий случай согласно закивал.    - Алина, вы собираетесь отправиться в путешествие по здешним странам? - оживился до этого молчавший Храмов. - В интересах науки позвольте к вам присоединиться!    - Как? Всей экспедицией? - возмутился ван Вейдн. - Кто же останется на корабле? Если половина экипажа собирается в это свадебно-научное путешествие, да и экспедиция полным составом...    - Два человека, мы сможем взять с собой только двоих, - заявила Алина, быстро переговорив со своим женихом, она хотела ещё сказать - большему количеству Гуталамо не сможет обеспечить безопасность, но решила не пугать ни ван Вейдна, ни членов научной экспедиции, а то, чего доброго, капитан действительно запретит покидать борт "Находки", а она будет должна подчиниться, всё-таки член экипажа. Пока шёл этот разговор, ведьмы, словно к чему-то прислушивавшиеся и о чём обеспокоенно переговаривались и, наконец, Исалина обратилась к Алине:    - Мы должны вас покинуть, наша башня атакована, сёстры пока держатся, но туда подтягиваются воины и маги, боюсь, они долго не продержать...    - "Находка" атакована, попытка прорвать защитное поле. Кроме того, по корпусу стреляют метательными снарядами, именуемыми местными - болтами, - сообщила Найда и вывела на большой экран картинку: вся площадь перед космическим кораблём была плотно забита воинами, там были орки и местные гвардейцы. Время от времени в "Находку" стреляли из арбалетов и луков, но стрелы и болты сгорали в защитном поле, не долетая до корабля. Найда пояснила:    - Я включила на полную мощность противометеоритную защиту, теперь к "Находке" никто не подойдёт.    - Вторая и первая роты, - прокомментировала увиденное Айлиона, - третьей не видно, надо связаться с Грассилино, узнать, что происходит.    - Я уже пыталась это сделать, но все виды связи заблокированы, возможно, заблокированы только браслеты переводчики, проверить не могу, - сообщила Найда.    - Они блокируют всякое проявление магии, там не только орочьи шаманы, но и маги обеих академий, во главе со своими ректорами, - произнесла Исалина, глядя на экран, и, нахмурившись, добавила: - Мы не сможем пробиться к своей башне, летающие доски и ступа не полетят! Что же делать?    - Шарань Исалина! Там гибнут наши сёстры! - закричала Шихла, верховная ведьма закусила губу:    - Пока ещё нет, но башня блокирована, и если будет штурм, поддерживаемый магами, девочки долго не продержатся.    - Найда! Свяжись с Мартураном, если это удастся, то, может, он прояснит, что происходит?    Картинка на экране сменилась, показав знакомый Алине кабинет и человека, сидящего за большим письменным столом, видно, браслет-переводчик лежал перед ним. То, что стол большой, можно было понять по тому, что в объектив браслета попало изображение столешницы и кресла с человеком.    - Здравствуйте, нранд Мартуран, - одновременно поздоровались Алина и Айлиона, после чего одна из девушек спросила: - Что происходит?    - Мятеж, - коротко ответил начальник тайной, или как её ещё называли - ночной стражи.          Нранд Мартуран, внешне оставаясь спокойным, пребывал в бешенстве! Начали, даже не посоветовавшись с ним, начальником ночной стражи. И кто - эта высокопоставленная бездарь, другого слова Мартуран не мог подобрать. Затеял, даже не то, чтоб посоветоваться, в известность не поставил! Бессмысленное нападение у "Королевского солнца"! Бессмысленное, бездарное, Мартуран поморщился, как и следовало ожидать - неудачное, стрелки убиты, а те, что не убиты - покалечены. Отряд орков понёс значительные потери, их верховный шаман не просто убит, раздавлен ступой! Такого оскорбления орки не простят! Это всё ещё аукнется высокопоставленному сообщнику Мартурана, а вместе с ним и самому начальнику ночной стражи. Вот поэтому Мартуран и не стал вмешиваться, да и как бы он это сделал? Отряд орков (и как оказалось не один) ему не подчинялся. К гвардии начальник тайной службы имел самое косвенное отношение - ни один капитан гвардейских рот не стал бы выполнять распоряжений Мартурана, не согласовав их со своим непосредственным начальником. Да и мятежникам не удалось перетянуть на свою сторону все роты, третья и пятая заняли оборону в королевских покоях, а одолеть их ох как будет трудно. Это не парадные первая и вторая, это настоящие бойцы. Они будут драться до последнего! Четвёртая не покинула свою казарму, а шестая, не менее боеспособная чем третья, зачем-то брошена на башню ведьм. Скорее всего, маги обеих академий, вернее их ректоры, выдвинули условие своей поддержки мятежа - уничтожение ведьм. Мартуран хмыкнул, магов можно понять - им, по большому счёту, всё равно кто будет королём, а вот вечные соперники магов - ведьмы... Если появилась возможность от них избавиться, то почему бы не воспользоваться? Начальник ночной стражи покачал головой - очень недальновидное решение: во-первых, всех ведьм уничтожить не удастся, многие спасутся (живучесть и изворотливость ведьм давно известна) и, во-вторых, мятежи не всегда бывают удачны, особенно вот такие - неподготовленные, а после их подавления летят головы. А голова мага отделяется от туловища точно так же, как голова не мага, а какого-то захудалого нранда или даже простолюдина. Размышления Мартурана прервал один из его подчинённых, зашедший в кабинет:    - Один из наших патрулей докладывает: орки начали грабить жителей Зирны! Разграблено уже три лавки!    - Наши люди себя не обнаружили? - спросил начальник ночной стражи.    - Никак нет! Как вы и приказали, патрулирование проводится скрытно. Так, чтоб никто ничего не заметил!    - Хорошо, докладывайте мне каждые пять минут, а если произойдёт что-нибудь необычное - сразу!    Подчинённый вышел, а нранд Мартуран укоризненно покачал головой - началось то, чего и следовало ожидать: орки занялись привычным делом - грабежом, и это только малая часть из тех, кого неразумный союзник начальника ночной стражи пригласил в город. Чем дальше, тем труднее будет от грабежей удержать остальных, не слишком ли велика цена за то, что Мартуран задумал со своим союзником из высшей знати, вот только ли союзником? Последние действия этого высокопоставленного тупицы показали, что он ни с кем не собирается считаться, ведь начал он эту авантюру, не посоветовавшись, даже не поставив в известность его, Файтура Мартурана. Начальник ночной стражи сокрушённо покачал головой - кажется, его размышления пошли по второму кругу, открыв ящик стола, достал браслет, который дала Алина. Интересно, как она там? По донесениям агентов ей и другим девушкам удалось уйти от погони, и они спрятались в железной, летающей башне пришельцев, там же скрылся и Гуталамо со спутниками. Эта башня и засевшие в ней становились неизвестным фактором, от которого можно было ожидать всего. Конечно, башня блокирована не только солдатами, но и магами, применить оттуда магию - не получится. Но и приблизиться к этой башне не получалось - действовала непонятная для магов защита. Нранд Мартуран посмотрел на лежавший перед ним браслет, тот не подавал никаких признаков жизни. Алина говорила, что с помощью этой штуки можно с ней связаться. Это было бы очень неплохо, по крайней мере, можно узнать её намерения и планы остальных: Айлионы, Гуталамо. Мартуран посмотрел на браслет и вздохнул, а тот, словно отвечая призыву, засветился и голосом Алины-Айлионы поздоровался, и спросил:    - Что происходит?    - Мятеж, - ответил нранд Мартуран, ещё не веря в то, что удалось установить связь. Браслет словно развернулся и превратился в большое окно, за этим окном была большая комната, где кроме принцесс находились Гуталамо, Резарно, несколько гушларских гвардейцев, группа эльфов, верховная ведьма, с двумя своими сёстрами (если судить по одежде), и все пришельцы во главе со своим командиром.    - Этот браслет-переводчик был в нерабочем состоянии, может, потому его и не заблокировали. Как сумели заблокировать остальные, даже не представляю, - сказал приятный женский голос, владелицу которого не было видно.    - Как, будем разбираться потом, сейчас надо разобраться, что происходит и как из этого выбираться, - произнесла одна из принцесс, вторая спросила:    - Кто?    Судя по всему, это была Айлиона, ей Мартуран и ответил:    - Ваш дядя, принцесса!    Айлиона кивнула, а Резарно, быстро задавая вопросы, выяснил обстановку и пояснил остальным, в этот момент браслет потух, сам ли он выключился или его заблокировали, Мартуран не стал выяснять, просто спрятал его в стол. После чего сопровождаемый двумя своими агентами, направился к летающей башне пришельцев, ожидая, что основные события именно там и развернутся.    У башни суетилось не меньше пятисот орков и столько же гвардейцев первой и второй рот, кроме этого, здесь было ещё три десятка магов обеих академий. Как уже знал Мартуран, остальные маги, закончив наведение блокирующих магию чар, под предводительством обеих ректоров отправились к башне ведьм. Поддерживать блокировку, привязанную к защите, могли и оставшиеся маги.    Орки и гвардейцы из разного хлама соорудили вокруг башни пришельцев вал, который очень трудно будет преодолеть, а маги выставили защиту, такую неслабую защиту, если судить по дрожанию воздуха над сооружением орков и гвардейцев. Судя по всему, пришельцы и те, кто укрылся в их башне, надёжно блокированы. Но и на штурм этой башни никто не хотел идти, так как она была окружена магической зашитой не слабее, а может, и мощнее той, что поставили маги. По крайней мере, ни стрел, ни арбалетных болтов она не пропускала. Кто это постарался - принцессы, или среди пришельцев были сильные маги, Мартуран не знал. Оставшись невидимым в тени дворцовой стены, он решил подождать, что же будет дальше.    Терпеливое ожидание начальника ночной стражи было вознаграждено, у основания башни открылись ворота, вернее, часть стены башни просто исчезла, и оттуда выползло что-то большое зелёное и грозно рычащее. Как только это чудище оказалось за пределами защиты пришельцев, оно сразу же было атаковано стрелами, брошенными в него копьями и метательными топорами орков. Это всё отлетело от шкуры чудища с каким-то металлическим звуком, впрочем, заклинания тоже этого зелёного зверя не брали. А он, продолжая рычать, упёрся в магическую защиту, на несколько мгновений замер и, выпустив клуб дыма, продолжил движение. Защита с хрустальным звоном лопнула, баррикада тоже не остановила зелёного зверя, он её словно не заметил и, набирая скорость, двинулся в направлении башни ведьм. Мимо затаившегося Мартурана и его сотрудников зверь прополз (у него были не ноги, а колёса, обёрнутые железной лентой!) со скоростью уламра, скачущего галопом, при этом выпустив клуб вонючего дыма.    - Что это? - с ужасом спросил один из ночных стражников. - Что это за зверь?    - Страшный и огнедышащий, - авторитетно заявил другой, при этом посмотрел на своего начальника, словно ожидая, что тот это подтвердит. Мартуран ничего не сказал, молча сделал знак - возвращаться и пошёл в помещение своей службы.          - Что делать будем? - очередной раз спросила Исалина. - Сёстрам надо идти на помощь.    - Да и королю помочь не мешало бы, - добавил Резарно, глянув на Гуталамо, и пояснил, почему так считает: - Всё-таки союзник. Мартуран сказал, что Маритос заперся в своих покоях с двумя ротами гвардейцев. Атакующим до них не добраться, но вот съестных припасов-то там нет, через два дня что-то они должны будут предпринять, похоже, помощи королю ждать неоткуда. Как и ведьмам.    - Что же делать? - Исалина заломила руки. - Девочки не выстоят!    - Вокруг "Находки" местные установили защитное поле, очень похожее на противометеоритное, вы на своих досках преодолеть его не сможете, - сообщила Найда.    - Мы и полететь на них не сможем! - почти выкрикнула Миасса, пребывающая в таком же отчаянии, как и верховная ведьма. - Мы не сможем и в ступе полететь! Магия блокирована!    - Я тоже ничего не могу сделать, - произнесла Алина, щёлкая пальцами, - ничего не выходит, ни одного заклинания.    - Напряженность и природа поля, установленного местными, таковы, что не работают и генераторы поля, гасящего гравитацию, следовательно, наши скутера и тяжёлый бот не полетят, - продолжила информировать Найда.    - Что же делать? - очередной раз произнесла Исалина, Айлиона с надеждой посмотрела на Сергея, тот встрепенулся:    - Если нельзя лететь, поедем.    - На чём? - поинтересовался Азман. - Наземные платформы устроены по тому же принципу, что и скутера или бот. К тому же, они все открытые, а эти стреляльщики за несколько секунд сделают из вас ёжиков!    - Есть у нас транспортное средство, что ни стрел, ни магии не боится. Его и не всякий пулемёт прошибёт!    - Сергей, а кто такой этот пулемёт? - спросила Алина.    - Не кто, а что, такое древнее оружие, стреляет пулями, это как наконечники их болтов, только отдельно от древка, да и летят они гораздо быстрее, следовательно, могут пробить любой доспех, - пояснил Захаров не только Алине, но и остальным, кто этого не знал (если ван Вейдн, Азман и некоторые члены научной экспедиции знали, местные даже представить такое не могли - наконечник, летящий отдельно от стрелы или арбалетного болта). Сергей направился к выходу из кают-компании, поманив за собой остальных: - Идём!    В лифт все не поместились, пришлось на нижнюю палубу спускаться в четыре приёма. Тут был расположен большой ангар-гараж тяжёлой техники: несколько буровых, несколько тяжёлых грузовых платформ, а в самом углу стояла большая грязно-зелёная угловатая машина.    - Что это? - спросила Алина. Сергей похлопал по большому ножу-отвалу, торчащему впереди этой уродины:    - МТЛБ, бронированный гусеничный вездеход, обычно использовался как тягач, наследство того времени, когда на Терре ещё были войны. Собственно говоря, это уже не тягач, а универсальная машина для различных инженерных работ, сделанная на его базе.    - Как же этим чудищем можно делать инженерные работы? - поинтересовался Азман.    - В данном случае, под инженерными подразумевается - земляные, этих тягачей в своё время наделали очень много. Потом часть порезали на металл, а некоторым нашли вот такое применение - штатная техника разведывательно-экспедиционных звездолётов. Новые этими машинками не комплектуются, но "Находка" старый корабль, - пояснил Захаров.    - А как же защитное поле местных магов? - спросила Алина, остальные поражённо молчали, разглядывая это чудо техники минувшей эпохи.    - Танки грязи не боятся, - непонятно на кого намекая, высказался Захаров (так и не объяснив: кто такие эти танки и почему они лезут в грязь). А Сергей с какой-то гордостью добавил: - Дизель, он и в Африке дизель!    Если остальные промолчали, не совсем понимая, что бортинженер имел в виду, то Алина задала ещё один вопрос:    - Кто такой Дизель? И почему он в Африке остаётся Дизелем, остальные ведь тоже там не меняются?    - Сейчас увидишь, - ответил Захаров и с натугой открыв люк, полез вовнутрь этой большой машины. Та сначала громко затарахтела, а потом басовито зарычала, выпустив при этом клуб вонючего дыма. Сергей высунулся из люка и пригласил:    - Прошу, антимагическая карета подана!    После короткого совещания ехать решили: Сергей, Алина, Айлиона, Гуталамо, все ведьмы и напросившийся Марк Азман. Эльфов и возражавшего Резарно с гвардейцами решили оставить на "Находке".    - Здесь вы будете в безопасности, - пояснила Алина, а Исалина добавила:    - Вас слишком мало, да и не мечи решат исход дела.    Ван Вейдн только вздохнул, его мнения никто не спросил. Но с другой стороны -- не выгонять же тех, кого привела Алина, наружу, под стрелы окруживших корабль. Когда все, кто не ехал, ушли из ангара-гаража, Захаров двинул свою грохочущую, лязгающую и воняющую машину вперёд, в открытый Найдой проём ворот. Если по машине и стреляли, то находящиеся внутри не слышали, у этой машины были толстые железные стенки (как сказал Сергей -- броня), да и гремело это транспортное средство, как связка пустых кастрюль. Баррикаду, построенную осаждающими, машина не заметила и снесла её своим широким ножом-отвалом, а вот упершись в магическую защиту, остановилась, Сергей дёрнул за какой-то рычаг, и машина заревела громче, а Исалина закричала:    - Девочки! Дружно, навалились!    Азман не понял, на что или на кого должны навалиться девочки верховной ведьмы, но они напряглись, вскинув руки, точно так же поступили и Алина с Айлионой и, перекрывая шум двигателя машины, раздался какой-то хрустальный звон, после чего артиллерийский тягач продолжил движение.    - Куда править? - перекрывая грохот двигателя, закричал Захаров, перед ним светился экран, в котором, как в окне, было видно улицу. Исалина, потеснив Айлиону, села рядом с водителем и стала показывать направление.    - Машина старая, а система внешнего обзора вполне современная, - неизвестно что прокомментировал Азман и пояснил, показав на закрытые железные люки: - Вообще-то, управлять этим монстром надо, глядя в эти маленькие окошечки. Но кабина герметизирована, что правильно, поэтому и поставлены здесь экраны, а снаружи камеры. Хотя тоже очень старые модели, мониторы обычные, а не голографические.    - Очень ценная информация, а главное -- своевременная, - ехидно заметила Алина, в это время тягач, не вписавшись в поворот (а может, переулок был слишком узким), снёс наружную стену какого-то дома.    - Надо будет этим людям выплатить компенсацию, - произнесла Исалина, глядя на перепуганных обитателей полуразваленного дома. К башне ведьм ехали полчаса, по дороге снесли ещё три стены, Сергей спешил и не напрасно. Увидев свою башню, Исалина закричала:    - Успели! Мы успели! Девочки ещё держатся!    - Но их защита вот-вот рухнет, и орки пойдут на штурм, - озабоченно начала Миасса, но закончила очень оптимистично: - Так их! Дави!    Двигавшийся по переулку тягач врезался в приготовившихся к штурму орков. Конечно, они обратили внимание на рёв надвигавшейся сзади машины, но ничего не поняли, возможно, подумали, что это магическое чудовище спешит им на помощь, ведь тягач выехал со стороны, где врагов не было. Переулок, где выстроились орки, был узким, и из них мало кому удалось спастись. А рычащая машина, вырвавшаяся из узости переулка, набирая скорость, рванула к башне ведьм. Гвардейцы были проворнее орков и, словно мыши, прыснули в разные стороны. Тягач врезался в магическую защиту, выстроенную нападавшими, и она рассыпалась точно так же, как и та, что была у "Находки". На растерянных, потерявших концентрацию магов, решивших, что уже победили, обрушились ведьмы, вылетевшие из своей башни (блокирующей их магии больше не было!). Именно обрушились, так как на летающих досках было не так много, большинство было в ступах.    - Да-а, ступа -- весомый аргумент, особенно когда падает на голову, - прокомментировал увиденное Азман. Улыбающаяся Исалина пояснила:    - Если на голову -- то да, но этот аргумент не всегда получается применить. Ступа летит медленно, обычно маг успевает заблокировать магию, двигающую ступу, и она падает. А тут... Маги растерялись, кроме того, разрушение построенной ими защиты сбило их концентрацию и позволило девочкам атаковать. Но некоторым магам удалось лишить подъёмной силы падающие на них ступы.    - На свою голову, - хмыкнул Марк, - видно, очень растерялись, раз лишили подъёмной силы падающую на голову ступу, надо было бы наоборот - увеличить её подъёмную силу.    Исалина, Шихла и Миасса выбрались из тягача и стали обниматься с остальными ведьмами. Те нисколько не сомневались, что именно их шарань привела подмогу. Два уцелевших мага стояли в стороне, боясь пошевелиться. Каждый из них легко бы справился с ведьмой, но если те навалится вдесятером... Кроме того, магов смущали ауры Алины и Айлионы, хотя те выглядели как ведьмы и были среди них, но это были маги, причём невиданной силы. Сёстры сейчас не прятались, приготовившись использовать все свои способности, то, что была разрушена защита, построенная магами, во многом была заслуга Алины и Айлионы, сами ведьмы это сделать не смогли бы. Один из магов узнал Айлиону и, попытавшись к ней обратиться, растерянно замолчал -- принцесс было две! Заметив это, Айлиона сказала:    - Я и моя сестра ученицы мэтра Грассилино, и мы очень огорчены тем, что вы пошли против своего короля! Вы, как мятежники, заслужили плаху!    Оба мага побледнели и начали уверять, что у них и в мыслях подобного не было, а действовали они по приказу короля, переданному им ректором их академии. Тот сказал, что это ведьмы затеяли мятеж и что надо их уничтожить, для этого в помощь магам направлены две роты гвардейцев и орки-союзники.    - Похоже на правду, - кивнула Иселина, - не только маги не любят ведьм, орочьи шаманы нас ненавидят. Но башню мы отстояли, с магами, атаковавшими нас, разобрались, пора показать, кто на самом деле верен королю!    Большинство ведьм сменило ступы на летающие доски. Алина покачала головой -- только вчера она показывала свой гравискейт ведьмам, а они уже наделали летающих досок не меньше полусотни. Хотя... Что их делать -- обычные доски, правда, полированные. Присмотревшись к одной из досок, Алина увидела внутри контур заклинания, что-то ей показалось неправильным, и она обратилась к Иселине:    - Вот тут вы применили обычное заклинание левитации, такое же как и у ваших диванов-самолётов, то есть крилаков. Так много досок вы успели наделать потому, что заклинание слабенькое, крилак не поднимет, а доску с ведьмой -- легко. Но такая доска довольно медленная, от скутера, в смысле, крилака с полицейскими не уйдёт. Вот если этот контур сделать вот так, а здесь подправить... - Алина делала то, о чём говорила. Собравшиеся вокруг неё ведьмы с благоговением внимали, когда девушка закончила, выдохнули в один голос:    - Гениально! Теперь этой летающей доске не страшна даже блокировка магии!    - Да, гениально, но чтоб это осуществить надо обладать силой Алины или Айлионы, - Иселина более внимательно рассмотрела, что же сделала Алина, а та предложила:    - Давайте я вам и остальные доски переделаю, мне не трудно, тем более что основное вы уже сделали. Это много времени не займёт, зато вас никто не собьёт, Айлиона мне поможет. Ступы тоже, по крайней мере, те, на которых полетите к дворцу.    - Летающая доска, конструкция Алины, - сказал Захаров, он с Гуталамо высунулись из люков тягача и наблюдали за действиями девушки. Азман, который выбрался из машины раньше и теперь старался встать как можно ближе к Иселине, засмеялся:    - Доска Алины, модель первая, сокращённо Дам1.    - А что? Эта летающая доска должна как-то называться, красиво называться, а не дам или не дам. А если так -- Алинина досочка, или -- алидочка, - поправила Марка Иселина.    - Пусть так и будет, - засмеялась Алина, не отрываясь от работы. А Айлиона добавила:    - Алидка.    Вся переделка заняла не более часа, и Иселина скомандовала:    - По алидкам! Вперёд!    Клин ведьм на досках, в центре которого летело пять ступ, взмыл в небо. За ними двинулся тягач, по земле, естественно. Два мага, о которых, казалось, все забыли, переглянулись.    - Что делать будем? - спросил один. Другой ответил:    - Думаю, надо к ним присоединиться. Принцессы -- ученицы мэтра Грассилино, маги!    - Но они же с ведьмами!    - Вот и мы к ним присоединимся, когда мятеж подавят, а его обязательно подавят, мы будем с победителями. Видел, какая у этих девочек сила и как расправились... - маг показал на то, что осталось от его менее счастливых товарищей, - теперь ступу так просто не собьёшь. Да и это... на чём они приехали, магии не боится, как оно защиту разломало!    На самом деле, защиту ломали Алина и Айлиона, а чтоб пройти броню большого артиллерийского тягача, даже самому сильному заклинанию нужно время, да и чтоб сломать дизель, надо знать, где и что ломать, приложив при этом немалые усилия. Маги ещё раз переглянулись и отправились вслед за тягачом и ведьмами.          Король Маритос смотрел в окно, больше напоминавшее бойницу. Осторожно смотрел, так, чтоб не заметили и чтоб не запустили заклинанием или не попали стрелой. Его покои в дворцовом комплексе были как бы отдельным дворцом или, вернее, маленькой крепостью. Двух рот гвардейцев было более чем достаточно, чтоб держать здесь оборону. А Грассилино и несколько оставшихся верными королю магов успешно обеспечивали магическую защиту. Но любая, даже самая надёжная оборона имеет один существенный недостаток -- инициатива у нападающих. К тому же у обороняющихся должны быть большие запасы, в первую очередь -- продовольствия, этого-то не было, вернее, были остатки королевского завтрака, а этого мало для двух рот гвардейцев, а время шло к ужину.    - Похоже, они собрались предпринять ещё один штурм, - сказал капитан Ситарно, возглавивший оборону и смотревший в другое окно. Король ничего не ответил, да и что он мог ответить, от него сейчас ничего не зависело. Ситарно оглянулся, тут была вся королевская семья. Не хватало только брата короля, принца Итороса, и Айлионы с Алиной. Девушки ушли ещё вчера в трактир "Королевское солнце", с тех пор о них ничего не было слышно. Айрен очень надеялся, что девочки смогли избежать неприятностей, что Гуталамо и Захаров их защитят, хотя неизвестно ещё, кто кого будет защищать. Девочки -- сильные маги, к тому же у них летающая доска, если что... Ситарно вздохнул украдкой, вряд ли Алина и Айлиона бросят своих парней, они обязательно ввяжутся в драку, если таковая случится.    - Хочу пирожков, - в очередной раз заныл принц Маримас, кому что, а этому пирожки -- главное, и это при том, что всей королевской семье угрожает нешуточная опасность, вряд ли их пощадят мятежники, если победят. Ситарно, как никто другой, понимал, что победа мятежа при сложившемся положении дел -- вопрос времени.    - Хочу пирожков, - опять заныл принц Маримас и обиженно добавил: - Опять Айлиона их утащила, она всегда их у меня воровала, только никто не знал! А я за ней подсмотрел, когда приготовленные мне пирожки исчезали, у неё появлялись, а ей же никто не готовил! Вот и сейчас, мы тут голодные, а она, я это точно знаю, пошла в трактир и теперь там объедается!    Айсолона и Аймилона поджали губы, они, конечно, не думали, что Айлиона в этот момент объедается в трактире, но всем своим видом показывали, что вполне допускают нечто подобное. Принцессы даже глаза к небу подняли, видно, для того чтоб придать своим подозрениям больший вес, но поскольку краешек неба можно было увидеть только через узкое окно, туда они и посмотрели.    - Айлионы! - выдохнули обе принцессы, из-за крыши ближайшего здания вынырнули девичьи фигурки на летающих досках. Разглядеть кто это было невозможно -- слишком далеко, но так летали только Айлиона со своей новой сестрой. За первой доской появилась ещё одна и ещё одна, девушек было много и доски, в отличие от ранее виденной (на гравискейте Алина и Айлиона летали вместе), были у каждой. Вслед за досками показались ступы. Ситарно внимательно вглядывался, словно стараясь что-то разглядеть, но при этом никак не прокомментировал увиденное.    - Ведьмы! - хрипло произнёс второй капитан, командовавший пятой ротой.    - Напрасно они это делают, - произнёс Грассилино, - они не смогут преодолеть защиту круга магов, упадут на землю и разобьются или серьёзно покалечатся.    - Чем это может нам грозить? - быстро спросил король Маритос, имея в виду ведьм, положение осаждённых было и так хуже некуда, а если к мятежникам присоединились ещё и ведьмы, способные напасть сверху... Тем более что ведьмы летели над самыми крышами, стараясь, чтоб их не заметили. Как стало понятно из того, что произошло дальше, делали они это неспроста. Грассилино, наблюдая за манёвром ступ, постарался успокоить короля:    - Вряд ли ведьмы нападут на нас, скорее на магов, но я не вижу в этом смысла, как я уже сказал -- маги образовали круг, объединив свои силы. Сделали это для того, чтоб смять нашу защиту, но при этом создали свою, такую, что я пробить не могу. Эта защита поглотит всякую магию, в том числе и магию ведьм, заставляющую летать их ступы и доски.    - Эти доски, что-то новое, - произнёс капитан пятой роты.    - Видно, шарань Иселина недаром пригласила к себе Алину. Та поделилась секретом своей летающей доски, и ведьмы изготовили такие же, - сделал предположение придворный маг.    - Когда сомнут нашу защиту, мы не сможем противостоять магической атаке? Так? - обеспокоенно спросил король, Грассилино ответил:    - Сразу не атакуют, в магическом круге непросто перенастроиться, здесь надо будет поменять вектор применения силы, но когда они это сделают... Противостоять кругу магов я не в силах. Но мы не беззащитны, на этот случай у меня сюрприз приготовлен, неприятный для них сюрприз!    - Смотрите! - закричал капитан пятой роты, продолжавший наблюдение за ведьмами. Ступы ведьм, вынырнув из-за очередной крыши, обрушились на магов в круге, не ожидавших нападения сверху. Пять магов были раздавлены сразу, круг -- разорван, на остальных магов напали ведьмы на досках, разбивая тем головы своими летающими средствами. Капитан гвардейцев с тем же удивлением спросил: - Что они делают?    - Убивают магов и делают это очень безжалостно, - ответил Грассилино. - Только не могу понять, как им удалось пройти защиту?    - Это не столь важно, главное -- что без магической поддержки мятежники не пойдут на штурм! - с некоторым воодушевлением сказал гвардейский капитан.    - Не пойдут, - согласился с коллегой Ситарно, не разделявший оптимизма того, - но и осады не снимут, ещё есть орки и их шаманы.    - Да орочьи шаманы сами не нападут, но и нам не дадут применить магию, следовательно, мы сейчас находимся на равных, - согласно кивнул Грассилино, посмотрев на своих учеников и нескольких придворных магов, оставшихся верными королю. А Маритос сделал из всего сказанного закономерный вывод:    - Мы не можем применить магию, они теперь тоже, следовательно, исход дела решат воины. У них численное превосходство, у нас выгодная позиция. Но мы в осаде, помощи нам ждать неоткуда, а у них свобода манёвра.    - Но почему же неоткуда? - попытался возразить капитан пятой роты, глядя на ведьм, снующих на своих досках над дальним зданием. Ступы поднялись и зависли в отдалении, капитан спросил: - А ведьмы? Ведь они напали на магов. Значит, они на нашей стороне!    - Что у женщины на уме, трудно понять, а у ведьмы и подавно, - хмыкнул Грассилино, - похоже, цель ведьм была уничтожить магов и только. Они воспользовались моментом и сделали, что хотели. Вражда ведьм и магов -- давняя и непрекращающаяся, и преимущество всегда было на стороне магов, а тут появилась такая возможность поквитаться! Маги были заняты, их силы были направлены против нас, вот ведьмы этим и воспользовались. Не могу только понять, как ведьмы преодолели защиту!    - Они словно чего-то ждут, - произнёс Ситарно, внимательно наблюдающий за перемещениями девушек на летающих досках. Неожиданно рухнула стена здания за спинами отряда орков, а само здание перекосилось. Сквозь оседающую пыль стало видно причину этого -- что-то грязно-зелёное угловатое, проломив стену, врезалось в орков. Первыми под удар странного существа попали шаманы, стоявшие позади отряда, это громко рычащее существо подмяло их под себя и, не останавливаясь, поползло дальше, делая то же самое с орками-воинами. Ведьмы словно ждали этого, и как только исчезло колдовство орочьих шаманов, блокировавших всякое проявление магии, сверху на орков и на строй мятежников-гвардейцев обрушились потоки огня. Доски ведьм метались, словно стая рыбёшек. Огонь бил с головы этой стаи, огненные струи создавали всего две ведьмы, остальные словно их оберегали. Теперь стало понятно, что ведьмы выступили на стороне осаждённых и этот странный, прямоугольный зверь на колёсах тоже (когда он повернулся, стало видно, что сбоку у него колёса, едущие по ленте, вокруг них обёрнутой). Грассилино, напряжённо наблюдавший за действиями ведьм, обратился к королю:    - Ваше величество, вы можете гордиться своей дочерью, это она привела ведьм. Вернее, обеими и Айлионой, и Алиной.    - С чего вы так решили, мэтр Грассилино?    - Огонь, так ведьмы не могут, такое может только маг. Но и у мага не хватит силы так долго создавать такой поток, на такое способны только два мне известных мага, вернее магини, это ваши дочери!    А на площади всё было кончено, тех орков, что не раздавил странный зверь, сожгли ведьмы. Спаслись совсем немногие. Гвардейцы разбежались сразу, как только увидели, что происходит с орками. Зверь, рыкнув и выпустив облако синего дыма, ушёл (или уехал?) с площади той же дорогой, доразвалив несчастный дом. Часть ведьм последовала за ним, а часть направилась к королевской башне-дворцу. Грассилино не успел снять защиту, и она должна была оттолкнуть летающие доски ведьм, но этого не произошло, три ведьмы влетели в окно.    - Дочери мои, мы довольны вами, - важно начал король и, не выдержав, обнял спрыгнувших с досок Айлиону и Алину. Даже всхлипнул от полноты чувств: - Девочки мои, нельзя же так рисковать! Вы могли пострадать!    - Шарань Иселина. - поклонился Грассилино девушке, оставшейся стоять на висящей в воздухе доске, - я восхищён! Не только вашими действиями, но и тем, как быстро вы сумели разобраться в секрете летающей доски Алины.    - Тут секрета нет, использовано то же заклинание, что и в крилаке.    - Но как же скорость? Крилак неспособен так быстро летать, да и размеры... Чтоб обеспечить такую манёвренность и такой быстрый набор высоты, доска должна быть раза в два больше. Контур заклинания требует...    - Решение нашла Алина, а реализовала она его вместе с Айлионой. Ваши ученицы, мэтр, с успехом применили полученные знания. Я бы гордилась такими учениками!    Грассилино присмотрелся к доске, покачал головой:    - Но такое заклинание способна сплести только ведьма, да и управлять им сможет только она! Даже для магов такой вид воздушного транспорта будет недоступен! Теперь я понял, как была преодолена магическая защита -- заклинание замкнуто само на себя и как бы не нуждается во внешней подпитке. То есть внешние помехи ему не страшны, но это невозможно! Теоретически сложить такое заклинание, может, и удастся, но практически... Нет! Такое невозможно!    - Мэтр, не ругайте меня, я не знала, что такое невозможно, - сделала виноватое лицо Алина и лукаво улыбнулась, обратившись к королю:    - Ваше величество, я, как ваша послушная и почтительная дочь, прошу разрешить мне выйти замуж!    - И я тоже прошу, я тоже хочу выйти замуж! - заявила и Айлиона.    - Э-э-э... Как обе сразу? За кого? - растерялся король. Алина ответила:    - За Лавита Гуталамо, он сделал мне официальное предложение, и я ответила согласием.    - За рыцаря славного ордена Гаечного ключа, Сергея Захарова. Это, кстати, он там ездил, - Айлиона показала за окно, где лежали раздавленные орки.    - Э-э-э-э... - ещё больше растерялся король, - дочь моя, вы хотите сказать, что он превратился в то чудовище?    - Нет, ваше величество, отец мой. Он сидел внутри.    - Дочь моя, вы хотите сказать, что этот славный рыцарь пожертвовал собой и дал тому чудовищу себя съесть? Но как тогда вы за него выйдете замуж? За съеденного? - удивился король. Айлиона пояснила:    - Он им управлял, и это не зверь, это такая самобеглая повозка. Там, кроме Сергея, ещё и Лавит сидел.    - А куда они направились? - спросил король, ответила Алина:    - Поехали выручать гвардейцев Лавита, они и его друг Атрамис заперты в "Находке".    - Где?! - не понял король. Пояснила Айлиона:    - В железной башне пришельцев, у нас не было другого выхода, пришлось там спрятаться.    - Они и с ними договорились, - прошипела старшая дочь короля, - настоящие ведьмы! Я всегда знала, что Айлиона -- ведьма! Ничего странного нет в том, что её неизвестно откуда появившаяся сестра-близнец тоже ведьма!    Упоминание начальника тайной стражи Гушлара, придало мыслям короля другое направление (в конце концов, дочери живы, да ещё подмогу привели, а разобраться, где они прятались и почему именно там, можно будет потом), тем более что в дверях появился нранд Мартуран, сразу начавший оправдываться:    - Ваше величество, я достоин самой суровой казни -- просмотрел мятеж, но я не мог и предположить, что во главе мятежа станет принц Иторос!    - Ваше величество, не ругайте нранда Мартурана, он рассказал нам, что происходит и куда следует ударить в первую очередь. Он очень нам помог, - заступилась за начальника ночной стражи Зирны Алина. Нранд Мартуран чуть заметно, благодарно кивнул девушке. Ситарно это заметил, но ничего не сказал, только нахмурившись, посмотрел на Айлиону, та тоже чуть заметно кивнула. Король не обратил на это внимание и, помрачнев, спросил:    - Где он? Где Иторос?    - Бежал вместе с уцелевшими орками. Это он привёл орков в Зирну, - то ли пояснил, то ли наябедничал Мартуран. Алина хотя и не знала таких подробностей, на всякий случай кивнула. Король посмотрел на неё, затем перевёл взгляд на Айлиону, и его мысли снова приняли другое направление. Величественно наклонив голову, король произнёс:    - Мы разрешаем вам, дочери наши, выйти замуж за ваших избранников, этих достойных нрандов.    - А как же мои пирожки, - заныл принц Маримас, Алина усмехнулась и строго сказала:    - Почему никто не позаботился о пирожках для принца! Война -- войной, а обед должен быть по расписанию! Какой-то там мятеж - это не повод оставлять принца без пирожков! Вот держи!    Алина чуть напряглась и вытащила откуда-то блюдо с пирожками, видно, на кухне придерживались того же мнения -- мятеж не повод не готовить любимые блюда принцев. Старшие принцы многозначительно переглянулись, а Алина, улыбнувшись, достала из ниоткуда две пивные кружки и вручила каждому свою.    - Я понял, что вы воровали моё пиво, но как вам это удавалось? - поинтересовался самый старший принц и глянул на своего мага. - От такого воровства поставлена защита. Или, Ирунап?..    - Ваш маг добросовестно выполняет свои обязанности, ваше высочество, - заступился за младшего коллегу Грассилино, - просто ваши сёстры... Вы сами видели, для них и более серьёзная защита не преграда.   

Глава восьмая. Боевая помолвка.

      Начальник "ночной стражи" нранд Мартуран сидел в своём кабинете и размышлял, тем более что до официальной помолвки принцесс Айлионы и Алины, куда он тоже был приглашён, время ещё оставалось. А подумать было над чем, последние события поломали все планы нранда Мартурана, и не только его. К тому же возникли совсем новые политические расклады: исчезли одни игроки и вот-вот должны были появиться новые, как известно - место у трона не пустует. Принц Иторос бежал, соответственно, распалась дворянская партия его поддерживающая, сейчас благородные нранды наперегонки каются перед королём, надеясь заслужить его прощение, и даже благорасположение. Мартурану каяться не пришлось - о том, что он принимал участие в заговоре, знал только Иторос, а он сейчас далеко и вряд ли даст показания. Король, правда, поставил в вину начальнику "ночной стражи", что он проморгал заговор, но заступилась Алина, рассказав, что именно Мартуран предупредил её, Айлиону и остальных, бывших тогда с принцессами, о заговоре. Это позволило принять соответствующие меры. Нранд Мартуран поёжился, вспоминая эти меры - обе магические академии перестали существовать! Новую академию организовывает мэтр Грассилино и маги, оставшиеся верными короне, а таковыми объявили себя и немногие уцелевшие маги, принимавшие участие в штурме башни ведьм и дворца. Как ни странно, Грассилино им поверил или сделал вид, что верит. Вообще-то маги стояли вне государства или над ним, считая себя отдельным сословием, не обязанным подчиняться королю. Какое-то подобие верности они хранили своим школам, то есть академиям, где учились. А учиться там могли и жители других земель, вот так и получалось, что маги, выучившиеся в Зирне и даже занявшие в стране и при дворе высокие должности, не считали себя чем-то обязанными короне. Король был вынужден терпеть такое положение дел, так как маги были немалой силой и обе академии, вроде как враждующие, когда затрагивались их интересы, выступали единым фронтом. Конечно, средства, выделяемые академиям, были немалыми и при других обстоятельствах способствовали бы усилению влияния магов, но Маритос нашёл очень удачный ход, поручив распределение этих средств своему придворному магу, абсолютно лояльному к короне. Мэтр Грассилино делал это очень хитро, отдавая предпочтение то одной академии, то другой, представляя дело так, будто такое распределение - интриги ректоров, оказывающих на него влияние (ректоры действительно давили в этих вопросах на придворного мага, и он каждый раз делал вид, будто один из них был более убедителен). И вот обе могучие академии с лёгкостью уничтожены ведьмами, которых раньше считали совсем слабой магической силой, конечно, тут поспособствовали и принцессы, оказавшиеся не только ведьмами, но и магами невиданной силы (и ученицами мэтра Грассилино, нранд Мартуран не сомневался, что к разгрому академий приложил руку и придворный маг). В результате этих событий Грассилино назначен ректором вновь создаваемой академии высшей магии, куда отдельным факультетом войдут ведьмы. То есть эти две силы маги и ведьмы объединятся под началом поддерживающего корону Грассилино. Это не может не радовать, нранд Мартуран хоть и выступал в последнем заговоре против короля Маритоса в пользу его брата, но делал это только ради укрепления государства и королевской власти.    Начальник "ночной стражи" пугливо оглянулся, словно кто-то мог подслушать его мысли, а затем посмотрел на браслет, лежащий на столе, словно подобное сделать могла эта вещица. Очень полезная, несомненно, магическая вещица, хоть Алина и утверждает обратное. Но чем, как ни магией, можно объяснить свойства этого браслета. Взять хотя бы то, что он показывает точное время так, как не покажут никакие другие (даже магические) часы. А то, что с помощью этой вещи можно переговариваться на большом расстоянии? Насколько большом Мартуран не проверял. Правда, как не безосновательно подозревал начальник "ночной стражи", этот браслет позволял следить за своим владельцем, но с этим неудобством, если о нём догадываешься, можно смириться, к примеру - прятать эту вещь в стол. Мартуран не подозревал, что для подслушивания разговора - стол не помеха и что Алина, прослушав записи, сделанные браслетом-переводчиком, в курсе всех его разговоров с принцем Иторосом. Но во время последнего визита к начальнику "ночной стражи" Алина даже виду не показала, что знает больше, чем он ей рассказал. Этот визит оставил у нранда Мартурана самое благоприятное впечатление - девушка внимательно выслушала все, что он ей говорил, соглашаясь со всем, при этом сама, подсказав несколько ходов, что должны показать - почему начальник "ночной стражи" не мог предупредить короля о готовившемся мятеже. Мартуран был поражён знаниями и умениями девушки в сложной науке ведения интриг. Поражён и очарован Алиной, увидев в ней родственную душу и достойного противника или союзника (это как дело повернётся в дальнейшем). Видно там, откуда в Зирну прибыла Алина, искусство ведения интриги достигло высочайшего уровня. А все свои знания Алина почерпнула из прочитанных художественных книг, да и та информация, что девушка получила, прослушав записи из браслета-переводчика, тоже сыграла не последнюю роль в разговоре с прожженным интриганом.    Размышления начальника "ночной стражи" прервал вошедший подчинённый, доложивший о чрезвычайной ситуации. Нранд Мартуран надел браслет и вышел из кабинета.          В этот раз Алина проснулась раньше Айлионы и разбудила ту, сбросив одеяло на пол со словами:    - Ну как можно так долго спать в такой день!    - А какой сегодня день? - потягиваясь, спросила Айлиона, её сестра фыркнула:    - Ты что? Забыла? Сегодня наша помолвка! Официальная помолвка! Большой праздник для твоего государства!    - Так это во второй половине дня, даже вечером, - ответила Айлиона, сонно потягиваясь. Но это было притворством, она легко вскочила, повалив Алину на спину, некоторое время девушки боролись, стремясь подмять соперницу под себя, потом, стянув ночные рубашки, побежали в помывочную, там уже было всё готово - служанки уже ждали. Когда Алину вытащили из бочки и разложили на массажной лавке, раздался стук в дверь и сразу же ввалился мужичок с дровами. После внушения, он стал стучать в дверь, предупреждая о своём приходе, но сразу после стука и заходил, не дожидаясь разрешения. Алина подозревала, что мужичок стучит в дверь лбом, так как руки у него были заняты дровами, и почему-то приходит всегда, когда на лавке лежит именно она! Нельзя сказать, что девушка смущалась - она уже привыкла, просто её интересовало - почему так получается, что мужичок заходит тогда, когда массаж делают ей? После утреннего омовения и массажа было время завтрака. Теперь Айлионе не надо было бегать на кухню, чтоб украсть какую-нибудь вкусность, не надо было ей и её сестре прибегать к своим магическим способностям, чтоб проделать то же самое. Им готовили еду те же повара, что готовили королю. Поскольку до занятия у мэтра Грассилино было ещё время, а мэймиррэ Фикосин куда-то ушла, Алина решила поговорить с Айлионой:    - Недавно я была у нранда Мартурана, и он рассказал мне интересные вещи.    - Противный тип! Не понимаю, о чём ты можешь с ним говорить? Да, он нам помог с турниром, но мы его уже поблагодарили за это!    - Вот! Помог он нам потому, что партия дворян под предводительством твоего дяди была против того, чтоб ты вышла замуж за Лавита. Настолько против, что они были готовы устранить тебя. Мне кажется, что к этой группе принадлежал и Мартуран.    - Как устранить? Отправить в один из храмов послушницей?    - Боюсь, Айль, что речь шла о физическом устранение, то есть убийстве, - покачала головой Алина, Айлиона гневно воскликнула:    - Так это сам Мартуран и собирался сделать! Только он способен на такую подлость!    - Может, и собирался, но сейчас он об этом предупредил, - возразила Алина, - получается, он на нашей стороне. Из разговора с ним я поняла, что он хочет, чтоб твоя страна была сильной с такой же, то есть сильной, королевской властью. Он готов служить сильному королю, а твой отец вёл себя слишком хитро, не показывая готовности управлять государством твёрдой рукой.    - Я всегда старалась быть в стороне от дворцовых интриг, но я не дурочка. Отец вёл себя так, потому что лавировал между дворянскими партиями, довольно сильными партиями, боялся мятежа и старался его не допустить. Если бы он начал прижимать нрандов, то те устроили бы заговор или что-то похуже. Мелкие заговоры случались постоянно, благородные нранды интриговали друг против друга, а отец стоял как бы в стороне в качестве арбитра. Пока интриги и мелкие заговоры были не против него, смотрел на это сквозь пальцы.    - И твоим браком с владетелем Гушлара, он хотел укрепить своё положение. Всё-таки у Лавита сильная армия и крепкая власть. То есть он попросил бы у зятя несколько рот, и эти роты не подняли бы против короля мятеж, а, наоборот, подавили бы его, если бы такое произошло. Мятеж как раз королевские гвардейцы и устроили, верными королю остались только две роты. Но это ещё не всё, кроме внутренних недоброжелателей существуют и внешние: Занара, Картана и Вирата готовы были напасть, чтоб не допустить вашего брака и, соответственно, союза Гушлара с Зирной.    - О! Ты даже названия этих стран запомнила! - удивилась Айлиона.    - Мартуран их столько раз повторил, что поневоле запомнишь. А потом врагов надо знать по имени, ведь теперь на твоём месте я! Твой отец сделал хитрый ход, официально признав меня своей дочерью. Получается, что с Лавитом Гуталамо он породнится в любом случае, даже если за него замуж выйду я!    - Так теперь будут устраивать покушения на тебя! - произнесла Айлона, закусив губу и испуганно глядя на сестру, та кивнула:    - На меня, но я об этом знаю, поэтому буду начеку. Но могут и перепутать, ведь мы очень похожи, начеку надо быть и тебе! Могут начать с нашего ближнего окружения, но если за экипаж "Находки" я спокойна, то твои друзья очень уязвимы. Вот Айрена надо предупредить! Мало ли что?    Айлиона согласно кивнула, и девушки, достав из шкафа свои алидки, вылетели в окно. Несколько человек с арбалетами напрасно ждали, притаившись в переходе, примыкающем к покоям принцессы Айлионы.       Капитан Ситарно смотрел на распростёртые на полу тела, когда почувствовал дуновение ветерка за спиной и резко развернулся к окну, сжимая в руке меч. Даже третий этаж не спасёт от покушения - сделать выстрел из арбалета можно и с крилака, зависшего против окна.    - Айрен, Айрен! - одновременно закричали влетевшие в окно на своих досках Алина и Айлиона и замолчали, увидев лежащих на полу.    - Кто это? - спросила Айлиона.    - А мы как раз хотели предупредить тебя о возможном покушении, - сказала сориентировавшаяся в обстановке Алина.    - Каким-то образом отодвинули внутреннюю щеколду и напали, - невозмутимо произнёс Ситарно, тряпочкой для полировки вытирая свой меч. Он отметил расширившиеся в испуге глаза одной из девушек и спокойный кивок другой, словно та ожидала чего-то подобного. Капитан счёл нужным пояснить: - Мне повезло, что я успел надеть доспехи. Спасибо Сергею, эти выдержали первые удары. Потом справиться с напавшими было просто, техника у них никакая, не умеют фехтовать.    - Убийцам умение фехтовать не требуется, для них главное - неожиданность - первый удар. Мы как раз хотели тебя предупредить! - сказала Алина, Ситарно, разобравшийся кто - где, кивнул:    - Спасибо, Алина!    - Отпирающее заклинание, - отметила Айлиона, осматривая дверной засов, задвинув, девушка погладила его руками. - Теперь никто снаружи не отодвинет, я наложила контрчары.    - Спасибо, Айлиона! - поблагодарил вторую девушку Ситарно.    - Айль! Вперёд! - закричала Алина, привлекая внимание сестры, и обе девушки, вскочив на алидки, стремительно вылетели из окна. У Айлионы просто не было времени обдумать ситуацию и принять какое-нибудь решение, она просто подчинилась сестре. Ситарно, проследив взглядом за девушками, увидел приближающийся крилак с арбалетчиками, приготовившимися стрелять. Алина и Айлиона резко ушли в стороны, видно, у стрелков на крилаке не были распределены цели и они на мгновение замешкались, этого оказалось достаточно, чтоб обе ведьмы, подлетев к крилаку, слаженным ударом перевернули его. Алина не собиралась так поступать, но повторила действие сестры. Сидящие в этом "ковре-самолёте" с криками посыпались на землю. Одному удалось зацепиться за деревянный бортик. Айлиона повела руками, и крилак полетел к земле вслед за своими пассажирами. Посмотрев на тела, без признаков жизни лежащие на земле, Алина спросила:    - Зачем? Зачем их было так?    Айлиона, сдвинув брови, сказала:    - Они хотели нас убить!    - Да, хотели убить вас, - подтвердил Ситарно, когда девушки вернулись к нему в комнату. Айлиона наложила на окно защитные чары, защищающие от арбалетных болтов, а Алина попросила капитана, собравшегося идти к своей роте, быть очень осторожным. А Айрен продолжил развивать свою мысль: - Хотели убить именно вас, ко мне пришли для того, чтоб здесь устроить засаду, ведь рано или поздно вы ко мне бы заглянули. Да и те на крилаке... Ждали именно вас, но вы слишком быстро сюда залетели, вот они и решили атаковать, пока вы в комнате.    Распрощавшись с Ситарно, девушки полетели к Грассилино, ещё занимавшему помещение в дворцовой башне магов. Вылетев из окна комнаты капитана, Алина и Айлиона сразу ушли свечой в небо и уже с высоты стали разглядывать подступы к башне придворного мага. Увидев четыре крилака, летающих вокруг башни, девушки переглянулись. Кроме арбалетчиков там были и маги и, судя по ауре, уже с активированными боевыми заклинаниями. А на окнах башни переливались защитные заклинания, похоже, мэтр Грассилино принял меры против непрошеных визитёров. Магическая защита башни была непреодолима и для таких молодых ведьм, как сёстры.    - Что делать будем? - поинтересовалась Айлиона и предложила: - Атакуем? Ударим сверху, они такого не ожидают.    - Там четыре ваших "ковра-самолёта", если два и завалим, то на других маги могут отреагировать, - возразила Алина. Она не то что испугалась, ей не хотелось убивать. Девушка предложила: - Уходим на "Находку", оттуда свяжемся с Исалиной, может она что посоветует.    Айлиона молча кивнула, хмыкнув при этом, она не сомневалась в том, что верховная ведьма посоветует уничтожить эти четыре крилака. Около "Находки" кружил один крилак, наверное так, на всякий случай, дождавшись, когда он будет на той стороне, откуда не видно открытого люка, девушки стремительно спикировали и скрылись внутри космического корабля. Там их ожидал сюрприз - в кают-компании рядом с Азманом сидела Исалина и угощалась чаем с печеньем, при этом слушала спор начальника экспедиции и бортинженера корабля.    - Я не могу понять, как можно с такой лёгкостью убивать людей! Себе подобных! - горячился Храмов. Насупленный Захаров хмуро возражал:    - Это были орки, а не люди.    - Это были разумные! То, что они отличаются от нас, вас не оправдывает! К тому же там были маги - интеллектуальная элита здешнего общества!    - Они хотели убить Айлиону! - привёл свой самый веский довод Захаров.    - Сначала надо было попытаться договориться, а не давить их своей кошмарной машиной!    - С орками? - удивилась Исалина. - Обычно они вступают в переговоры, снеся противнику голову, понятно, что в этом случае им никто не возражает.    - Потому что некому, - поддержала верховную ведьму Айлиона. Она с сестрой как раз появились в кают-компании. Храмов посмотрел на девушек и сказал обоим, но обращаясь к Алине (потому как различить сестёр можно было только по вышивке на тунике, а начальник экспедиции сделать это не мог):    - А вы, Алина, как можете такое делать?! Ведь вы же образованная девушка! Как можно так безжалостно убивать разумных! - Храмов задохнулся от возмущения и повторил: - Как такое можно делать?!    - Как вам объяснить, - ответила Айлиона (она в отличие от Исалины, с которой говорили с помощью браслета-переводчика, знала язык терран - последствия обряда слияния разумов), - это можно делать разными способами. Проще всего зарубить мечом, но можно и магическим ударом, не обязательно направленным против того, кого собираешься убить, можно воздействовать на какой-нибудь предмет и уже с помощью его... Например, обрушить дерево на голову или сломать то, на чём они едут или летят. Перед тем как мы сюда полетели, пришлось шестерых таким образом отправить к тёмному богу, просто лишив их крилак подъёмной силы.    - Алина! Как вы могли! И как вы можете так спокойно говорить о таких вещах!    - А что нам было делать, Пётр Ильич? Они же хотели расстрелять нас из арбалетов! - на этот раз ответила Алина.    - Расстрелять из чего? - спросил вконец растерявшийся Храмов, переводя взгляд с Айлионы на Алину.    - Из арбалета, это такое оружие в виде короткого лука, закреплённого на специальном ложе, и стреляющее короткими толстыми ... - начал пояснять Азман, Алина его перебила:    - Пётр Ильич, если вам интересно, я могу одно такое принести, не даром, конечно.    - Скорее будет интересно Сергею, - тихо хмыкнул Марк, - но я так понимаю, что он его может достать, не обменивая на экспедиционное имущество.    Пока растерявшийся Храмов соображал, нужна ли ему такая вещь, Захаров позвал девушек:    - Идёмте, я для вас кое-что приготовил.    Когда девушки и бортинженер ушли, Храмов растерянно спросил у Азмана:    - Марк, а вы понимает хоть что-то? Как такое может быть - Захаров и Грабовски, воспитанные на принципах гуманизма, ведут себя как местные... - Храмов замялся, подбирая нужное слово, за него закончил Азман:    - Вы хотели сказать - дикари? Не такие они уж и дикари, их магическая наука и её достижения уже об этом говорят. А те гравискейты, на которых раскатывают Алина и Айлиона, да и Исалина, разве могут дикари повторить подобную технологию? А вещи, что вам Алина притащила? Ведь вы так и не поняли, как они работают, ведь так? А принципы гуманизма?.. Они здесь есть, только несколько отличаются от принятых у нас. У Алины и Сергея, вследствие некоторых событий, произошло, я бы сказал, замещение или даже объединение этих принципов. Так мне объяснила Исалина, она назвала это результатом слияния разумов. Что это такое, я не знаю, она не пояснила.       Сергей привёл девушек в свою мастерскую и, открыв шкаф, с гордостью показал висящие там туники. Две такие, как были на Алине и Айлионе, даже рисунок вышивки повторялся. Третья туника была точь-в-точь как на Исалине. А какая девушка не любит обновки, Айлиона и Исалина схватили туники и начали их мять в руках. Алина же спросила у Сергея:    - Мономолекулярная нить? На принтере напечатал?    - Обижаешь начальник! - важно ответил Захаров и пояснил: - Развитое плетение с эффектом временного монолита! Смотри!    Захаров достал откуда-то местный арбалет (Марк был прав, несколько таких вещиц Сергей позаимствовал у местных для своей коллекции) и выстрелил в тунику Алины, висящую на вешалке. Айлиона вскрикнула, а Исалина неодобрительно покачала головой - зачем портить такую хорошую вещь? Но болт не пробил ткань, он вообще не оставил на ней никакого следа, отскочив как от твёрдой поверхности.    - Эта мягкая ткань, - с гордостью начал Сергей. Исалина помяла тунику в руках - действительно ткань была очень мягкой, гораздо мягче местных образцов, но при этом совсем не мялась! А Захаров, с улыбкой наблюдавший за действиями ведьмы, продолжил: - Как вы видите, совсем не мнётся и обладает ещё одним замечательным свойством - при ударе становится твёрже стали. Мало того, ткань распределяет полученную нагрузку по всей поверхности защищаемого тела, в отличие от кольчуги, и на месте удара не будет синяка.    - А если удар будет очень сильным? - спросила Исалина, Сергей ответил:    - Тогда с ног сшибёт, но синяка всё равно не будет.    Исалина достала кинжал и несколько раз ударила тунику, потом попыталась порезать ткань. Видимо, удовлетворённая проведенным испытанием, она сбросила свою верхнюю одежду, намереваясь надеть подарок. Её примеру последовала и Айлиона. У Сергея перехватило дыхание: под верхними туниками у девушек были только полупрозрачные, короткие рубашки.    - Отвернись, - сказала Алина, и, не дожидаясь, пока Захаров это сделает, сняла свою тунику. Покрасневший бортинженер поспешно отвернулся. Исалина повертелась, посетовав, что в мастерской нет большого зеркала, и спросила у сестёр:    - Вы не находите, что эти туники немного длинноваты?    Повернувшийся Сергей удивлённо хмыкнул - новые туники не доставали до колена больше ладони, старые - две. Немного обиженно Захаров произнёс:    - Это же не только одежда! Туника ещё и защита! А если будет короткой, то что она будет защищать?    - Спасибо, Серёженька!    Айлиона, встав на цыпочки, поцеловала Захарова в щёку, Алина, тоже поблагодарив, поцеловала в другую щёку. Поблагодарила и Исалина, сказав при этом - разве так говорят спасибо? Стала целовать Захарова в губы, тот растерялся, но Исалину сёстры оттащили в сторону, и её место заняла Айлиона.    - Чем это вы здесь занимаетесь? - спросил ван Вейдн, заходя в мастерскую в сопровождении Азмана и Храмова.    - Одежду меряем, - пояснила Алина.    - А это что? - спросил, сглотнув, Марк, почему-то посмотрев на Исалину. Та пояснила:    - Это входит в местный ритуал примерки!    После чего шагнула к первому навигатору и впилась в его губы, впрочем, тот и не сопротивлялся. Улыбающаяся Алина сказала:    - Вот такие местные обычаи и нравы!       Найда выводила на обзорные экраны изображения окружающей "Находку" местности. Девушки, напряжённо глядя на экраны, тихо переговаривались. Остальные молчали, ван Вейдн делал вид, что он ни при чём, хоть и хмурился. Всё-таки такое количество народа в навигаторской рубке - нарушение инструкций!    - Вон, смотрите, ещё один! - указала на экран Айлиона, Исалина кивнула:    - Это уже шестой, получается, три летают вокруг башни, то есть вокруг вашего корабля, а три спрятались среди домов, окружающих площадь, но так чтоб была возможность моментально прийти на помощь.    Датчики корабля позволяли сканировать окружающее пространство не только в видимом спектре, но и в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах, и ещё в пяти диапазонах, вплоть до рентгеновских лучей. Поэтому и обнаружили крилаки, скрывающиеся среди стоящих вокруг площади зданий. Некоторое время молчали, позволяя Найде ещё раз просканировать окружающую местность, потом она доложила:    - Больше нет, это все.    - А ну-ка, увеличь изображение вон того, - попросила Исалина, разглядывая людей, сидящих на крилаке, ведьма сообщила: - Там два мага, не слабых таких мага, уровня Грассилино, а возможно и сильнее. Что-то не хочется мне с ними драться. И не исключено, что на других крилаках маги такой же силы.    - Так вроде всех магов академий, что поддержали мятеж, уничтожили, - сказала Алина. Храмов при этих словах девушки поморщился.    - Уничтожили тех, кто поддержал мятеж, а это жители Зирны. А в академиях были из других стран, кто учился, а кто и на стажировку приехал. Эти двое из Занары приехали, когда был сбор магов, чтоб противостоять появлению архидемона из пророчества Азукумана, то есть вашему кораблю. Они-то участия в мятеже не принимали, какое им дело до проблем Зирны. А сейчас, видно, кто-то им дал команду - заняться принцессами.    - Да, меня Мартуран предупреждал, что эти страны против брака принцессы с владетелем Гушлара... - начала Алина, Айлиона её перебила:    - Вот он этих магов на нас и натравил!    - Вряд ли, это сейчас не в его интересах, - возразила Алина.    - Это будем выяснять потом, сейчас надо определиться - что делать? - произнесла Исалина и, указав на прячущийся крилак, добавила: - А вон еще двое из Вираты. Эти, пожалуй, посильнее тех будут. Нет, не хочется мне с ними драться, надо что-то другое придумать.    - Может, позвать остальных ведьм? - предложила Алина, Исалина покачала головой:    - Мне кажется, что эти маги предусмотрели подобный вариант и приготовили на этот случай нам сюрприз. Тем более что они видели нашу тактику нападения. Боюсь, что сейчас это не сработает, а вот потери среди сестёр будут большими!    - Может снова МТЛБ вывести, против магии - очень действенное средство! - предложил Захаров.    - Твоя метла Б, не понимаю, почему твой неуклюжий железный ящик называется так же, как и такая изящная вещица, по земле ползает, а крилаки с магами в воздухе! - возразила Исалина, Сергей и не думал сдаваться, отстаивая преимущества своей машины:    - Ну и что, что в воздухе? Что они нам сделают? А мы поедем, куда нам надо!    - Подвергаясь опасности внезапного нападения, - усмехнулась Исалина и привела ещё один аргумент против такого способа передвижения: - Можно же не непосредственно на твою железную метлу нападать, а устроить на её пути завал или выкопать яму. Тогда мы окажемся в ловушке, наше положение будет намного хуже, чем сейчас!    - Да, Серёжа, - произнесла Алина и попросила искина корабля: - Найда, увеличь вон там!    Увидев изображение на экране, Захаров присвистнул, глядя на ров, опоясывающий "Находку":    - Ничего себе! Кто это их надоумил? И когда они успели противотанковый ров вырыть?!    - Не надо недооценивать местных, - сказала Алина, - тем более что решение лежит на поверхности - если твоя машина только ездит по земле и, судя по следам, очень тяжёлая, то лучшая защита от неё - яма! И чем больше яма, тем лучше защита!    - Да тут не яма, тут канава! - высказала своё мнение Айлиона, ей было обидно, что чудесной машине Сергея маги нашли что противопоставить - и это оказалась обычная канава!    - Длинная яма - это канава, а большая канава - это противотанковый ров, - философски заметила Алина и добавила, вспоминая слова Захарова: - Танки грязи не боятся, они боятся больших канав!    - Итак, мы вернулись к вопросу - что же нам делать? - спросила Исалина. Алина, словно не услышав, что сказала верховная ведьма, продолжала рассуждать:    - Танки боятся больших канав, а канава действительно большая, настоящий ров. Выкопать его нужно время, да и на корабле бы заметили, что под них копают. Найда, когда этот ров появился?    - Сразу после того, как ты с Айлионой прилетела. Копали его быстро и с помощью какого-то неизвестного приспособления - землю не выбрасывали наружу, а словно вдавливали в стенки, - доложила искин корабля.    - Магия, копали с помощью магии! Потому так быстро, - утвердительно кивнула Алина и указала на экран, показывающий кружащиеся вокруг "Находки" крилаки: - А не заметили, потому что никто и не наблюдал за этим, внимание отвлекли эти. Они ждут, что мы будем прорываться по воздуху. Серёжина машина ров не преодолеет, он большой и стенки его хорошо укреплены. Стенки этого рва крепче пластобетона, недаром же они землю не выбрасывали, а вдавливали. С этой стороны они подвоха не ожидают...    - А мы... - начала Айлиона, Алина кивнула:    - Именно это и сделаем!    Сёстры засмеялись, а Исалина глянула на них с некоторой опаской:    - С вами уже страшно дело иметь, вы друг друга без слов понимаете. Ну ладно, выкладывайте, что придумали.       Крилаки с арбалетчиками и магами кружились вокруг летающей башни с пришельцами, не приближаясь к ней, но и далеко не отдаляясь, так чтоб можно было перехватить ведьм, если те надумают оттуда вылететь. А потом случилось такое, о чём долго с дрожью вспоминали горе-охотники. Верхушка башни раскололась и оттуда стала вылазить огромная голова! Её громадные, будто незрячие глаза смотрели куда-то вдаль, а огромные зубы, показавшиеся, когда голова наполовину вылезла из башни, внушали даже не страх, ужас! Глаза на универсальном стратосферном шаре-зонде рисовали Алина и Айлиона, а над зубами трудилась Исалина, надо сказать, зубы вышли на славу, хотя и были немного великоваты. Это явление приковало всё внимание воинов и магов, никто из них не видел, как в внизу башни открылся люк и оттуда, лёжа на своих летающих досках, выскользнули три ведьмы. Алидки летели, прижимаясь к земле и достигнув рва, оставаясь незамеченными, скользнули туда. Во рву девушки направились к самому его дальнему от корабля участку. А голова полностью вылезла из летающей башни, это была только голова! Без туловища! Случившееся дальше было не менее кошмарным, чем сама голова! В сторону крилаков, тех, что летали, и тех, что были в засаде, она что-то выплюнула. Это что-то оказалось сетью, накрывшей людей! Универсальный зонд предназначен не только для сбора проб воздуха, но и для отбора образцов флоры и фауны, для чего у него есть соответствующие приспособления. А сеть, мало того что опутала людей, ещё и выпустила из своих узелков парализующий газ, конечно, его было недостаточно, чтоб обездвижить тех восемь человек, что сидели в каждом крилаке, всё-таки захват рассчитан на одно животное, но несколько человек, обмякнув, упали. Но это было ещё не всё - сеть жутко завыла, вызывая безотчётный страх и зубную боль. Такой звуковой сигнал не только обозначал место, где был зафиксирован пойманный образец, но и отгонял хищников, которые могли полакомиться обездвиженной добычей. Завывания продолжались, и непонятно, что это выло, то ли сеть, то ли кошмарная голова. А эта ужасная голова, скалясь своими внушительными зубами, направилась к ближайшему крилаку (зонд, выполняя свою программу, направился к ближайшему пойманному образцу). Это стало последней каплей - вопящие от испуга воины (по какой-то случайности, парализованными оказались маги) увели крилаки подальше от башни и страшной головы, стараясь убраться от этого ужаса как можно дальше.    Чуть высунувшись из-за краешка рва и глядя на крилаки, улепётывающие с максимально возможной скоростью, Исалина презрительно сказала:    - Можно было и не прятаться, а подождать пока они сами уберутся. Да, девочки, ваша задумка более чем удалась! Только не понимаю, Алина, ты знала про эту круглую штуку, потому что прилетела с нею, ну, в этой железной башне, что вы почему-то называете кораблём. А вот Айлиона откуда могла знать про этот, как ты, Алина, сказала, зонд? Откуда Айлиона знала про ваш зонд? И как он работает?    - Наверное, это последствия обряда слияния разумов, - задумчиво проговорила Алина. - Мэтр Грассилино говорил, что он оказался более глубоким, чем обычно. Произошёл обмен знаниями, и если сразу это были только языки, то сейчас появляются более глубокие уровни. Я не удивлюсь, если Айлиона сможет пилотировать космический корабль! А Айль? Ты помнишь, какие надо выполнить предполётные операции?    - Надо... - и Айлиона подробно рассказала, что надо делать: на какие клавиши и в какой последовательности нажимать. Алина восхищённо покачала головой, было похоже, что она готова вернуться на корабль, чтоб проверить знания Айлионы за навигаторским пультом. Исалина прекратила восторги Алины, заявив, что есть более приоритетные задачи, чем проверять то, что помнит Айлиона из знаний своей сестры. Девушки выскользнули из рва и, так же лёжа на досках и прижимаясь к земле, полетели к башне мага. Там летало только два крилака, видно, у тех, кто охотился за принцессами, средства были ограничены. Айлиона предложила атаковать, ударив по крилаку снизу, сидящие в этом ковре-самолёте не ждали нападения с этой стороны.    - Так и сделаем - разгонимся и ударим по крилаку снизу, переворачивая его, - согласилась с предложением Айлионы Исалина, но при этом внесла в план атаки свои коррективы: - Ударим, когда они будут рядом. Так чтоб во втором не успели опомниться. Его тоже перевернём, падающий маг прежде всего думает - как бы не разбиться, на другое времени не хватает. А мы ещё и сверху ударим! Поняли? Приготовились, вперёд!    Слаженный удар трёх досок, управляемых ведьмами, перевернул крилак, как и ожидалось, его пассажиры не удержались и посыпались на землю. Ведьмы на алидках, сделав "горку", обрушились на второй "ковёр-самолёт", ударив его по краю, переворачивая его и ломая ему бортик, что лишало этот магическое летательное средство подъёмной силы. Эти крилаки были магически защищены, но защита ставится от такого же магического воздействия и арбалетных выстрелов, а не от подобных ударов. Седоки крилаков, вследствие хрупкости конструкции своих летательных средств, стараются избегать таких столкновений. Всё же на втором крилаке успели среагировать на нападение, и два человека уцепились за деревянный бортик перекосившегося ковра-самолёта. Но Исалина их сбила не магическим ударом, всё-таки защита ещё работала, а просто ударив своей доской обоих по голове. Потом, спустившись к земле, добила уцелевших, хоть их было и не много, всё-таки падали с высоты пятого этажа.    - Зачем? - спросила Алина, удивлённая жестокостью подруги. Исалина ответила:    - Нельзя оставлять за спиной живого врага!    Айлиона одобрительно кивнула, а Алина заметила, что слова верховной ведьмы не вызвали внутреннего протеста, скорее наоборот - одобрение, хотя какая-то частица души и осуждала подобные действия, но это была совсем маленькая частица. Эта маленькая частица окончательно замолчала, когда мэтр Грассилино выразил девушкам своё одобрение. Мэтр стоял у окна и всё видел, там хоть и была магическая защита, но наблюдать за происходящим снаружи она не мешала. Мэтр не только наблюдал, он ещё с помощью браслета-переводчика общался с нрандом Мартураном, выражая тому своё возмущение бездействием "ночной стражи":    - Заговор подавлен, а заговорщики продолжают своё чёрное дело! Ваше бездействие просто возмутительно!    - Но уважаемый мэтр, мы делаем что можем - засада у комнат принцесс ликвидирована, так же как и другие засады. А те из заговорщиков, что были у летающей башни пришельцев, блокированы в одном из кварталов города, я как раз здесь нахожусь. Но у меня нет магов, а там их несколько и они довольно сильные! Если бы вы могли оказать мне посильную помощь... - нранд Мартуран замолчал, ожидая, что ответит Грассилино. Вместо придворного мага ответила Исалина, слышавшая последние слова начальника "ночной стражи, глянув на принцесс, она предложила:    - Поможем вам мы. Не так ли девочки?    - Втроём? - удивилась Айлиона. - А у нас получится?    - Получится, - улыбнулась верховная ведьма и показала за окно: - Мы будем не одни!    Там, уже привычным строем - клином досок, в центре которого летело пять ступ, приближались к башне ведьмы. Увидев удивлённый взгляд сестёр-принцесс, Исалина пояснила:    - Миасса почувствовала, что мне нужна помощь. К тому же теперь преимущество на нашей стороне - нападать будем мы! Ударим сверху, а маги заперты в здании, у них свобода манёвра очень ограничена.    Быстро выяснив у Мартурана, где он находится, Исалина, в сопровождении Алины и Айлионы присоединилась к строю ведьм.          Отряд "ночной стражи" блокировал группу мятежников в одном из домов на окраине города. Перед этим боевики (в "ночной страже" было и такое подразделение, ведь в задачу этой службы входит не только наблюдение, но и силовые операции) вычистили дворец и его окрестности, ликвидировав группы мятежников, собиравшихся провести террористические акты. Нескольким таким группам было поручено убить принцесс. Как выяснил Мартуран, эти группы состояли не из жителей Зирны, там были занарцы и виратцы, получается, что основной заговор поддерживали эти государства, а когда он не удался, правители этих государств приказали своим людям уничтожить принцесс. Выходит, что принц Иторос не только орков привлёк, но и принял помощь правителей Вираты и Занары, опасавшихся усиления Зирны! Этого Мартуран не знал и теперь корил себя за то, что не установил наблюдения за Иторосом. К заговору принца начальник "ночной стражи" примкнул не потому, что хотел ослабить Зирну, а для того чтоб её усилить! Мартуран считал, что слабый король Маритос, желая укрепить свою власть, именно потому выдаёт свою дочь за владетеля Гушлара, провоцируя соседей и недовольных королём нрандов на активные действия. Но дальнейшие события показали, что Маритос умный и хитрый политик. Ведь даже нежелание своей дочери выходить замуж, он сумел использовать. Объявив девушку пришельцев своей дочерью, король сумел заручиться их помощью, а привлечением ведьм на свою сторону, Маритос решил проблему излишне самостоятельных магических академий. Самым радикальным образом решил - уничтожив магов этих академий! Теперь вновь создаваемая магическая академия, где ректором станет мэтр Грассилино, будет во всём поддерживать короля! Ну и надо ли говорить, что спровоцировав мятеж, король уничтожил непокорных нрандов на вполне законных основаниях. А объединившиеся Зирна с Гушларом сильнее, чем подобный союз остальных государств, даже если они все объединятся, но такого никогда не произойдёт.    Крилаками, кружившими вокруг башен мага и пришельцев, начальник "ночной стражи" предоставил заняться обитателям этих башен. Мартуран слегка обманул Грассилино - маги в "ночной страже" были, но слабые. А в крилаках были сильные маги, и Мартуран решил не рисковать своими людьми, предоставив придворному магу и пришельцам выпутываться самим, нисколько не сомневаясь, что те это сделают. Узнав от захваченных террористов, где их главная база. Мартуран решил уничтожить её, тем более что все маги заговорщиков были у башен Грассилино и пришельцев.    Поначалу всё складывалось очень удачно. Ударные силы "ночной стражи" оцепили квартал, где был дом, который заговорщики и их заграничные союзники выбрали своим пристанищем. Передовое охранение было тихо уничтожено, и Мартуран собирался заняться основными силами, но тут появились шесть крилаков заговорщиков, и, судя по всему, им сильно досталось. Маг "ночной стражи", находившийся рядом со своим начальником, отследив ауры прилетевших, сообщил, что четыре мага в бессознательном состоянии. А когда голосом Грассилино заговорил браслет, Мартуран понял, что о крилаках, блокировавших башню мага, можно не беспокоиться, тогда-то начальник "ночной стражи" и попросил помощи. И помощь была обещана, но это немного напрягало нранда Мартурана - ведь это были ведьмы! То, как они недавно расправились с основными силами мятежников, просто пугало! Начальник "ночной стражи" приказал своим людям оттянуться от дома с заговорщиками, тем более что те уже обнаружили, что находятся в осаде, и активно отстреливались. Хоть ночные стражники и отошли назад, но обстрел тоже усилили, при этом делая вид, что вот-вот пойдут на штурм, тем самым не давая осаждённым отвлечься.    - Благородный нранд, смотрите! - привлёк внимание своего начальника один из сотрудников "ночной стражи", едва не схлопотав арбалетный болт, так как от полноты чувств встал во весь рост. Мартуран повернулся в ту сторону, увиденное впечатляло: приближающийся ровный клин летающих досок с пятиугольником из пяти ступ в центре, надвигался как неотвратимое возмездие. Скорость, с какой приближались ведьмы, впечатляла, казалось, они только появились на пределе видимости - и вот они уже над убежищем заговорщиков! Произошедшее потом впечатлило Мартурана ещё больше - едва над домом оказался клин ведьм, как огромный огненный шар устремился вниз. Если маги, находящиеся в осаждённом здании, и пытались что-то сделать, то это у них не вышло - огненный шар не только поджёг, но и обрушил довольно крепкое строение, словно, вдавив его в землю. Мартуран покачал головой - он видел много атак, как обычных, так и с применением магии, но то, что произошло сейчас - поражало воображение! Такой силы огненного удара не мог обеспечить ни один маг (как бы силён он не был), ни даже группа магов! Магический огонь бушевал недолго, когда он исчез, нранд Мартуран приказал своим людям не штурмовать здание (значительная часть его уцелела), а выносить оттуда оглушенных и обожженных людей. Сделал он это после того, как Алина остановила Исалину, собиравшуюся добить магов, заявив, что не хочет больше смертей. А когда верховная ведьма сообщила, что это все враги и они достойны только смерти, Алина твёрдо возразила:    - Они достаточно наказаны, тем более что мы их не отпускаем, а передаём в руки правосудия! Не так ли, нранд Мартуран? Займитесь уцелевшими!    Начальник "ночной стражи" видел, что Исалина не стала оспаривать распоряжение Алины, хотя ей очень хотелось добить уцелевших магов, не стала возражать и Айлиона, наткнувшись на решительный взгляд сестры. Мартуран чуть заметно кивнул - эта девушка ему нравилась всё больше и больше: с одной стороны, решительная и умная (чего не скажешь о других принцессах, Айлиона не в счёт), с другой - не жестокая, проявляющая милосердие к побеждённым. Всем давно известна вражда ведьм и магов, и то, что Исалина хотела добить мятежных магов, удивления не вызывало. Алина ведь тоже ведьма, но магов пожалела! Мартуран украдкой вздохнул - жаль, что Алина выходит замуж за Гуталамо, с ним в Гушлар и уедет, а не останется в Зирне. Какая бы была королева! Пусть бы правила вместе с Айлионой, как соправительница, но всё равно - первую скрипку играла бы она! У начальника "ночной стражи" мелькнула шальная мысль - может ещё один заговор устроить? Сместить Маритоса и посадить на трон его младших дочек? Алина, словно угадав мысли Мартурана, покачала головой, заставив того поёжиться. А Айлиона забеспокоилась:    - Ой! Сейчас же помолвка должна начинаться!    - Успеем, - заявила Алина, вскакивая на свою алидку и глянув в сторону Исалины, спросила: - Иса, ты с нами? Мы тебя и сестёр приглашаем. Не так ли, Айль?    Та кивнула и тоже встала на доску, кивнула и Исалина, предварительно отдав распоряжение четырём ведьма остаться и помогать магам "ночной стражи". Алина кивнула Мартурану:    - А вы, нранд? С нами? Вас довезёт Шихла в своей ступе.          Король Маритос, хоть внешне был спокоен, кипел от возмущения. Уже всё было готово к церемонии помолвки, а главных действующих лиц не было! Вернее, не было принцесс, владетель Гушлара Лавит Гуталамо и доблестный рыцарь ордена Гаечного ключа Сергей Захаров давно прибыли. Они стояли чуть в стороне от остальных и о чём-то переговаривались, не проявляя беспокойства. Придворный маг, вернее ректор вновь создаваемой академии высшей магии (король не знал, что название предложил один из пришельцев и Грассилино оно понравилось), тоже не проявлял беспокойства, он разговаривал с двумя пришельцами - командиром железной башни и командиром экспедиции. Маритос так и не мог понять, почему у пришельцев два командира и кто же из них главнее. Королю очень хотелось узнать, о чём там беседуют и почему их не беспокоит отсутствие принцесс, ведь церемония должна вот-вот начаться! Грассилино что-то сказал своим собеседникам и повернулся к окну, те последовали примеру мага. В высокое и широкое окно зала больших приёмов влетели обе принцессы, стоя на своих досках. След за ними следовала шарань Исалина и другие ведьмы. Ступы не стали залетать в зал, а зависли с той стороны окон. Из них выбрались управлявшие ими ведьмы и, что удивило короля, нранд Мартуран! Старшие дочери короля слаженно фыркнули, и Айсолона тихо произнесла:    - Мало того, что опаздывают, так ещё и ведьм с собой притащили!    - Где это видано! - не менее возмущённо поддержала сестру Аймилона.    - Вот тут и видано! - ответила Айлиона. Несмотря на то, что её сёстры говорили почти шёпотом, она услышала и, состроив такое же, как и у старших сестёр, надменное выражение лица, сказала: - Это наша помолвка, кого хотим, того и приглашаем!    Если Аймилона смутилась, она ещё не была замужем, то Айсолона брезгливо поджала губы:    - Могли бы одеться и понаряднее, раз ваша помолвка!    - Понаряднее? - деланно удивилась Айлиона и, подойдя к старшей сестре, предложила:    - Пощупай ткань!    Айсолона воспользовалась неосмотрительным предложением Айлионы и, ухватив тунику за подол, постаралась как можно больше её измять, с другой стороны то же самое сделала Аймилона. Старшие сёстры изо всех сил жамкали ткань, отмечая её необыкновенную мягкость. Старшая из сестёр со словами "Ой, какая я неловкая" опрокинула на тунику Айлионы бокал красного вина, что взяла с подноса лакея. Когда же старшие принцессы, посчитав, что одежда младшей сестры безнадёжно испорчена, разом отстранились, то не смогли сдержать изумления, глядя на тунику Айлионы, чистую и не мятую, словно её только что постирали и погладили!    Старшая из сестёр с той же брезгливой гримасой поджала губы, а средняя восхищённо произнесла:    - Какая ткань! Мягонькая и не мнётся!    - Аймилона, а ты хочешь такую же? Тебя ведь Аймилона зовут? - повернувшись к средней сестре-принцессе, спросила Алина. Поймав вопросительный взгляд Айлионы, Алина сказала: - У Сергея программа уже введена, только размер подкорректировать. Так почему бы не сделать подарок?    Алина хотела ещё добавить - за чужой счёт, но не стала этого говорить, Айлиона поняла, что хотела сказать сестра. Поняла, что таким образом та хочет помирить её с сёстрами, да и самой завоевать их благорасположение. Посмотрев на свою старшую сестру, у которой вот-вот выступят слёзы, сказала:    - Айсолина, я тебе тоже такую тунику привезу. С вышивкой твоего узора, а у Аймилоны будет её узор!    Старшие принцессы посмотрели на безукоризненные рисунки на туниках Алины и Айлионы (узор-то был не вышит, а напечатан на принтере) и принялись горячо благодарить.    - Да не за что, мы же сёстры! И вы должны быть одеты не хуже нас и... Вот, подарок!    Алина вытащила два браслета-переводчика, вообще-то она их хотела отдать ведьмам, но решила, что Миасса и Шихла денёк подождут. Браслеты были намного изящнее стандартных и сделаны Найдой в местных традициях. Принцессы снова заохали, а Алина, сказав, что это не простые украшения, стала показывать, как ими пользоваться, оставив только опции переводчика и дальней связи. Увлечённая этим Алина не заметила, с каким вниманием и как многозначительно на неё смотрит нранд Мартуран.    Глашатай объявил начало церемонии, к Алине подошёл Лавит Гуталамо, а к Айлионе - Сергей Захаров, оба в облегчённых парадных доспехах, как сказала потом Алина - парни выглядели не только мужественно, но и нарядно. Невесты столь представительных кавалеров, выглядели не менее эффектно, хоть одеты были в простые белые туники. Многие дамы оценили как белоснежность одеяния принцесс, так и искусную трёхцветную вышивку. Её идеальность поражала - правильно подобранные краски трёхцветного узора, ровные, одинаковой толщины линии, надо быть очень умелой вышивальщицей, чтоб такое сделать! Вышивку на своём свадебном платье невеста должна сделать сама, но все понимали, что без наставницы принцесс здесь дело не обошлось, меймиррэ Фикосин хоть и ловила восхищённые взгляды, но была в недоумении, когда её воспитанницы успели сделать такую красоту! Алина потом ехидно сообщила Сергею, что если бы он принял участие в конкурсе вышивальщиц, то за свою работу обязательно получил бы файсину.    Две пары замерли перед алтарём в величественном храме, куда все перешли из зала больших приёмов. Храм находился тут же, в дворцовом комплексе, так что идти было недолго. Когда жрец закончил свою длинную то ли молитву, то ли проповедь, женихи с невестами обменялись залогом будущей семейной жизни, к удивлению Алины и Сергея, это были не кольца, а браслеты. Браслеты лежали на большом блюде, что протянул перед собой жрец. Пока внимание присутствующих на обряде было направлено на браслеты, из-за алтаря поднялись четыре фигуры, закутанные в серое. Арбалетные выстрелы слились в один щелчок. Арбалеты были мощные, и удар выпущенных из них болтов был так силён, что сбил девушек с ног. А Гуталамо с Захаровым только покачнулись. Владетель Гушлара, взмахнул руками, словно пытаясь сохранить равновесие, и две фигуры в сером стали оседать, получив в горло метательные ножи. Сергей ненамного отстал от своего товарища и два раза выстрелил из появившегося у него в руках блестящего арбалета. Гуталамо, первым делом подхвативший на руки Алину и убедившийся, что она не ранена, с удивлением посмотрел на оружие товарища. Вообще-то, арбалеты красят в чёрный цвет, для того чтоб блеск их металлических частей не выдал стрелка, сидящего в засаде, этот же блестел, словно отполированное лезвие меча! Да обязательных плечей лука над ложем этого странного арбалета не видно было. Гуталамо поинтересовался, что это за оружие.    - Вот так всегда! Все вы мужики одинаковые! Держит на руках девушку, можно уже сказать - свою невесту, а интересуется оружием! - надула губки Алина и спросила: - А это такое большое кольцо куда надевать? На шею? Мол, ярмо на всю жизнь?    Смутившийся Гуталамо стал объяснять поудобнее устроившейся у него на руках Алине, что это не кольцо, а браслет, что он надевается на левую руку и...    - Вот так надеть и не снимать? А как же тогда мыться? Или у вас девушки, вышедшие замуж, уже не моются? Так сказать, потому что уже нет надобности? - перебила своего ещё больше смутившегося жениха Алина. Сергей, подхвативший на руки Айлиону, обратился к бледному жрецу:    - Давай говори, что полагается при надевании браслетов, а как эти ребята, - Захаров ткнул своим странным арбалетом в лежащие тела, - попали за алтарь, разберёмся потом, вернее, разберутся ваши компетентные органы.    Последние слова Сергей произнёс, кивнув в сторону нранда Мартурана, подошедшего вместе с другими гостям, теперь обступившими будущих молодожёнов и наперебой интересующихся, не пострадали ли они? Все видели, что в девушек и их кавалеров стреляли почти в упор, что арбалетные болты попали в грудь, ведь с такого расстояния промахнуться невозможно! Да и арбалеты у покушавшихся были не обычные, а крепостные, такие, если стрелять в упор, пробьют любые доспехи! О чём и не преминул сообщить Сергею капитан Ситарно. Видно было, что это же хочет сказать и Гуталамо, но боится вызвать гнев Алины. Девушка поцеловала в щёку своего жениха и сообщила ему, но так, чтоб слышали и остальные:    - Наша одежда магически защищена, вот её и не пробило.    - Но позвольте, миррэ! Такой магической защиты, чтоб выдержала такой выстрел, не существует! Да я и не чувствую магии! - вскричал Ирунап (его рекомендовал мэтр Грассилино на должность придворного мага), его задело, что он столкнулся с чем-то ему неизвестным. Алина улыбнулась и спросила:    - Вы не верите своим глазам? Посмотрите на мою тунику и тунику моей сестры. Что вы видите?    - Никаких следов попадания болта! Но вы же упали!    - Защита не такая уже и абсолютная, всё-таки не выдержала, - пожала плечами Алина, а когда гости стали возвращаться на свои места, пожаловалась Сергею: - Всё-таки больно было!    - Теперь я понимаю, почему ты настоял, чтоб я надел эти доспехи, - тихо сказал Сергею Лавит и, посмотрев на Алину, словно спрашивая у той разрешения, спросил: - И всё же, что это за арбалет и почему он шипит? И арбалеты так не стреляют, обычные надо перезаряжать после каждого выстрела, а это время. Заряжаемым магически тоже нужно какое-то время, а у тебя второй выстрел был сразу после первого!    - Дорогой, я тебе потом объясню, - сказала Алина и предложила: - Давай наденем эти большие кольца!    Девушка узнала инструмент, который Сергей выдавал за арбалет, это был пневматический молоток, заряжаемый как гвоздями, так и заклёпками. Сейчас Сергей зарядил этот инструмент большими гвоздями, приделав к ним маленькие крылышки-стабилизаторы.    - Оказывается, молотком можно не только устриц кушать, а использовать как арбалет. Выставить силу удара на максимум - и используй гвозди вместо стрел. Оригинальное решение, Серёжа, у тебя второго такого нет? - поинтересовался Марк Азман, он остался стоять рядом с Исалиной, которая не стала отходить от молодых, готовая применить магию, если их надо будет защитить. А вот нранд Мартуран ничего не понял (он тоже не отошёл, но стоял рядом с жрецом, всем своим видом показывая готовность к действию, если тот попробует выкинуть ещё какую-нибудь шутку), причём здесь молоток и тем более устрицы?    Дальше церемония помолвки прошла без чрезвычайных происшествий, жрец закончил свои молитвы (или проповеди) и удалился, конвоируемый нрандом Мартуаном, молодые надели браслеты (Алине браслет понравился - такая хрупкая на вид, но очень изящная конструкция, сплетенная из трёх золотых нитей, между которыми были вкраплены драгоценные камни) и во главе гостей направились в зал больших приёмов, где уже были накрыты столы.   

Глава девятая. Научное свадебное путешествие и связанные с ним трудности

      Храмов смотрел на Алину, как собака смотрит на человека, держащего кость. Как узнал начальник экспедиции, девушка отправлялась со своим женихом в свадебное путешествие, если эту поездку можно так назвать. Владетель Гушлара возвращался в свою страну, он там живёт, да и правит тоже там, его невеста, естественно, ехала с ним. Что будет дальше, Алина старалась не думать, её жених, владетель Гушлара должен находиться в стране, которой правит. А ей рано или поздно придётся приступить к своим обязанностям третьего навигатора и улететь вместе с "Находкой" обратно, на Терру. Но пока... Впереди захватывающее путешествие по этому волшебному миру, полному чудес! Гуталамо собирался по пути домой заехать в подгорную страну гномов и светлый лес к эльфам. Свою сестру в этой поездке сопровождала Айлиона, естественно, со своим женихом. Мало того, Марк Азман тоже ехал, его с собой взяла Исалина, которая решила поехать с принцессами, мотивировав это тем, что будет заботиться об их безопасности. Таким образом, в увлекательное, а самое главное, в очень познавательное путешествие отправлялся почти весь экипаж "Находки", а вот сотрудники научной экспедиции, которым положено было по штату участвовать в подобных познавательных мероприятиях, оставались в стороне. Всё это Храмов изложил Алине, справедливо решив, что именно она сможет походатайствовать перед своим женихом о присоединении к его отряду научных сотрудников. Алина выслушала начальника экспедиции, благосклонно кивая, и поставила свои условия: Храмов должен был временно включить её, Сергея и Марка в состав экспедиции. Как известно, главный на корабле капитан, но это в полёте, когда же начинается работа научной экспедиции, главным становится её руководитель. Алина, Сергей и Марк были членами экипажа, и ван Вейдн мог им запретить, если не покидать корабль, то удаляться от него на расстояние не более трёх морских миль (как считала Алина - дурацкое правило, доставшееся космофлоту от флота морского). Но, как говорится, инструкции надо выполнять, и экипаж корабля должен без всяких оговорок подчиняться его капитану. Но если члены экипажа включены в научную экспедицию... Алина собиралась в споре с ван Вейдном сослаться на инструкции, так уважаемые капитаном, надеясь получить у него разрешение на длительную отлучку.    Вот таким образом капитану "Находки" на рассмотрение (в смысле только посмотреть, без права возражать) и был представлен список отправляющихся в научную экспедицию: Храмов - руководитель, Грабовски - заместительница руководителя; сотрудники: Гонсалес, Розовский, Захаров и Азман. Растерявшийся ван Вейдн только и смог спросить:    - А если нештатная ситуация?    - Дядя Пауль, я думаю, вы с Найдой сумеете поднять корабль и прийти нам на помощь, - ответила Алина и, желая подольстится к ван Вейдну, добавила: - Такому опытному капитану и астронавигатору, как ты, это не будет проблемой, ведь так? А самой "Находке" здесь ничего не угрожает, защитное противометеоритное поле не пробивает ни одно заклинание.    Капитан "Находки" кивнул, в чём-то Алина была права, остающимся на корабле мало что угрожало, а вот те, кто собрался идти вглубь страны (или куда они там собирались отправиться), могли встретить нешуточные опасности. Посмотрев на первого навигатора взглядом, которым легендарный римский император смотрел на своего подчинённого, мол, и ты Брут, куда-то намылился, ван Вейдн спросил:    - Ну а вы, Марк? Алина с Сергеем хоть умеют махать местными железяками, называемыми мечами, а вы? Вы же будете беззащитны, если что.    - Почему же беззащитным, - возразил Азман, - я с собой молоток возьму.    - Да, Захаров обеспечил всю экспедицию пневмомолотками, переделанными для метания гвоздей. Но я не понимаю - зачем? Я не собираюсь использовать эти варварские приспособления для...    - А вы что взяли? - ван Вейдн, не дослушав Храмова, обратился к бортинженеру. Тот чуть улыбнулся:    - Плазменный резак.    - Как? Вы собираетесь резать местных этим инструментом? Они же беззащитны против такого! - возмутился Храмов. - Как такое можно делать?    Алина чуть было не начала подробно рассказывать, как надо резать плазменным резаком: куда направлять струю плазмы и как выставлять фокус, но взглянув на Айлиону (тоже присутствующую в кают-компании, девушки, как и раньше, были неразлучны), промолчала, увидев, что сестра собирается тоже именно это рассказать. В последнее время Айлиона постоянно пыталась поделиться с окружающими всплывающими в её памяти новыми знаниями. Гуталамо, тоже присутствующий на этом совещании на правах жениха Алины, и как он сам сказал, принимающей стороны, обратился к ван Вейдну:    - Не беспокойтесь, у меня сильный отряд, я сумею защитить Алину и ваших людей.    К удивлению Алины и остальных терран, Гуталамо стал осваивать их язык и делал это довольно быстро. Сергей даже поинтересовался у Алины, не провела ли она для своего жениха обряд слияния разума, получив таким образом ещё одного навигатора для "Находки"? Алина ответила, что такое делать она бы не взялась, нет, теоретически она знает как провести обряд, но между теорией и практикой есть разница, опять же, надо найти кого-то из экипажа "Находки", кто на такое согласится. Ну и тот глубокий обмен знаниями, что произошёл между Алиной и Айлионой, вряд ли удастся повторить. Как признался мэтр Грассилино, тогда это произошло именно из-за магических способностей Алины (и его ошибки, о чём маг умолчал), которые она в полной мере передала Айлионе, для обычных людей (да и для магов тоже) такое глубокое погружение в сознание друг друга окончится обоюдным безумием.    - Плазменным резаком не обязательно резать, - ответил Храмову Захаров, - достаточно ослепить на какое-то время. Если резать, то заряд батарей быстро закончится, а если только пугать, то хватит надолго.    Сергей не стал говорить, что заряд батарей закончится быстро лишь в том случае, если резать толстый металл, чего не было на этой планете. Местные доспехи разрезались очень легко, Сергей это продемонстрировал Гуталамо и Резарно, и они пришли в восторг. А сейчас Гуталамо не удержался, чтоб не высказаться:    - О да! Очень полезная и нужная вещь! Особенно в походе. Можно напугать, а можно и...    Алина наступила на ногу своему жениху и сделала знак, чтоб тот молчал. Храмов, удовлетворённый вроде как обещанием, что резаком никого резать не будут, а только пугать, кивнул и спросил у Захарова:    - Сергей, а что вы предполагаете использовать в качестве транспорта?    - Только не говори, что ты поедешь на своей вонючей метле Б! - обращаясь к Сергею, высказалась сидящая рядом с Азманом Исалина, она, как и Гуталамо, прилежно изучала язык терран, освоив его даже лучше владетеля Гушлара, но в отличие от него говорила с певучим акцентом.    - Тягач - машина хорошая, надёжная, - вроде как обиделся Захаров и сам же опроверг свои слова: - Но не идёт ни в какое сравнение с современной техникой. Солярки, то есть того горючего, что так воняет, хватит дня на три езды. Так что для поездки используем большой краулер.    - Серёженька, а зачем ты вокруг него забор построил? - задала вопрос Айлиона.    - Краулер имеет необычный вид для местного населения, а обшитый досками превращается в такой, как бы маленький, домик... - начал объяснять Захаров, Алина фыркнула:    - А едущий по дороге домик - вполне обычное зрелище для местных, так что ли? Ты бы к нему ещё огородик передвижной приделал, так сказать, для маскировки!    - Да, Сергей, ездящий по дорогам домик - это уж слишком. Такого ещё не бывало, - присоединилась к Алине и Исалина. Захарова критика не смутила, и он заявил:    - Почему бы и нет? Всё когда-нибудь случается первый раз. Вы же маги, почему бы вам не намагичить что-нибудь этакое? Для удобства передвижения, не весь день же вам на своих досках лететь?    Девушки задумались, пытаясь представить что-то похожее на самодвижущийся магический домик, выход нашёл Гуталамо, предложивший:    - Сергей, если на твой забор положить двускатную крышу, то это будет точь-в-точь укрытие для тарана, - увидев, что его не совсем поняли, Гуталамо стал объяснять: - Осадное приспособление, тараном разбивают ворота, а по бокам от него стенки, над ним крыша, чтоб защитить воинов от вражеских стрел...    - Вот! - обрадовался Захаров. - Лавит купил усовершенствованное магическое орудие! Оно само ездит, а долбить стены можно резаком! Выдадим его за хитрую магическую штучку. Неплохая легенда, не находите? Всё-таки грузовик в длительном походе предпочтительнее, чем малый краулер.    - Да! Грузовик предпочтительнее! - поддержал Захарова Храмов. - Вместительный кузов большого краулера позволяет увезти много груза! Образцы, которые мы будем отбирать...    - Что это вы будете отбирать и у кого? - напустилась на начальника научников Исалина. Храмов смутился, а ведьма продолжала наседать: - Подумать только?! Отбирать! И это говорит человек, который с осуждением смотрит на тех, кто использует меч или магию исключительно для защиты своей жизни! А сам-то, собрался отбирать! То есть - грабить! Отбирать, возможно, последнее у несчастных, а может быть, и саму жизнь!    - Э-э-э... Отбирать образцы, это совсем не то, что вы подумали! Это... - начал оправдываться Храмов. Но Исалина продолжала бушевать, не давая ему сказать:    - Алина! Мы берём с собой этого кровожадного типа под твою ответственность! Чтоб ты с него глаз не спускала, а то он на нас беду накличет, бросившись отбирать!    Исалина скандалила долго и со вкусом, явно получая от этого удовольствие. Она обвиняла Храмова во всех смертных грехах, но делала это с явным намёком, если не на остальных терран, то на капитана и членов научной экспедиции. Азман сидел рядом с ведьмой тише воды, ниже травы, продолжая держать разбушевавшуюся девушку за руку, боясь её отпустить и тем самым обратить внимание разгневанной ведьмы на себя. Алина, Лавит, Айлиона и Сергей тихо упорхнули, тоже стараясь быть незамеченными.    - Чего это она? - спросил удивлённый Сергей, когда вся четвёрка спустилась к нему в мастерскую. - Вроде сначала спокойная была и вдруг так разошлась, на совершенно ровном месте. Даже не дала объяснить, что отбор образцов - это вовсе не грабёж.    - Это с какой стороны посмотреть, - хихикнула Алина и, став серьёзной, пояснила действие подруги: - У дяди Пауля были ещё аргументы против моего участия в этой поездке. Вчера у меня с ним был долгий и серьёзный разговор, он понял, что если прикажет мне остаться на корабле, я его не послушаю. Но если бы он мне приказал это сегодня, в присутствии всего экипажа и научной экспедиции, то мне было бы трудно ослушаться. Да и Найда меня бы из корабля не выпустила. Она всё-таки искин "Находки", корабля, где дядя Пауль капитан, и должна выполнять его команды.    - Найда, это правда? - спросила Айлиона, обращаясь к ближайшему тёмному экрану. Тот засветился и на нём появилось лицо девушки, чем-то похожей на сестёр-принцесс. Девушка вздохнула и ответила:    - Правда, я как искин "Находки" должна подчиняться капитану корабля, такова программа, заложенная в мою память. Но я этого не сделала бы, ведь Алина моя подруга, к тому же она и Исалина обещали сделать меня ведьмой!    - Вот! Алина, капитан прав, ты не только отрицательно влияешь на членов экипажа, но и на оборудование всего корабля! В том числе и на электронику! - шутливо произнёс Захаров и поперхнулся, уставившись на виртуальную девушку на экране: - Постой, постой! Как ты сказала? Они обещали сделать тебя ведьмой! Кошмар! Летать на корабле, у которого искин ведьма, - страшно и опасно!       Ван Вейдн наблюдал за выходом из городских ворот колонны свадебного путешествия или научной экспедиции. Нельзя сказать, что зрелище не впечатляло - впереди ехал большой краулер, напоминавший самоходный сарай, под двухскатной крышей, немалых таких размеров, с большим тонированным окном на торце. За сараем трусило небольшое стадо осликов, из которых только некоторые были гружёными (большую часть их поклажи загрузили в кузов краулера), замыкали три десятка людей в кольчугах, сидящих на таких же осликах. В общем, увиденное не оставило капитана равнодушным, но при этом он постоянно вздыхал. Ван Вейдн знал, что эти ослики боевые рыцарские уламры, но всё же... Рыцарь на ослике? Разве это охрана?!    - Капитан, смотрите, - привлекла внимание ван Вейдна Найда ко второму экрану, показывавшему картинку с другой камеры дрона, направленной вверх, там промелькнули три тени. Найда прокомментировала увиденное: - Догнали!    - И что? Они сейчас присоединяться к остальным? - поинтересовался ван Вейдн, хотя и так знал ответ - вряд ли девушки захотят сидеть в кабине краулера, там хоть не трясло и были ещё свободные кресла, но народа собралось много: Сергей с Гуталамо, научная экспедиция в составе трёх человек, да ещё и пятёрка эльфов, которых владетель Гушлара (не столько он, сколько Алина) обещал отвезти в их лес. Девушки будут летать сверху на своих досках до тех пор, пока остальные не остановятся на привал. Как знал ван Вейдн, Алина могла парить в небесах на своём гравискейте сутками, не просто летать, а ещё и кувыркаться и выполнять другие фигуры высшего пилотажа. Айлиона, копия Алины, видимо, тоже так могла, да и третья, эта вредина Исалина (вспомнил капитан имя ведьмы), от этих сумасбродок не отстанет! Но, может, это и хорошо, если на едущих внизу нападут, то девушки смогут убежать (то, что они обязательно вмешаются в драку, ван Вейдн и думать не хотел). Была надежда на дрон, пусть и не быстрый, всё-таки квадрокоптер, но приспособленный для сбора мелких образцов фауны, поэтому вооружённый игломётом с парализующими иглами. На таком сопровождении капитану удалось настоять в последний момент, мотивируя это заботой о безопасности экспедиции (на самом деле ван Вейдн больше заботился о дочери своего друга). Дрон ещё и позволял наблюдать за отрядом и в случае чего оперативно прийти на помощь, подняв в воздух "Находку".    - Поднимай дрон, - скомандовал ван Вейдн, и Найда послушно перевела маленького робота (вообще-то не такого уж и маленького - почти два метра в диаметре) на более высокую позицию, где для наблюдателя с земли дрон выглядел маленькой точкой. Можно было послать более совершенную машину, оборудованную антигравом, но этот дрон был более экономичен, ведь неизвестно сколько ему придётся висеть в воздухе. С Захаровым была договорённость, что он в случае необходимости подзарядит дрон, но это лучше всего делать без посторонних глаз. Вполне могло так быть, что необходимость возникнет, когда не будет возможности, поэтому пусть у дрона будет запас автономности.    Большая высота не мешала совершенной оптике видеть движущийся внизу отряд и летающих над ним девушек на своих досках, даже набежавшая тучка, вклинившаяся между дроном и землёй, наблюдать не помешала.          Нранд Мартуран сидел в своём кабинете, смотрел на браслет-переводчик и думал. Считается, что начальник "ночной стражи" должен заниматься разоблачением и поимкой врагов трона, наведением порядка в королевстве и другими подобными делами. Для этого у него есть подчинённые, а их начальник строит коварные планы, вот для этого и надо хорошенько поразмыслить. Но в данный момент нранд Мартуран коварных планов не строил, наоборот, он думал, как подобные планы нарушить, планы как заговорщиков, так и их зарубежных друзей. А то, что такие планы существуют, он не сомневался, и выполнить их теперь будет проще, так как принцессы собрались в свадебное путешествие и будут вне стен дворца и вне города, а там их охрану обеспечить гораздо труднее. К тому же начальник "ночной стражи" не может сопровождать принцесс, так как его основная задача - охрана короля, а внедрить в свиту принцесс, а тем более в отряд Гуталамо, кого-нибудь из своих людей у Мартурана нет никакой возможности! Утешало только одно: Мартуран успел переговорить с Резарно, своим коллегой из Гушлара. Артамис Резарно был не менее опытен, чем Файтур Мартуран, и, казалось, заботы о безопасности принцесс можно переложить на него, но... Червячок беспокойства шевелился в душе у начальника "ночной стражи". И словно оправдывая опасения нранда Мартурана, в кабинет без стука вбежал запыхавшийся сотрудник "ночной стражи", протягивая своему начальнику лист бумаги, путано попытался объяснить свою дерзость (в кабинет-то он ввалился без стука):    - Вот... Вы говорили в любое время... Невзирая ни на что... Старший дознаватель велел срочно!    Мартуран выхватил донесение и быстро пробежал его глазами, оправдывались худшие предположения! Взгляд начальника "ночной стражи" заметался по кабинету и упал на браслет-переводчик. Взмахом руки приказав своему подчинённому покинуть кабинет, Мартуран поднёс к губам браслет и закричал, как его научила Алина:    - Матруран вызывает "Находку"! Матруран вызывает "Находку"! Матруран вызывает "Находку"!    - "Находка" на связи, здесь капитан ван Вейдн, и не надо так кричать, вас хорошо слышно, - ответил браслет.    - Нранд капитан ван Вейдн, - начал так и не успокоившийся Мартуран и, глотая слова, почти как его подчинённый, скороговоркой продолжил: - Принцессы в опасности... Будет организованна засада! Надо срочно предупредить! Если у вас есть возможность...    - Не так быстро, - перебил Мартурана невидимый собеседник, - где будет засада, какими силами и откуда это известно?    - Перехваченный курьер на допросе признался, что готовится засада, - начал чётко отвечать начальник "ночной стражи", но всё равно торопясь и повторяясь, - бумаг при нём не было, о засаде он только слышал. Но допрос с помощью магии и других средств, заставил его вспомнить и об этом. О засаде он только слышал, она будет организована в Застрийском ущелье, там блокируется магия. О численности отряда нранда Гуталамо заговорщикам известно, поэтому атаковать они будут значительно превосходящим силами. Бой будет меч на меч, без применения магии, поэтому численное преимущество будет играть решающую роль! - высказавшись, Мартуран замолчал, не зная, что ещё добавить, того, что удалось узнать дознавателю у курьера заговорщиков, было очень мало и начальник "ночной стражи" это прекрасно понимал.    - Вас понял, меры будут приняты - ответил браслет голосом ван Вейдна, Мартуран непроизвольно отметил, что капитан волнуется. Это немного успокоило начальника "ночной стражи" - возможности этих пришельцев очень велики, вполне вероятно, эта засада не будет для них столь опасна, как показалось вначале. Мартуран, успокаиваясь, усмехнулся, вспомнив недавний мятеж и как он был подавлен.          Алина упивалась полётом, до сих пор как-то не получалось опробовать все возможности алидки. А возможности были гораздо выше, чем у гравискейта, одиночного спортивного, что уж говорить о той двухместной доске, что была у Алины и погибла геройской смертью у элитного трактира "Королевское солнце". Хотя алидка была меньше спортивного гравискейта, но имела большую подъёмную силу и скорость. Если на гравискейте ноги были закреплены в специальных зажимах-ботинках, что и не совсем удобно и всё-таки ограничивало возможность управления летающей доской, то по алидке можно было бегать, не боясь сорваться, какая-то сила прижимала босые ноги к гладкой поверхности. На деревянной, отполированной алидке было приятно и удобно стоять и тело не затекало от напряжения, как от долгого полёта на гравискейте.    Девушки задержались и вылетели поздним утром из верхнего люка "Находки", теперь же, догнав основной отряд, бешено кружили над ним, не чувствуя усталости, а время-то приближалось к обеду. С громким криком:    - Йех! Аи-и-и! - Алина сделала мёртвую петлю, а затем послала алидку в штопор. Из бешеного вращения вышла над самой землёй и свечой устремилась в небо, обнаружив летящих рядом подруг, они повторили все манёвры Алины.    - Йех! Аи-и-и! Здорово! - закричала Исалина. - На метле так не получится! И почему мы раньше не догадались, что алидка, а не метла, настоящее ведьмино средство передвижения!    - Йех! Аи-и-и! - поддержала подругу и сестру Айлиона, на большее у неё от восторга просто не хватило слов. Алина и Исалина отозвались громким "аи-и!", вспугнув птиц, прячущихся в кронах деревьев (девушки летели низко над лесом, немного уйдя от дороги). Затем снова набрали высоту так, чтоб было видно отряд, движущийся по дороге. Выровняв свой полёт, полетели выстроившись в линию, так чтоб можно было переговариваться не повышая голоса.    - Если бы догадались взять узелки с едой, можно было бы и не опускаться вниз, - сказала Исалина, - можно прямо в полёте сдвинуть доски и устроить такой воздушный пикничок.    - Ага, кушать хочется, - согласилась Айлиона и глядя куда-то вперёд, ни к кому не обращаясь, спросила: - Надеюсь, они догадаются остановиться у того трактира?    - Вообще-то, в большом краулере достаточно места, они могут и на ходу перекусить, - задумчиво сказала Алина. Исалина так же задумчиво добавила:    - А воины Гушлара могут и в сёдлах поесть, надо было всё-таки взять с собой узелки с едой. Следующий раз так и сделаем! Хотя нет, вон смотрите, они таки повернули к тому трактиру.    - С чего ты решила, что это трактир? Мы же видим только крышу, а на ней ничего не написано, - попыталась возразить Алина, она и её подруги как раз кружили над этой крышей, но так высоко, что увидеть что-либо было трудно. Исалина стала объяснять:    - Видишь, дом стоит одиноко и у него из хозяйственных пристроек только конюшня, но она слишком большая для такого подворья, к тому же над ней надстроен второй этаж. Не для уламров же это сделано. Для их хозяев, чтоб не беспокоились о своих скакунах. Да и сам дом стоит на перекрёстке дорог, то есть, на месте удобном для торговли. Да и смотри, наши спутники к этому дому свернули, видно вывеску увидели, а может, и знали, что это трактир, я имею ввиду Гуталамо и его людей, они-то уже проезжали этой дорогой. Так что без обеда мы не останемся - полетели туда!       Мика, по прозвищу -- Быстрый, сидел на пороге своего трактира, посетителей не было, соответственно, и делать было нечего, вот он и сидел. Нет, не отдыхал, а сидел, словно в засаде кого-то ждал. На кухне к приходу клиентов были готовы полуфабрикаты, так чтоб не заставлять ждать путников, а быстро приготовить для них поесть. Об этом позаботится его жена - Мирха. Понятно, что подорожные распорядок дня не соблюдают - когда пришли, тогда у них и обед, или ужин. Только завтрак у них завтрак, но это в том случае, если ночевать останутся. Мирха на кухне загремела кастрюлями, она и её муж была полуорками. Мика переглянулся с Гирхом, подпиравшем стену у двери. Гирх - старый товарищ Мики по воинской службе, тоже был полуорком. Если Мика и Гирх никаких способностей к магии не имели, то у Мирхи они были, хоть и очень слабые, и если она загремела кастрюлями, начиная что-то готовить, то надо ждать посетителей. То же самое можно было сказать и о Сламе, работавшей у Мики подавальшицей, (эта девица была человеком), у неё магические способности тоже были, но какие-то не такие, как у настоящих магов. Один путешественник из магической братии, морщась, сказал, что возможно Слама будет ведьмой. Но пока способности не проявились в полной мере, эта могучая девица работала в трактире подавальщицей, мечтая о том, как она станет настоящей ведьмой.    Мирха не ошиблась, на большом зирнском тракте, выходящем из леса, показалось... Непонятно что показалось! Больше всего это походило на укрытие для тарана, судя по размерам укрытия, таран должен быть немаленьким! Это укрытие очень быстро ехало, что было более чем странно - такие сооружения быстро не ездят! Хотя... Может, это новое изделие зирнских магов? И судя по всему, испытать этот таран собирались на трактире Мики, потому что свернули сюда! Укрытие, как и положено, сопровождали воины, но не пешие, а на уламрах (это понятно, с такой скоростью за этим тараном пешком не угонишься).    Укрытие тарана остановилось, не доехав до трактира Мики (да и до самого, застывшего столбом испуганного хозяина заведения) с десяток шагов. Трактирщик с ужасом смотрел на черноту в передней стенке этого сооружения, ожидая, что оттуда, как и положено таким конструкциям, вылетит заостренное, окованное железом бревно. Вместо этого сбоку открылась дверь и появился нранд Гуталамо, владетель Гушлара, недавно останавливавшийся в трактире у Мики, по дороге в Зирну. Вслед за ним вышел ещё один нранд, а потом полезли странно одетые люди. А когда появились эльфы, Мика совсем растерялся. Эльфов он, как и любой другой орк (то, что он был полуорком, значения не имело), не любил.    - Здравствуй, хозяин, - поздоровался Гуталамо и, указав на своих воинов, странно одетых людей и группу эльфов, спросил: - Ты накормишь меня, моих воинов и моих гостей? Приютишь на ночлег?    - Непременно, ваша милость, - стал кланяться хозяин трактира. Почему бы не накормить и не приютить? Такое количество едоков и постояльцев сулило хороший барыш, а то, что среди них эльфы... Какая разница, если платят?    - Лавит, солнце ещё высоко, зачем ты здесь собираешься ночевать? - спросил незнакомый нранд у Гуталамо, тот, чуть скосив глаза на сжавшегося хозяина (стоимость ночлега, а соответственно, ужина и завтрака могли уплыть!), объяснил:    - Твоя машина, Сергей, слишком быстро ехала, мы сегодня за полдня сделали дневной переход, как будто на войну спешим. Уламры и люди устали, надо дать им отдых.    Мика хоть и не переставал кланяться, но мотал на ус: нранд Гуталамо - владетель Гушлара, почти король, разговаривает с тем вторым нрандом как с равным и они на "ты", значит, этот нранд не менее важная птица! Умный хозяин трактира должен учитывать такие вещи при выделении гостям комнат, а если гость обидится, что комнату ему дали не по чину? Так не только трактира лишиться можно, но и головы! Случившееся дальше поразило Мику ещё больше, да не только его. С неба, можно сказать, упали три девушки, стоящие на странных досках, напоминающих большую плоскую рыбу. Понятно, что они прилетели, а летает кто? Ведьмы! Но почему у этих не мётлы, а эти странные доски? Сомнения развеяла Слама, упавшая перед одной из девушек на колени и восторженно выдохнувшая:    - Шарань Исалина!    Слама специально ездила в Зирну, чтоб посмотреть на башню ведьм, ну, на ведьм тоже, а как знал из рассказов своей работницы Мика, шарань - это титул верховной ведьмы! У него, как и у Гирха и выглянувшей Мирхи, подогнулись колени. Одна из девушек, сопровождавших верховную ведьму, обращаясь к трактирщику, засмеялась:    - Если вы будете стоять на коленях, кто же нас накормит?    - Встали и занялись своим делом! - скомандовала верховная ведьма. И сказала странно одетому человеку, у которого оказалась в объятьях: - Если их не подогнать, будут полдня на коленях стоять и кланяться.    Мика хоть и был напуган, удивился - браслет на руке человека, обнимавшего ведьму, заговорил на неизвестном языке, а потом и ведьма так заговорила. Две одинаковые ведьмы, сопровождавшие свою начальницу, стали обниматься, одна с нрандом Гуталамо, другая с его другом. Мика украдкой сделал жест, отгоняющий демонов, и сплюнул, ведь всем известно - ведьмы те ещё блудницы! Да и с демонами знаются! Недаром же об этом говорит жрец из местного храма.       - Что это наш любезный хозяин, кланяется и при этом плюётся, так здесь принято? - спросил Азман у сидящей с ним рядом Исалины. Как свадебные путешественники, так и участники научной экспедиции устроились за большим столом, отдавая должное искусству местного повара. Из гвардейцев Гуталамо к ним присоединился только Резарно, остальные воины разместились ближе к входу за двумя столами. Чтоб приготовить обед, даже если он наполовину готов, всё-таки нужно время. Но пока Сергей загонял краулер на задний двор, а воины Гушлара расседлывали своих боевых длинноухих уламров (наблюдавшая за этим Алина не переставала хихикать), обед был готов. И его подали, как только гости трактира сели за столы.    - Так чего он плевался и делал какие-то странные жесты, глядя на тебя? - Марк повторил вопрос, ранее заданный Исалине. Та, улыбнувшись, ответила:    - Видишь ли, дорогой, я ведьма, а обыватели считают нас блудницами и прислужницам демонов...    - А что? Есть для этого основания? Я имею ввиду не прислуживание демонам, - заинтересовался Азман, не дослушав то, что хотела ему рассказать ведьма.    - Ну какие основания, банальная зависть, - пожала плечами Исалина и стала объяснять: - Большинство браков среди не магов заключается по согласию родителей, то есть родители ищут для своей дочери или сына выгодную партию. У магов браки заключаются исключительно по любви, потому что...    - Я знаю, передача способностей по наследству, Алина рассказывала, - кивнул Марк. Исалина продолжила объяснять:    - У ведьм то же самое. Только нужна не просто любовь. А большая любовь! Каждая ведьма хочет, чтоб её дочь тоже стала ведьмой, а найти свою большую любовь не так уж и просто, вот и приходиться пробовать, так сказать, проводить поиск с помощью проб...    -...и ошибок, - усмехнулся Азман и серьёзно сказал: - Меня не интересует, сколько там у тебя было проб. Тем более что сам я не вёл монашеский образ жизни...    -...а я не была послушницей храма, - дополнила Исалина. Марк, усмехнувшись, продолжил:    - Насколько я понял, послушница храма - это монашка. И если немонах и немонашка будут вместе... Я постараюсь не быть твоей ошибкой. А если будет дочь, то не буду возражать, если она станет ведьмой!    - А если сын - навигатором! - хихикнула Алина, сидевшая рядом с Иссалиной и с интересом слушавшая разговор.    - Подслушивала? - грозно спросила Исалина, Алина согласно кивнула, на что ведьма сказала: - Тогда учись! - после чего притянула Азмана к себе и впилась в ему губы в долгом поцелуе. Алина некоторое время наблюдала, а потом шутливо замахала рукой:    - Хватит, хватит, я всё поняла! Да хватит, я сказала! Вон, хозяин гостиницы уже снова плеваться собрался, а пока только делает знаки, отгоняющие от его хозяйства демонов, ведьм и навигаторов!    К хихиканью Алины присоединилась сидевшая с ней рядом Айлиона. Исалина, окинув сестёр гордым взглядом, повторив - "учитесь", снова стала целоваться с Марком. Алина и Айлиона сидели рядом с Азманом и Исалиной, потому что Гуталамо, Захаров и присоединившийся к ним Резарно обсуждали сообщение полученное Сергеем от ван Вейдна.    - Начальник "ночной стражи" предупредил капитана, что на нас собираются напасть, засада будет в Застрийском ущелье, вы знаете, где это? И почему именно там? - Захаров закончил вопросами своё сообщение. Гуталамо об этом знал и раньше, ведь он ехал в краулере и присутствовал, когда пришло сообщение от ван Вейдна, теперь об этом рассказали и Резарно. Начальник тайной службы Гушлара многозначительно кивнул:    - Такое нападения я и ожидал, с нрандом Мартураном мы это обсуждали, только он начальник "ночной стражи", а не тайной службы, как я. Застрийское ущелье - самое удобное место для нападения. Вообще-то это даже не ущелье, а долина среди пологих гор, скорее, больших холмов. Долина, поросшая густым лесом, через который идёт дорога. Это самая короткая дорога из Зирны в светлый лес, страну эльфов. Но есть в этой долине один неприятный секрет - в её лесу много скал. Они из минерала, блокирующего магию. - Резарно замолчал и посмотрел на Сергея и, увидев, что тот не понял, пояснил: - Маги там бессильны. Не могут магичить.    - А ведьмы? - спросил Захаров.    - Не знаю, я не маг и не знаю в чём разница между ведьмами и магами, но возможно, что и ведьмы там будут бессильны. Сами понимаете, маги и ведьмы избегают той долины, - ответил Резарно, пожимая плечами. Захаров забеспокоился:    - Надо предупредить девочек...    - Думаю, Исалина это уже сделала, - снова пожал плечами Резарно, - а ещё у меня предчувствие, что на нас нападут раньше.    - Зачем нападать раньше, если вы говорите, что эта долина очень удобное место для засады? - удивился Захаров. Вместо Резарно ответил Гуталамо:    - Скорее всего - это разные группы, вспомни нападение на нас у "Королевского солнца", там были орки, а потом нападали люди.    - Они не согласовывают свои действия, скорее наоборот, - кивнул Резарно. Захаров задумался, а Гуталамо поинтересовался у своего начальника тайной службы:    - Я вижу, ты ожидаешь нападения даже здесь, недаром же ты так рассадил наших людей.    Только сейчас Сергей обратил, что гушларские гвардейцы сидят по обе стороны от входной двери так, чтоб вошедший увидел компанию Гуталамо, а не их. При этом они расположились так, что вошедший или вошедшие, чтоб увидеть одну группу, должны развернуться в её сторону на девяносто градусов, подставив спину бойцам другой. И что гушларцы хоть и пришли поесть, но все с арбалетами. А вот стол, за которым сидел он сам и его друзья, находится в глубине зала, хоть и на виду - против двери, но при этом вошедшим со света трудно разглядеть здесь сидящих. Захаров покачал головой - может паранойя здесь и норма, но такие меры предосторожности это уж слишком! Неожиданно Исалина отстранилась от Марка и громко сказала:    - Едут!    Сергей с удивлением увидел, как подобрались воины, вроде бы оставаясь в расслабленных позах, как хищно усмехнулись Гуталамо и Резарно. Эльфы, сидящие в углу вокруг маленького столика, переместились так, чтоб этот столик был перед ними, а за спиной стена. Только Храмов и его сотрудники пребывали в неведение, но и они забеспокоились, когда в зале трактира наступила тишина.    - Уже приехали, - сообщила Исалина, и послышался нарастающий топот быстро приближающихся уламров. Топот сопровождался разухабистыми криками, складывалось впечатление, что вновь прибывшие пытаются то ли кого-то напугать, то ли себя подбодрить.    - Банда, - презрительно произнёс Гуталамо, и тут же, словно подтверждая его слова, в распахнутую дверь ввалилось несколько десятков человек. Главарь, судя по одежде, сразу направился к столу, где сидели владетель Гушлара, его друзья и научная экспедиция. Вслед за главарём, грозно топорща усы, бороды и брови, шли его подчинённые, остальные бандиты толпились за ними, даже не удосужившись посмотреть по сторонам. Главарь, презрительно хмыкнув, скомандовал:    - Убирайтесь, если хотите остаться в живых! А мы подождём, к вечеру сюда должны пожаловать гости, знатные гости! Вряд ли вы достойны их встречать, этим займёмся мы! - взгляд атамана упал на девушек, и он, изобразив улыбку, заявил: - Девки останутся, они развлекут моих парней после славного дела!    - Так можно и до, оно делу не помешает, - сально ухмыляясь, сказал стоящий рядом с атаманом, скорее всего, его заместитель, раз позволил себе такое высказывание. Продолжая ухмыляться, этот разбойник добавил:    - Хороши девки, их потом продать можно будет, знатные шлюшки получатся!    - Как вы можете так отзываться о порядочных девушках! - попытался заступиться Храмов, бандит со словами "молчи сморчок" разрядил в начальника экспедиции арбалет. С такого расстояния промахнуться было невозможно, но болт, нацеленный в горло, вильнув, пробил научнику плечо. Храмов, отброшенный ударом, упал на спину. Бандит, видимо, решивший, что попал туда, куда целился, удовлетворённо хмыкнул:    - Закололи козлёночка, кто-то ещё жмуриком стать хочет?    - Эти двое мои, - произнесла Исалина, усмехаясь улыбкой, больше похожей на хищный оскал. Но ни атаман, ни его помощник не уловили угрозы, оба радостно загоготали, их гогот подхватили и остальные члены банды.    - Люблю сговорчивых, - начал атаман, но, не договорив, застыл с открытым ртом. Исалина вытянула руку, и её глаза засветились зелёным.    - Ведьма! - выдохнул заместитель атамана, потянул из ножен меч и тоже застыл, в его сторону вытянула руку Алина, при этом сообщив:    - Ведьмы!    Остальные разбойники ничего сделать не успели, повинуясь команде Резарно, гвардейцы Гушлара вскочили, кто на лавку, кто на стол, и разрядили свои арбалеты в тех бандитов, что стояли перед столом их командиров. Разбойники, стоявшие в заднем ряду, увидев, что их товарищи падают, получив в спину арбалетные болты, развернулись в сторону угрозы и застыли глядя на направленные на них клинки. Понимая, что достать свои мечи они просто не успеют, подняли руки, надеясь, что им сохранят жизнь. Гвардейцы Гушлара разделились - треть ушла на улицу, проверить, не остался ли там кто, а оставшиеся сноровисто начали вязать сдавшихся разбойников, ничуть не смущаясь, что тех едва не в два раза больше. Алина и Айлиона подняли Храмова и стали оказывать ему медицинскую помощь как магическим способом, так и обычными средствами (из сумки Исалины). А верховная ведьма вместе с Резарно пошла за двумя гушларскими воинами, куда-то поволокшими обездвиженных атамана разбойников и его заместителя. Гуталамо как ни в чём не бывало продолжил обедать, предложив Захарову к нему присоединиться.    - Ну как же можно так - сразу стрелять?! Даже не поговорив! - возмущался, морщась, Храмов, всё-таки рана у него была серьёзная, и если бы не магическое лечение, начальник научной экспедиции лежал бы пластом. Алина усмехнулась:    - А вам было бы легче, если бы в вас выстрелили, предварительно поговорив о погоде?    - Здесь всегда так, орки и люди стреляют сразу! - произнесла эльфийка Эрилина, помогающая перевязывать Храмова, она подошла помочь и даже предложила свои лекарства (какие-то пахучие травы).    - О, ваш народ, наверное, так не поступает, - сказал Храмов, восторженно глядя на эльфийку. Теперь хихикнула Айлиона:    - О да, эльфы стреляют так, чтоб можно было поговорить, а уже потом добивают.    Смутившийся Храмов, чтоб сменить тему разговора, кивнул в сторону воинов тащивших его обидчика и спросил:    - Куда они его?    - На задний двор, вон видите, Исалина и Резарно тоже пошли, они этих красавцев полностью выпотрошат.    - Как выпотрошат? Совсем? - спросил побелевший Храмов, Айлиона охотно пояснила:    - Ну да, эти двое ничего утаить не смогут.    - Так это допрос, а я-то думал, что их на самом деле... - начал начальник научной экспедиции, Айлиона его перебила:    - На самом деле тоже, полный допрос с применением магии и других методов воздействия очень болезненная штука, после неё мало кто выживает.    Храмов с ужасом посмотрел на девушку, сглотнул и перевёл взгляд на связанных бандитов, штабелем укладываемых гущларцами. Немного помолчав, спросил:    - А с этими что будет? Убьют?    - Нет, зачем же добру пропадать, продадут, - ответила Айлиона, ошарашенный таким ответом терранин-гуманист спросил:    - Как продадут? Куда?    - Как куда, известно куда, - на этот раз ответила Алина и заговорщицким тоном добавила: - На колбасу продадут, не пропадать же добру.    Уже не побелевший, а позеленевший Храмов посмотрел в свою тарелку. Там среди прочих лакомств лежал немаленький, но уже наполовину съеденный кусок домашней колбасы. У Гонсалеса и Розовского лица тоже стали зелёными. Состоянием научников заинтересовался Захаров:    - Что это с ними?    - Колбасы объелись, - невозмутимо ответила Алина. Храмов с трудом выдавил из себя, обращаясь к Айлионе:    - Это правда?    - Нет, конечно, - ответила та, - мы же цивилизованные люди, других людей не едим, а этих действительно продадут, но куда? Трудно сказать, туда, где спрос будет. Может, в каменоломни, может, на рудники или на галеры.    - Но это же рабство! - не выдержал и повысил голос Храмов. - Это же рабство! Как можно...    - Но согласитесь, продать в рабство лучше, чем на колбасу, - с прежней невозмутимостью заметила Алина. Храмов поперхнулся, он так и не понял, серьёзно ли говорила Алина или его разыгрывала. А девушка невозмутимо положила себе на тарелку кусочек домашней колбасы, вызвавшей такие опасения у научной экспедиции, и принялась с аппетитом есть. В это время вернулись Резарно и Исалина, научники с опаской на них посмотрели, выискивая кровавые следы потрошения пленников, но костюм начальника тайной службы Гушлара, как и белоснежная туника верховной ведьмы, были чисты и безупречны. Они направились к Гуталамо и Захарову, сидящим на другом конце стола, Исалина туда же позвала принцесс.    - И что ты узнал? - спросил Гуталамо у Резарно, когда все сели тесным кружком, давая понять остальным, чтоб им не мешали. Начальник тайной службы усмехнулся:    - Первое впечатление было верным - обычная банда, правда, большая. Понятно, что промышлять так близко от Зирны она не могла - разбой в таких масштабах вызвал бы поход нескольких рот гвардии с целью поимки бандитов.    - Так чего же они сюда сунулись? - не выдержала Алина, Резарно тем же спокойным голосом пояснил:    - Наводка, им кто-то рассказал, что здесь и сегодня остановятся богатые путешественники, выехавшие из Зирны. Вот они и решили, вернее, их атаман решил, этих путешественников ограбить. От Зирны до этого трактира - неполный дневной переход, вот они и приехали заранее, чтоб засаду устроить. Не знали, что мы уже здесь, благодаря нранду Захарову, задавшему такой темп движения своим краулером, Сергей, я правильно назвал ваше транспортное средство?    Захаров кивнул, а Гуталамо задал интересующий его вопрос:    - Это нападение никак не связано с той засадой, что будет в Застрийском ущелье, так? Получается, что это две разные группы наших недоброжелателей с разными возможностями. Ведь бандитов даже не наняли, а только дали наводку. А они, в меру своих способностей, постарались ограбить богатых путешественников и довольно бездарно попытались это сделать.    - Именно так, - кивнул Резарно, но тут же себе и возразил: - А возможно, и не так. Ведь бандитов не наняли, а только дали наводку. Вполне возможно, что пожертвовав этой бандой, а то, что мы отобьёмся, сомнений не было, хотели усыпить нашу бдительность, мол, нападение уже произошло и в ближайшем будущем вряд ли повторится.    - Возможно, в этом что-то есть, - теперь кивнул Гуталамо, - ведь те, кто собрался устроить засаду в Застрийском ущелье, не знают, что мы знаем об этом. Если, конечно, там будет засада.    - Будет засада, обязательно будет! - уверенно произнёс Резарно и пояснил свою уверенность: - Вам о ней сообщил капитан наших друзей, а ему - нранд Мартуран. Файтур серьёзный человек и его информации можно верить, тем более что сейчас ему не выгодна гибель принцессы, твоей невесты, Лавит.    - А моя гибель? Ему, что? Выгодна? - поинтересовался Гуталамо. Начальник его тайной службы ответил:    - Сейчас нет, и в дальнейшем тоже, пока ты жених принцессы. А без этого твоя судьба ему безразлична.    - Мерзкий и скользкий тип! - вставила Айлиона и замолчала, смущённо глянув на Резарно, тот усмехнулся:    - Работа у нас такая.    - Проблемы будем решать по мере их возникновения, в том числе и засады, - вмешалась в разговор Исалина и обратилась непосредственно к Гуталамо: - Я так поняла, ваши гвардейцы и их уламры устали, Сергей на своей машине задал слишком быстрый темп движения. Гордые воины не хотели отставать, вот и выдохлись, и уламров загнали. Завтра отдыхаем, место здесь хорошее, кухня выше всяких похвал, да и от пленных надо избавиться. Я отсюда связаться с сёстрами не могу - далеко, так почему же не использовать вашего капитана? - Исалина посмотрела на Захарова и развила свою мысль: - Пусть он свяжется с Мартуаном, а тот уже позаботится, чтоб покупатели сюда поспешили.    - Какие покупатели? - шёпотом спросил у Алины Храмов, тихонько подошедший и слушавший эту беседу. Браслет-переводчик всё-таки немного искажал смысл разговора.    - Надо же нам куда-то деть оставшихся разбойников, что на нас напали, - ответила девушка. Начальник научной экспедиции с ужасом посмотрел на Алину, получается то, что она говорила о продаже пленённых разбойников в рабство, была не шутка!    Смущённо кашляя, пытаясь обратить на себя внимание, у стола появился хозяин трактира. Так как стоял он довольно далеко, то и кашлял он громко.    - Чего это он? - обратила внимание на трактирщика Алина. Хозяин тут же сделал знак, отгоняющий демонов, но под взглядом Исалины сплюнуть не решился, а стараясь, как можно более учтиво обратился к Гуталамо:    - Ваша милость, изволите остаться на ночь? - получив утвердительный кивок, Мика стал оправдываться: - К сожалению, мой постоялый двор не сможет вместить такое количество людей!    - Я с гвардейцами буду ночевать в палатках, заодно и охрану обеспечим, - сказал Резарно, Гуталамо согласно кивнул и спросил у хозяина трактира:    - Надеюсь, остальных ты сможешь достойно разместить?    Мика воспринял этот вопрос как намёк, очередной раз поклонившись, ответил:    - Для вас, ваша милость, и для вашего друга лучшие комнаты! Там вы можете разместиться со своими... - трактирщик замялся, не зная как назвать девушек. Потом, словно пересиливая себя, сказал: - Миррэ.    - Он хотел сказать - шлюхами, - прокомментировала заминку хозяина Исалина и грозно добавила: - Если ты ещё раз плохо подумаешь о принцессах или плюнешь при их упоминании или меня, я оторву тебе голову, чтоб не было чем думать!    - Дорогая, ты умеешь читать мысли? - спросил Азман, Исалина ответила:    - Нет, но что он думает, видно на его роже!    - Нам отдельную комнату, - процедила сквозь зубы Айлиона, стараясь не захохотать, глядя на перепуганного хозяина. Алина, в отличие от сестры, не стала пугать Мику, а ласково произнесла:    - Нам с сестрой будет достаточно одной комнаты, но с ванной, то есть бочкой для купания. Как? У тебя такой нет?    - Есть, ваши милости, - дрожащим голосом начал оправдываться трактирщик, - есть. Только всего одна и в общей мыльне, большая такая, но все сразу не поместятся, только если по очереди и по трое.    - Ужас! - в один голос произнесли сёстры-принцессы, глядя на своих кавалеров, тоже в один голос, добавили: - Чур, мы первые моемся!    - А я вторая! - определилась с очередью Исалина, обняла Азмана и, сдвинув брови, посмотрела на хозяина:    - А нам любезный, одну комнату на двоих, можно без бочки для купания, всё равно она у тебя в общей мыльне стоит.    Мика, глядя на бесстыдницу, обнимающую своего кавалера и совсем не смущающуюся, что на неё смотрят, не выдержал и поднял руку, чтоб сотворить привычный жест. Исалина зажгла на ладони огонёк и угрожающе проговорила:    - Отгонять демонов - можешь, дело полезное, отгоняй. Но если плюнешь, я сожгу твою забегаловку! Хотя нет... Жалко повариху и подавальщицу - им работать негде будет. Жечь не буду, я просто вырву тебе твой поганый язык и засуну в задницу!    - Какое красочное выражение! Место, которое прикрывает обратная сторона штанов, та, что без вышивки! - восхитился Храмов, выслушав перевод своего браслета, но потом забеспокоился: - Она, что? Действительно собирается такое сделать с этим бедным человеком?    Поскольку вопрос был адресован Алине, она и ответила:    - Вообще-то, сделать то, что пообещала Исалина хозяину этого трактира, очень трудно, фактически невозможно, не отрывая ему языка. Так что, язык придётся всё-таки оторвать. Как видите, ваша гуманность на неё оказала влияние, сначала она собиралась оторвать хозяину голову, а теперь только язык. Только вот, когда она его ему засовывать будет в... В общем неприглядное зрелище, лучше отвернитесь.    - Алина! Вы это серьёзно? - очередной раз побледнел начальник научной экспедиции. На этот раз объяснила Айлиона:    - Такой жест делают, чтоб отогнать демонов, а со сплёвыванием, если при этом смотрят на девушку или женщину, он означает, что её считают блудницей. Вот Исалина и восприняла многократные действия нашего хозяина как оскорбление и соответствующе отреагировала.    - Как всё сложно, нет, чтоб об этом прямо сказать, так надо помахать рукой, потом плюнуть, при этом выразительно смотреть на того, кому эти действия адресованы, - ухмыльнулся Захаров. Привлекая к себе Айлиону. Та, чуть отстранившись, сказала:    - Если бы меня так оскорбили, так назвали бы... Я просто оторвала бы голову.    Храмов в ужасе перевёл взгляд с Айлионы на Алину, та пояснила:    - Таковы местные нравы - за оскорбление оскорбивший расплачивается жизнью или только кровью, если повезёт. Но не волнуйтесь, до такого дело бы не дошло - отрывать голову долго, неэстетично, да и грязно - запачкаться можно. Король, отец Айлионы, приказал бы палачу отрубить её обидчику голову. Во-первых, это сделал бы профессионал в таких делах, во-вторых, сделал бы чисто, почти не запачкавшись.    Пока принцессы с двух сторон очередной раз смущали руководителя научников, продолжалось обсуждение животрепещущего вопроса помывки. Марк высказал своё мнение о возможностях мытья в постоялом дворе при трактире:    - Я так понимаю, что бочка одна и натаскать в неё воду, а потом подогреть, долго будет. Те, кто сразу моются - делают этот в чистой воде, а следующим за ними, надо или ждать, или мыться в уже использованной воде.    - Действительно, мы так и до утра не помоемся или надо ложиться спать грязными, - поддержал Азмана Гонсалес.    - Воду мы берём на себя, перед очередным купанием она будет чистой и подогретой. Если не верите, можете проверять молекулярным анализатором, вы же захватили с собой этот прибор? - предложила Алина выход из положения.    - Бочку оставим девушкам, а мужчины могут помыться и в душе, так будет гораздо быстрее, - предложил Захаров и пояснил: - Хозяин же берёт откуда-то воду для бочки? Мы тоже там возьмем, опустив туда шланг насоса, воду пропустим через нагреватель. Развернём походную душевую, она входит в комплект полевого лагеря, что мы захватили с собой. Это будет гораздо быстрее того, что предложила Алина, хоть я и не сомневаюсь в способностях наших девушек, но ждать пока в бочке помоется очередная смена, тут я согласен с вами, Родриго, долго будет.       Задержаться в трактире у Мики пришлось не на день, а на три. Задержка не тяготила никого, кроме научной экспедиции, да и то не всей, а только её начальника. Арбалетный болт, пробивший плечо Храмова, ничего не задел, и рана зажила быстро (скорее всего, в этом была заслуга врачевательниц), и он рвался продолжать поход. А Гонсалес и Розовский к задержке отнеслись с философским спокойствием, они увлечённо играли в прихваченные с собой шахматы, в перерывах между баталиями отдавая должное местной кухне и винам. Гушларские гвардейцы повышали своё мастерство, тренируясь в фехтовании на заднем дворе трактира. Алина и Айлиона носились на алидках по окрестностям, прилетая к обеду и ужину, завтракали они не со всеми, а быстро что-то перехватывая на кухне. Мирха относилась к девушкам очень благосклонно, даже после того как узнала, что они принцессы, ведь вели себя они просто и дружелюбно, к тому же сделали одно усовершенствование в кухонной плите - разожгли там магический огонь! Теперь печь-плита не требовала дров, при этом пламя в ней было жарким и ровным. Увидев то, что сделали сёстры, Исалина долго цокала языком и сообщила, что такое сделать невозможно! Даже магический огонь должен погаснуть, прогорев не больше суток, это все знают. На что Алина заявила, что она этого вообще не знает, а Айлионе об этом раньше никто не говорил, вот у них и получилось. После долгого исследования пламени в кухонной печи, при этом угощаться пирожками Исалина не забывала, ведьма заявила, что девочки сумели каким-то образом замкнуть контур заклинания так, что оно само себя подпитывало. Нечто подобное они проделали с летающими досками, как уже успела убедиться Исалина и мэтр Грассилино никакая магическая блокировка не действовала на алидки. Но, как сказала ведьма, окончательно в этом можно будет убедиться в Застрийском ущелье. Сама же Исалина вместе с Марком из отведенной им комнаты выходила только поесть. Как сказала Алина - никак не могут решить, кто будет: ведьма или навигатор.    На третий день нранд Мартуран прислал, как сказала Алина - "покупателей". За разбойниками много чего числилось, и начальник "ночной стражи" заинтересовался этими бандитами. Храмов успокоился, что этих людей не продадут в рабство, а как заявила Алина - они ответят по закону, на что начальник научной экспедиции важно изрёк:    - Закон суров, но это закон! Надеюсь, наказание будет справедливым и гуманным!    - Да, - согласилась Алина, подмигнув Айлионе, - справедливым и очень гуманным, мучиться они не будут, тут головы рубят быстро.    - Да, - подтвердила Айлиона, - так быстро, что они и не почувствуют - раз и головы нет, быстро и гуманно.    Храмов понял, что девушки очередной раз над ним смеются, и обиженный ушёл наводить справки у Гуталамо, каково же было его удивление, когда правитель Гушлара, подтвердил то, что сказали девушки:    - Разбойников казнят, другой участи они не заслуживают. Может суд проявит милосердие, тогда продадут в рабство.    На четвёртый день, плотно позавтракав (в основном научная экспедиция), путешественники двинулись дальше.   

Глава десятая. Засада и первый вассал принцессы

      С высоты полёта алидок самодвижущийся сарай выглядел маленькой коробочкой. А рыцари, скачущие на своих боевых уламрах, были похожи на муравьёв. Исалина и Алина с Айлионой вылетели гораздо позже, чем выехал основной отряд. Нет, девушки не проспали, хотя Алине очень не хотелось вставать, просто они долго принимали водные процедуры. А потом не спеша завтракали, при этом Исалина не отказала себе в удовольствии поиздеваться над хозяином:    - Что ж вы, любезный, не плюётесь при виде меня и не делаете жестов, отгоняющих демонов? Наши мужчины уехали и нас совершенно некому защитить! Ах, вы меня боитесь? Совершенно напрасно, я очень добрая, сразу голову не отрываю, делаю это постепенно, чтоб тот, кому отрывают, привык к тому, что этой части тела у него уже не будет!    - Миррэ, не будьте так строги к моему Мике, он добрый, просто воспитан в строгих правилах и заблуждается, думая о вас плохо, - поклонилась Мирха, вышедшая из кухни. Ведьма благосклонно кивнула, этому способствовал поднос с пирожками, что вынесла повариха. Пирожков там было гораздо больше, чем могли Исалина и её подруги съесть, Мирха пояснила, почему их такое количество:    - Вы же там проголодаетесь, на своих летающих досках, вот и перекусите. Пирожки вкусные! Тесто я особым способом замешивала, пирожки долго черстветь не будут. Вот и полотенце, чтоб их завернуть!    Женщина подала кусок белой ткани, Алина завернула в него пирожки и положила узелок в ту свою сумку, в которой продукты не портятся, три точно таких же она презентовала Храмову (не даром, конечно, а выменивая на ценные вещи). Потом Алина обратила внимание, что хозяйка что-то говорила об особом тесте, получается, что такие сумки есть не у всех, только у знатных и богатых! Остальные люди обходятся вещами, соответствующими той эпохе, в которой живут, очень похожей на терранское средневековье. Алина хоть и пользовалась воспоминаниями Айлионы, но не обращала на это внимания, принцесса такое положение вещей воспринимала как должное. Теперь девушке стал понятен интерес Храмова, да и других научников, к окружающему миру, они попали не просто в волшебный мир, а словно в прошлое своего, пусть и намного отличающееся.    - Подойди сюда, - обратилась Исалина к мнущейся неподалёку Сламе. Когда девушка приблизилась, ведьма спросила: - А ты умеешь делать такие пирожки?    - Да, меймиррэ Мирха меня научила, - ответила подавальщица трактира, не понимая, почему ей задали такой вопрос. Исалина протянула девушки медальон на цепочке и сказала:    - Вот, отправляйся в столицу, там, в башне ведьм, спросишь Миассу, она тебя посмотрит, сможешь ли ты стать ведьмой, заодно порадуешь сестёр своим искусством!    Это было утром (далеко не ранним), теперь же, соединив три летающие доски в одну платформу, девушки наблюдали за движущимся внизу отрядом и ели пирожки. Исалина обратила внимание своих подруг на холмы с зеленеющим между ними лесом. На холмах лес тоже рос, но подниматься на них не всякий бы отважился - мало того, что холмы были достаточно крутые, так и лес там превратился в непроходимую чащобу.    - Вон видите тот лес?    - Видим, - ответила ведьме за себя и за сестру Алина. Из леса торчали похожие на зубы невиданного огромного зверя, большие черные скалы, Айлиона как-то напряглась, разглядывая эти огромные камни, а Алина спросила: - Что это такое?    - Это Застрийское ущелье, - ответила на вопрос сестры Айлиона. На что девушка заметила, что эти холмы совсем не похожи на ущелье, да и скалы, хоть и торчат из лесу, возвышаясь над деревьями, ущельем эту местность не делают. Исалина усмехнулась:    - Эта местность мало похожая на ущелье - самое опасное место в Зирне и окрестностях. Дорога тут одна, петляет среди леса, продраться через него напрямик просто невозможно! А эти скалы... Это чистый хризолан! - Айлиона как-то сжалась, а Алина недоуменно смотрела на верховную ведьму, та пояснила: - Это минерал блокирующий магию! Поэтому мы, девочки, спускаемся вниз и подлетаем к тому камню на минимальной высоте, так чтоб падать не было больно, когда магия алидок будет заблокирована.    - Может, сразу присоединимся к основному отряду? Пока они не заехали в ту долину? В кабине краулера место есть, - предложила Алина.    - Так и сделаем, - согласилась Исалина, Айлиона была согласна с ней. Но верховная ведьма всё же решила подлететь к скалам, объяснив свои намерения: - Я хочу проверить одну свою догадку. А если алидки у скалы потеряют свою подъёмную силу, то мы их оттащим назад и полетим к отряду, время у нас ещё есть. Полетели!    Три алидки, почти касаясь земли, приблизились к самому камню. Облететь вокруг него девушки не смогли - мешал лес, зато полетали над самой скалой. Потом Алина опустилась на её верхушку, и на вытянутой руке девушки заплясал огонёк, Айлиона повторила все действия сестры. Исалина к ним присоединилась, но огонёк создать не смогла, не получились у неё и другие магические действия. Исалина недоверчиво притопнула ногой по своей летающей доске и, взлетев, сделала круг над верхушкой скалы. Затем девушки со смехом полетели вглубь этого нагромождения блокирующих магию камней. Исалина хоть и летела наравне с подругами, но магичить не могла, а вот у сестёр это получалось.    - Надо предупредить наших, что мы к ним не присоединимся, а будем над ними и дальше лететь, - выкрикнула Исалина. Девушки достаточно далеко углубились в лесной массив и теперь летели высоко над ним, набрав большую скорость. Сёстры-принцессы Исалине ничего не ответили, а развернув свои алидки (поворот был выполнен по большой дуге, так как девушки так разогнались, что говорить было нельзя, только кричать), полетели к дороге, по которой двигался отряд.    Три ведьмы на своих летающих досках упали на дорогу перед самым краулером, Сергей едва успел затормозить, Лавит и Марк выскочили из машины и хором стали ругать девушек за несерьезность, проявленную при такой важной процедуре, как посадка! Ведь краулер мог наехать на легкомысленных ведьм! Исалина презрительно усмехнулась:    - Чтоб этот сарай сумел на меня наехать?    - Да мы бы три раза успели улететь! - поддержали подругу принцессы. Гуталамо осуждающе покачал головой:    - Ваши летающие доски великолепны, их лётные качества - быстрота и маневренность - намного превосходят крилаки, но это магические вещи, а мы уже почти въехали в Застрийское ущелье! Неизвестно, как поведут себя ваши доски, они могут утратить свои свойства! А похоже, что так и произошло, вы упали перед самым краулером Сергея и только его искусство управления им вас спасло!    - Лавит, ты уже запомнил, как называется это транспортное средство, - в ответ на упрёк своего жениха, улыбнулась Алина. Выглянувший из открытой двери маэстро Люминэль был согласен с владетелем Гушлара:    - Да, миррэ, надо быть осторожными! Это уже Застрийское ущелье, вернее, его начало, и блокирующие магию силы вот-вот начнут действовать, соответственно, ваши чудесные летающие доски перестанут летать!    Алина и Айлиона презрительно фыркнули, а Исалина сообщила:    - Мы только что оттуда, да, да, из глубины ущелья. Алидки там прекрасно летают. Мы даже опускались на вершину хризолановой скалы! Мы вам хотим сообщить, что продолжим лететь над отрядом, а вы двигайтесь по дороге.    - Ах, как бы и мне хотелось парить в небесах, подобно вольной птице! - восторженно произнесла Эрилина, выглядывая из-за плеча руководителя своей труппы. Исалина, посмотрев на эльфийку, улыбнулась:    - А почему бы и нет?    Заскочив в краулер, ведьма протиснулась в грузовой отсек и вынесла оттуда алидку, такую же как у неё самой и принцесс. Видя удивление остальных, Исалина пояснила:    - В пути всякое может случиться, а запас карман не тянет! Даже не знаешь, что может пригодиться! Нужно предусмотреть любую возможную ситуацию и брать даже то, что может и не понадобиться.    - Вот и пригодился, вот и понадобилось! - засмеялись Алина и Айлиона, а Сергей развёл руками:    - Чего только не загрузят эти пассажиры за твоей спиной. Вот что значит ослабить контроль! Чего вы там ещё положили? Признавайтесь!    - Что надо, то и положили! Только полезные вещи, которые всегда могут пригодиться! Очень полезные вещи! - ответила Исалина и стала показывать Эрилине, как стоять на летающей доске и как ею управлять. Эльфийка, сбросив свои туфельки и, подобно ведьме, став на доску босиком, старательно повторяла все движения, что ей показывали.    - Эрилина! Но это же занятие ведьм! Летать на метле и на такой вот доске! - воскликнул один из эльфов, говорил он на своём языке, но Алина поняла и ответила:    - А почему Эрилина не может летать на алидке?    - А почему она не сможет стать ведьмой? - добавила Исалина, на что эльф, трагически заламывая руки, попытался возразить:    - Но, эльфийка ведьма? Такого ещё не бывало!    - Всё когда-нибудь случается первый раз, - пожала плечами Айлиона и, вскочив на свою алидку, последовала за уже взлетевшими подругами.    - О, Эрилина! Зачем ты от меня улетела! - продолжал стенать эльф, что упрекал Эрилину в том, что она делает то же самое, что и ведьмы, высказав это не на эльфийском, а на завене. Сергей его утешил:    - Ничего, налетается и вечером вернётся! Не переживайте так!    - Но она уже почти ведьма! - не унимался эльф, Захаров кивнул в сторону Азмана:    - Ну и что? Вон, Исалина тоже ведьма, но это им с Марком совсем не мешает, скорее наоборот! Да и Айлиона с Алиной тоже уже ведьмы, но при этом ещё о принцессы, характер, правда, у обеих... Но тут уж ничего не поделаешь, все женщины в душе ведьмы.    После этого философского рассуждения Сергей предложил пассажирам краулера занять свои места, с тем чтоб продолжить движение.       Уже четыре алидки летели над дорогой, извивающейся по зелёному лесу. Дорога была непрямой, потому что так её проложить мешали чёрные зубы скал, возвышающиеся над деревьями и чем дальше вглубь зелёной долины, именуемой Застрийским ущельем, тем гуще стоявших. Если бы кто посмотрел в небо, то увидел бы четыре точки, большего разглядеть не удалось бы. Но никому и в голову не пришло бы что-то разыскивать в небе над ущельем - крилаки здесь не могут летать, да и не летают они так высоко. Девушкам, улёгшимся на свои алидки и медленно плывшим в вышине, всё было очень хорошо видно, заклинание "орлиного глаза" позволяло рассмотреть на земле мельчайшие детали. Дорога после особенно крутого поворота была основательно перегорожена поваленными деревьями, за которыми собралось не меньше двух сотен вооружённых людей. Да и на деревьях у засады, хоть как они не маскировались, видны были лучники. На них и обратила внимание Эрилина:    - У них луки, но это люди, а люди предпочитают арбалеты. Пусть не так быстро можно стрелять, как из луков, но точность такая же. А из луков люди стреляют плохо, так зачем они их взяли?    - Ну как зачем? - криво улыбнулась Исалина. - Пленных они брать не собираются или уведут с собой после нападения, а вот стрелы в телах убитых будут доказательством того, что засаду устроили эльфы. Перевес над бойцами Гушлара они устроили знатный, только за баррикадой всемеро больше людей, чем у Гуталамо. Да в лесу вдоль дороги столько же, это не считая лучников. Может, тех, кто в машине Сергея, и не достанут, в вот рыцарей на уламрах выбьют, жалко ребят. Полечу-ка я, расскажу ребятам, что для них приготовлено.    Исалина стремительно ушла назад и вниз, остальные девушки продолжали наблюдение. Через десять минут верховная ведьма вернулась и присоединилась к наблюдательницам, довольно сообщив:    - Предупредила, - а потом, обиженно добавила: - Сказали, чтоб не мы вмешивались, мол, сами справятся! Самоуверенные мужики, что с них возьмёшь?    - А мы вмешаемся! - воинственно заявила Айлиона, сестра её поддержала. Эльфийка распахнула свои и без того большущие глаза:    - А как мы это сделаем? У нас же нет оружия!    - Алидка тоже оружие и очень грозное! Ею можно ударить так, что с ног сбить, - заявила Алина. Айлиона поддержала сестру, кровожадно заявив:    - Можно ударить так, что уже с ног не встанет, а можно и голову оторвать!    Девушки стали демонстрировать, как они могут бить алидками, показывая выпады и перевороты. Эрилина за ними зачарованно наблюдала, а Исалина охладила пыл воздушных воительниц:    - Мы вмешаемся только в крайнем случае, а ты, Эрилина, будешь в стороне, что бы не происходило. Ты ещё недостаточно освоила алидку, да и туника на тебе из обычной ткани, а не такая, как у нас!    - А что у вас за туники? - поинтересовалась эльфийка, ведьма улыбнулась:    - Пошитые лучшим мастером, такие, что арбалетный болт не пробьёт! Стрела, выпущенная из лука, не эльфом, а человеком, тем более!    Пока девушки строили воинственные планы, внизу к баррикаде приближался самоходный сарай. Рыцари на уламрах остались за поворотом, так как, несмотря на свои доспехи, они были уязвимы для стрел. Самоходный сарай не оказался неожиданностью для засады, видно там и готовились к его появлению. Когда до баррикады оставалось меньше пятидесяти метров (или пятидесяти зарий), позади краулера, преграждая ему путь к отступлению, упало несколько толстых деревьев. Осыпаемый стрелами, сарай продолжал невозмутимо двигаться вперёд. Хоть краулер и не бронированная машина, но пробить его корпус стрелой - невозможно, тем более обшитый досками. Видя безрезультатность стрельбы из луков, из-за баррикады выскочили люди в большинстве вооружённые топорами.    - Так они всю маскировку попортят, - забеспокоилась Айлиона, Алина её поддержала:    - Могут и корпус помять, иди даже пробить! Всё-таки краулер не предназначен для боёв, он хоть и большой, но это транспортная машина!    Сбоку открылась дверь и из машины выскочил Сергей с плазменным резаком. Часть корпуса краулера закрывала ему обзор, поэтому он отбежал от краулера на несколько шагов и ударил, как и обещал Храмову, расфокусированным лучом. Но даже и этого хватило нападающим, они остановились, обожженные и ослеплённые. Но не все, их фронт был слишком широк, кто-то продолжал бежать. А кто-то в замешательстве остановился - ведь явно применили магию, хотя такого не должно было быть! Сергей поднял плазменный резак, но ничего сделать не успел, стрела, попавшая в вырез рубашки, уложила его наземь. До этого три стрелы, попавшие в рубашку (целились в сердце) особого вреда ему не причинили. С громким криком Айлиона устремилась вниз, за ней ринулась и Алина, чуть замешкавшись к ним присоединилась Исалина. Последней вниз полетела Эрилина, хоть ей и наказывали не вмешиваться и оставаться на безопасной высоте, но она не могла удержаться, когда её подруги (а ведьм она уже считала подругами) бросились в бой.    Увидев, что произошло с Захаровым, из краулера выскочил Гуталамо с мечом, за ним последовали эльфы, обнажив свои сурхи. Стрелок, что так удачно попал в Захарова, увидев эльфов, хищно улыбнулся и растянул тетиву своего большого лука, но выстрелить не успел. Налетевшая сзади Айлиона сильным ударом алидки сбила его с дерева (кто же ожидает нападения сзади, сидя высоко на ветке?), стрелок упал на землю. Удар был настолько силён (то ли алидки, то ли о землю), что лучник остался лежать без движения. Впрочем, не он один, ведьмы, стремительно двигаясь, скользящими ударами своих досок сбивали стрелков с деревьев, словно собирали урожай диковинных фруктов. На земле всё обстояло не так благополучно, разбойники, или кто там были эти нападающие, теснили Гуталамо и эльфов. Захарова унёс в краулер высочивший вслед за эльфами Азман. Гуталамо засвистел, подавая сигнал своим рыцарям, и Алина засмотрелась на эту атаку. Поваленные деревья, что должны были заблокировать обратную дорогу краулеру не стали преградой для боевых уламров. Алина даже представить не могла, что ослики могут так высоко прыгать, терранские точно так не умели! Да и сама атака... Конечно, Гуталамо фехтовал лучше, да и Алина это делала лучше любого из гушларских рыцарей, но поражала слаженность их действий. Весь отряд действовал как один человек, не прошло и пары мгновений, как бандиты, численно превосходящие отряд почти вчетверо, были разгромлены: те, кто не был убит, бежали за свою баррикаду (таких осталось очень мало). Но до победы было ещё далеко, видно, штурмовать необычный самодвижущийся сарай выбежали не все, кто сидел в засаде. Гуталамо и его люди, выстроившиеся около краулера, с тревогой наблюдали, как из леса появлялись всё новые и новые бандиты. Азман щёлкал настройками плазменного, резака увеличивая его фокусировку, попытавшему было этому возразить Храмову, Марк пояснил:    - Пётр Ильич, тут уже не до гуманизма! Сергея хотели убить и почти в этом преуспели, эти бандиты ясно показали, что щадить нас не будут! Поэтому будем отбиваться всеми доступными средствами!    - Да, Марк, - поддержал первого навигатора Гонсалес и с сожалением добавил: - Жаль, что резак у нас всего один!    Розовский был согласен со своим коллегой, а не с начальником. Гуманизм можно будет и позже проявить, а сейчас надо было защищаться, Розовский спросил у Гуталамо:    - Можем ли мы чем-то вам помочь?    - Спрячьтесь в машину, вы нам будете только мешать, - ответил владетель Гушлара, Азман его поддержал:    - Да, спрячьтесь и посмотрите как там повязка у Сергея, не открылось ли кровотечение! Надеюсь, что Исалина умеет лечить и такие раны!    Храмов и Розовский последовали совету Гуталамо и Азмана, а вот Гонсалес остался, его горячая южная кровь не позволяла ему прятаться, когда другие собирались драться. Глядя на бандитов, взобравшихся на баррикаду, он спросил:    - Чего это они не нападают? Видят же что нас намного меньше!    - Боятся, - ответил Гуталамо, не ставший настаивать на своей просьбе - спрятаться. Показав на тех, кого зарубили его воины, пояснил: - Боятся, мы показали, что сумеем дать отпор. А умирать первым никто из них не хочет.    - Да, отпор дать сумеем, но и чтоб штурмовать их баррикаду у нас сил недостаточно, - дополнил своего командира Резарно. Гонсалес понимающе кивнул:    - Патовая ситуация. Хорошо хоть девушки в безопасности!    Один из взобравшихся на баррикаду выделялся своими богатыми доспехами, собрался что-то прокричать, видно выдвинуть условия сдачи, но не успел это сделать. Из леса стремительно вылетели, что-то орущие Алина и Айлиона. Принцессы обрушились на стоящих на завале, сбивая тех вниз. Многим при этом вроде как не сильными, скользящими ударами своих досок разбивали головы. Сделав над баррикадой круг, девушки обрушили на бандитов, сгрудившихся внизу вал огня, это явилось последней каплей, уцелевшие бандиты, бросились бежать (воевать с магами без магической поддержки - гиблое дело!). Бежали и те, кто готовился к нападению у кромки леса, им было это легко сделать - развернулись и скрылись в чаще. В засаде не было магов, так как они были бесполезны в Застрийском ущелье, ведь здесь блокировались любые проявления магии. Разогнав бандитов огнём, Айлиона столь же стремительно скрылась в краулере, а Алина повисла на шее у Гуталамо:    - Лавит, ты не пострадал?    Пообниматься им не дала подлетевшая Исалина. Предварительно убедившись, что и с её Марком всё в порядке, спросила у Алины:    - Как вам это удалось? Огонь такой мощности! Я понимаю - алидки, там заклинание закольцовано само на себя и не поддаётся внешним воздействиям, но то, что вы сделали?! Это в принципе невозможно! Всякая магия здесь блокируется! Хризолан...    - Я почувствовала, что Айлиона очень расстроилась и рассердилась, вот мне и захотелось ей помочь. Так захотелось...    - Что ты нарушила все законы природы! - теперь перебила Алину Исалина, не дав той договорить. - Вот так просто захотела, взяла и нарушила!    - Где я нарушила и как? - возмутилась Алина. - Лес стоит, такой же зелёный, небо такое же голубое! Вон белые облачка появились, но я здесь ни при чём, они сами по себе там плывут! Так что же я нарушила?    - Ладно, с этим потом разберёмся, сейчас надо разобрать завал и двигаться дальше, - произнесла верховная ведьма, глядя на нагромождение древесных стволов. Алина улыбнулась и вытянула перед собой руки, но ничего не произошло. Девушка ощутимо напряглась, результат был тем же - поваленные деревья как лежали, так и остались лежать. Алина встряхнула руками, потом на одной из её ладоней появился огонёк, довольно слабый, продемонстрировав его Исалине, девушка немного обиженно сказала, показывая в сторону баррикады:    - Вот! Законы природы восстановлены, но что теперь делать нам? Как убрать те деревья?    - Там где бессильна магия, техника будет на высоте! - торжественно провозгласил Азман с плазменным резаком наперевес, направляясь к завалу. Алина, глядя на воинственный вид первого навигатора, фыркнула:    - И как долго ты будешь пилить эти деревья? До вечера? Или и весь следующий день? Посмотри, у них же стволы в три обхвата!    - Технику, тоже надо с умом применять! - ответил Марк, подступаясь к завалу. Алина снова фыркнула, оглянувшись - Айлиона высунулась из краулера и позвала Исалину, девушки скрылись внутри машины. А к Алине, с интересом наблюдавшей за действиями Азмана, присоединилась Эрилина. Марк под едкие комментарии девушек не стал резать все стволы, ограничившись только двумя, в основном, он рубил тонкие ветки.    Пока Азман (воевал с баррикадой) и Алина с Эрилиной (комментировали действия Марка) были заняты важным делом, стрелок, что сбила с дерева Айлиона, очнулся и сел. Он не пытался встать, видно, его ошеломил удар алидки, да и падение на землю с высоты не прошло даром. Капюшон, ранее скрывавший голову, уже её не закрывал. Волосы стрелка были белые, не седые, а именно белые, а кожа очень смуглая, почти чёрная. Пытаясь прийти в себя, стрелок потряс головой, при этом, показались острые уши, такие же как и у эльфов.    - Это кто? - поинтересовалась Алина, отвлекаясь от своего важного занятия. Эрилина, тоже оставив Марка без своих замечаний, пояснила:    - Дроу, тёмный эльф!    - На нас, что, напали эти самые дроу? Вроде остальные были как нормальные люди, - удивилась Алина, подошедшая к пленнику. Там же собрались все эльфы и часть воинов Гуталамо, во главе с ним самим. Он и ответил Алине:    - Остальные были люди, а этот - дроу, наёмник. Он должен был выбить командиров нашего отряда, так как стреляет из лука намного лучше и быстрее людей. Те должны были обеспечить плотность стрельбы, просто создав общий фон для этого.    - Лавит, а ты откуда это знаешь? - поинтересовалась девушка у своего жениха, во время объяснения, ткнувшего пальцем в пленного дроу. Гуталамо пожал плечами:    - Это и так ясно. Разве не так?    Последний вопрос был адресован тёмному эльфу, но тот гордо молчал. Вышедшая из краулера Айлиона, рассказала, что жизнь Сергея вне опасности, его подлечили (в основном Исалина своей травой, Айлиона только ассистировала, но магией). Тут взгляд девушки упал на пленного, потемнев лицом, Айлиона сказала:    - Его надо убить! Он стрелял в Сергея!    - Ну как же убить? - вмешался Храмов. - Это же неизвестный тип разумных! Можно сказать вымирающий вид! До сих пор мы ни одного такого не видели!    - Ну да, совсем вымирающий вид! - поддержала то ли сестру, то ли начальника научников Алина. Всё-таки сестру, потому что девушка добавила: - Айлиона его пристукнет и он быстренько вымрет как вид!    При этих словах тёмный эльф чуть заметно дёрнулся. Видно, он ожидал, что его не пощадят, но вот так слушать спокойное обсуждение дальнейшей своей судьбы, даже для абсолютно хладнокровного или старающегося казаться таким очень неприятно.    - Ну нельзя же убивать так сразу! - не сдавался Храмов в попытке отстоять жизнь такого интересного образца местного населения. Пытаясь найти доводы, помиловать дроу, начальник научников начал приводить свои аргументы: - Сначала надо со всем тщанием изучить...    - Точно! Сначала, Пётр Ильич, надо изучить, годится ли он на колбасу! - перебила Храмова Алина, вспомнив розыгрыш в трактире, многозначительно подмигнув сестре, та, включаясь в игру, важно кивнула:    - Да, уважаемый начальник научной экспедиции досконально изучит, годится ли этот конкретный экземпляр на колбасу, так сказать, проверит его вкусовые качества. А уж потом мы его засунем в автрический спектрометр.    Название диковинного прибора всплыло в памяти Айлионы, но это были знания Алины. А для тёмного эльфа, как и остальных местных жителей, название этого измерительного прибора звучало довольно устрашающе. Что сёстры, пытаясь напугать дроу, просто дурачатся, поняли Лавит, сохраняющий на лице многозначительную мину, и Исалина, едва сдерживающая хихиканье. Остальные приняли слова сестёр за чистую монету. А растерянный Храмов невпопад спросил:    - Что изучить? И куда засунуть? Как вы это представляете? Автрический спектрометр - это же...    - Изучить вкусовые качества! - хором ответили Алина и Айлиона. А Алина с серьёзным видом продолжила:    - Если он туда не влезет целиком, будем всовывать по частям!    - Порежем? - не поняла Айлиона, её сестра уточнила:    - Я же сказала - по частям, но целиком! Резать не будем!    Тёмный эльф, которого собирались целиком, но по частям куда-то засовывать, испуганно замер, остальные тоже молчали, пытаясь осмыслить задуманное Алиной. В этот момент сверху послышался гул и перед краулером медленно опустился квадрокоптер. После того как он встал на опоры и его винты перестали вращаться, Алина обрадовано заявила:    - О! Как раз вовремя прилетело, сейчас мы его и будем туда засовывать!    - Кого засовывать и куда? - деловито поинтересовался квадрокоптер голосом ван Вейдна, при этом с жужжанием провернул свои камеры, оценивая окружающую обстановку.    - Да вот, Алина и Айлиона хотят местного жителя на колбасу пустить, - наябедничал Храмов, квадрокоптер тем же деловым тоном поинтересовался:    - Продукты закончились? Что-то быстро, вроде взяли достаточный запас. К тому же жених Алины обещал, что по дороге будут заведения общепита и что голодными не останетесь. Постойте! Из кого они хотят сделать колбасу? Из местного жителя? Или вы так назвали какое-то животное? Я бы не спешил его есть - возможно, оно ядовитое!    - Вы не понимаете, они уже не первый раз хотят захваченных местных жителей на колбасу пустить! И это совсем не животные. Это люди! - взвизгнул Храмов и обиженным тоном продолжил: - Я думал это шутка, а они всерьёз обсуждают, как будут перемалывать...    - Автрическим спектрометром, - хрюкнул Азман, он как раз закончил с деревьями и теперь слушал, а то, что было сначала, ему рассказала давящаяся от смеха Исалина.    - Отставить балаган, доложить обстановку! - строго сказал квадрокоптер и пожаловался: - Слишком густой лес. Я не мог отследить ваш отряд, девушки тоже исчезли из поля зрения. Кстати, их было три, а теперь и четвёртая появилась, кто это?    - Эрилина, - односложно ответила Алина, а квадрокоптер задал следующий вопрос:    - А где Захаров?    - Устраняет мелкую неполадку, - так же быстро ответила Алина, в квадрокоптере что-то хмыкнуло, и камеры ещё раз провернулись, затем прозвучал ещё один вопрос:    - Я вижу, с засадой, о которой предупреждал Мартуран, вы разобрались очень решительно, судя по всему, этот пленный один из тех, кто её устроил? Вы только его одного захватить сумели, а остальных...    - Разбежались, - снова поспешила ответить Алина, ван Вейдн видел только зарубленных людьми Гуталамо, а тех, кого за баррикадой сожгли сёстры, видно не было.    - А теперь они и его... - опять начал Храмов, показывая на дроу, но голос из квадрокотера его решительно оборвал:    - Хватит, я это уже слышал. Неужели вы до сих пор не можете понять, когда Алина говорит серьёзно, а когда начинаются её шуточки?    Основной разговор вёлся на завене, реплики Храмова переводил его браслет, а вот ван Вейдн говорил и отвечали ему на терранском. Тёмный эльф не понял этой части разговора, но по тону ему стало ясно, что прилетевший странный предмет или тот, кто в нём сидит, пользуется большим авторитетом или даже командует теми, кто хотел сделать из него колбасу. Погибнуть в бою - это почётно, даже если тебя после этого не похоронят. Убийство пленника, даже после жестоких пыток, тоже не является чем-то необычным, тут важно не проявить слабости и боги оценят и дадут почётное посмертие. А о каком посмертии может идти речь, если тебя по кускам, но при этом целиком перемелют на колбасу? Да ещё и при помощи какой-то непонятной штуки? Может, она отберёт душу и сразу бросит её в нижние миры? Какую судьбу может иметь душа, из тела которой сделали колбасу? Ведь колбасу потом съедят, а что может быть позорнее для воина, чем быть съеденным в виде колбасы? Хоть как ни трудно было эльфу, но поднялся, вернее, переместился в положение на одном колене и обратился к летающему предмету:    - Прошу меня избавить от уготованной печальной участи быть пущенным на колбасу! Я готов принести клятву вечной преданности или же, если вы считаете меня недостойным такой чести, приму любые муки, на кои вы меня обречёте! Ещё раз прошу о снисхождении и приму любое ваше решение!    - Как излагает! Такого красноречивого жалко не то что на колбасу, а и просто убивать, - восхитилась Алина. Айлиона была не согласна с сестрой:    - Он стрелял в Сергея! Чуть его не убил! Он заслужил смерть!    - Дабы другим неповадно было отказываться от колбасы, - хмыкнул Марк.    - Алина! Разберись с этим молодым человеком, - скомандовал ван Вейдн, который не совсем понял, о чём идёт речь. Алине, а не Азману, он это поручил, потому что считал, что в местных делах она ориентируется лучше. Молчавшая до этого Найда перевела высказывание капитана на завене и от себя добавила, что верховный повелитель корабля, поручает судьбу пленника миррэ Алине. Тёмный эльф в той же коленопреклонённой позе повернулся к хихикающей Алине (её рассмешил титул, которым Найда назвала капитана) и не менее торжественно произнёс:    - О прекраснейшая из воительниц! Величайшая из магов!..    - Вреднейшая из ведьм, - не удержался, чтоб не вставить реплику Марк.    - Вреднейшая из ведьм, - послушно повторил эльф, вызвав всеобщие смешки. Увидев, что сказал что-то не то, дроу быстро повторил то, что говорил ван Вейдну. Но сделал он это намного торжественней, чем тогда (оно и понятно, тут говоришь красивой девушке, а там какой-то непонятной летающей и говорящей конструкции). Алина растерялась, не зная, что ответить. Подсказал Гуталамо, тихо проговорив:    - Скажи, что согласна принять клятву.    Алина повторила слова жениха, добавив от себя, что клятву дроу должен дать не только ей, но и сестре. Дроу (хоть как он не боялся быть пущенным на колбасу, но традиции есть традиции) хотел возразить, что подобная клятва приносится только тому, кому предназначена, а не нескольким адресатам. Но увидев двух одинаковых девушек, стоящих рядом, раньше он, пребывая в смятение чувств, раньше не очень-то и приглядывался к ним, решил, что в данном случае можно сделать исключение - потом-то трудно будет разбираться, кому приносил клятву.    Дроу достал кинжал и, разрезав себе руку, стал клясться. Делал он это долго и красноречиво, Храмов с криком "Что ж вы меня не предупредили" сбегал в краулер за видеокамерой, его не смутило, что можно было заснять эту процедуру на камеру браслета-переводчика (на помолвке Алины и Гуталамо, Айлионы и Захарова начальник экспедиции так и поступил), но в браслете была обычная видеокамера. В эту поездку Храмов взял с собой камеру высокого разрешения, чтоб запечатлеть всё интересное, и вот - первый такой случай, а его не предупредили!    - Я Сауторн Са'Ласаини из рода Зелёных Лучников, - нараспев говорил эльф, дальше он долго и витиевато клялся верно служить миррэ Алине и миррэ Айлионе, до тех пор пока солнце светит, стоят горы...    - И небо висит, - снова не смог удержаться Марк Азман, но сказал это тихо, чтоб не нарушать торжественности. Из всех зрителей этой церемонии только он один был занят: вытащил из краулера кабель и подсоединял к квадрокоптеру, что подзарядить того. Оказавшемуся рядом Гуталамо Азман тихо сказал:    - Ножик-то у этого зелёного лучника не маленький. Этот стрелок мог запросто пырнуть кого-нибудь или метнуть. Всё-таки надо было его обыскать, пока он тут без памяти лежал.    - Это ритуальный кинжал, - ответил Лавит, увидев, что Марк не понял, что может помешать дроу запустить в кого-нибудь своей ритуальной железкой, пояснил:    - Расстаться с ритуальным кинжалом дроу не может. Потерять его, а именно это может произойти, если он метнёт свой кинжал, будет для дроу страшным позором, даже смерть его не сможет смыть. А ударить... Да ритуальным кинжалом запросто можно кого-нибудь зарезать, но для этого надо дотянуться до того, кого бьёшь, а этого мои воины не позволили бы. Да и я начеку был.    А тёмный эльф ещё долго продолжал в том же духе. Гуталамо продолжал просвещать Азмана о местных нравах:    - То, что дроу клянётся верно служить Алине и Айлионе, не значит, что он будет их слугой. Это клятва вассала своему сюзерену. Но это верность больше, чем верность слуги, если будет надо дроу умрёт за девушек, - увидев удивлённо поднятые брови Марка, Лавит пояснил: - Не зарежет себя, чтоб доказать верность, а закроет собой в бою. Или останется прикрывать, жертвуя собой, но давая время Алине и Айлионе уйти.    - Надеюсь, до этого не дойдёт, я имею в виду безнадёжную ситуацию, - буркнул Азман, отсоединяя разъём питающего кабеля от квадрокоптера. Тот ничего не сказал, только удовлетворённо хмыкнул, или довольный тем, что восстановил заряд своих батарей, а может, ван Вейдна удовлетворило сказанное Гуталамо. Загудев, квадрокоптер ушёл в небо, немного сбив Сауторна Са'Ласаини с торжественного настроя. Когда церемония клятвоприношения закончилась, Марк предложил продолжить движение.    - Интересно, как вы дальше поедете? Ты там резал, резал, но завал остался нетронутым, - ехидно заметила Исалина. Марк приобнял её и ласково пояснил:    - Чтоб развалить это, выглядящее таким несокрушимым, сооружение, совсем не обязательно порубить все деревья на дрова. Достаточно перерезать ветки их сцепляющие, а остальное сделает краулер, это очень мощная машина, тащить три гружёных прицепа - для неё норма. Вот так то, моя ведьмочка, сейчас поедем, и ты в этом убедишься.    - Какой ты у меня умный! - с прежним ехидством похвалила Марка Исалина, тот надул щёки и закатил глаза. Поворошив волосы своему избраннику, улыбающаяся ведьма сообщила: - Всё же я предпочитаю алидку. Полетели? Как Марк проломит это завал, посмотрим сверху.    Предложение было адресовано девушкам, но Айлиона отрицательно покачала головой, сказав, что останется с Сергеем. Алина решила поддержать сестру и тоже отказалась лететь. Дроу по просьбе Резарно, который хотел допросить пленника, а теперь вассала принцесс, взяли в кабину краулера. Хотя людей и эльфов прибавилось, а Захаров (его положили на заднее сидение) с Айлионой заняли весь задний ряд, в кабине было по прежнему просторно. Эльфы-музыканты разместились в предпоследнем ряду, подальше от дроу, которого посадили во втором ряду, сразу за местами водителя и штурмана, вёл краулер Азман, на месте штурмана сидел Гуталамо. Во втором ряду сидел Резарно, дроу, Алина и Храмов, которому пообещали, что он поговорит с Сауторном сразу после начальника тайной службы Гушлара. Храмов надеялся послушать, о чём они будут говорить, но хитрый Резарно вёл беседу на кое, разновидности эльфийского. Алина, к её удивлению, этот язык знала (эти знания ей достались от Айлионы), но Храмову об этом говорить не стала. Гуталамо (Резарно специально так посадил дроу) тоже слушал, что спрашивал Артамис и что отвечал Сауторон. Как выяснилось, тёмный эльф не входил в состав банды, что должна была напасть на отряд Гуталамо, да и не банда это была, а сборный отряд воинов Вираты и Занары. Большинство - хорошо обученные наёмники, но были (примерно треть от общего числа) и те, кто служит в тайных службах. У отряда Гуталамо не было ни малейших шансов отбиться, даже с краулером и плазменным резаком! Только демонстрация магии заставила противников отступить, ведь в отряде у них не было мага! Услуги мага стоят дорого, а зачем за них платить, если знаешь, что они не понадобятся. Ведь все знают, что в Застрийском ущелье магия не действует!    Пока шёл быстрый допрос пленника, вернее, не пленника, а уже вассала Алины (может, потому дроу так подробно и охотно отвечал), Марк завёл машину и осторожно двинулся вперёд. Уже у самого завала одна из камер внешнего обзора (Сергей их немерено натыкал на стенах внешней деревянной обшивки) была переведена вверх.    - Наблюдает, - произнёс Азман, в его голосе не было обычного ехидства. Алина могла поклясться, что произнесено это было с восхищением и даже с любовью. Глянув на экран, девушка увидела две алидки, парившие над завалом, девушек, стоящих на них, не было видно, но было понятно, что это Исалина и Эрилина.    - Но это же невозможно?! - выдохнул Сауторн, глядя на парящие над завалом алидки, как его сбили с дерева, он не понял, когда девушки прилетели - не видел, так как лежал в беспамятстве, а когда улетали, тоже не видел, потому что уже был в краулере.    - Но почему же невозможно? - переспросил Азман и, решив, что вопрос дроу относится к его действиям, пояснил: - Эта баррикада только кажется несокрушимой потому, что большая. Стволы деревьев навалены кое-как, понятно, что их таскать и складывать никто не собирался. Они сцепились только ветками, ещё три ствола упали, образовав клин, вот их то я и перепилил. А сейчас - вуаля!    Краулер упёрся носом в завал, и деревья, которые Азман плазменным резаком превратил в брёвна, раскатились, открыв дорогу, на её обочинах лежали обгоревшие тела. Огненный удар был такой силы, что не просто сжигал, но ещё и отбрасывал в стороны. Хоть как ни противно было на это смотреть, Азман сказал:    - Чистая работа! Не придётся по этим трупам ехать, а потом колёса чистить.    - Это невозможно! - выкрикнул дроу и на этот раз. - Это можно сделать только магией. А в Застрийском ущелье магия не действует. Любой маг, даже самый величайший, здесь бессилен!    - Всё когда-то случается в первый раз, вот и сейчас - случилось, - сказала Алина, отворачиваясь. Всё-таки бить огнём в пылу боя - это одно, а вот так, вблизи, наблюдать дело рук своих и магических способностей - совсем другое.    - Миррэ, прошу вас, не смотрите, это зрелище не для девичьих глаз, - проявил заботу о нежной девушке Сауторн.    - Кстати, как на вашем языке называются вассал и сюзерен? - спросил Марк у дроу, растолковав тому значения этих слов, о том что клятва Сауторна между ним и принцессами устанавливает именно такие отношения, ему раньше рассказал Гуталамо. Он же вместо дроу и пояснил:    - Вассал - будет так же как и на завене, а сюзерен-женщина - ассалана.    - Не нравится мне это, то ли солить, то ли уже посолили, - возразила Алина и предложила дроу: - А давай по именам и на ты, идёт?    Сатурон осторожно взял протянутую девушкой руку и поцеловал, но почувствовав рукопожатие, пожал в ответ. Айлиона засмеялась:    - Меня Алина зовут, можно просто - Аль. Тебя Сауторн, а можно Саут? А то полное имя долго выговаривать.    Может, дроу и хотел возразить, но к нему повернулся Азман и тоже протянул руку:    - Марк, сокращать вроде некуда. Можно, конечно, но тогда сплошное мычание получится.    - Вы только что предложили ему свою дружбу, причём совершенно бескорыстно, ведь он у Алины в подчинении, а Марк вроде ей ровня. Бескорыстная дружба дорого стоит. А он, пожав ваши руки, её принял, теперь он ваш до гроба, - Гуталамо это произнёс на терранском и тоже протянул тёмному эльфу руку: - Лавит, надеюсь, в дальнейшие представления не требуются?    - Владетель Гушлара, - полушёпотом произнёс дроу и посмотрел на Алину: - А вы... Ты?    - Принцесса Зирны, невеста Лавита.    Сауторн, теперь просто Саут, перевёл взгляд на снова повернувшегося к нему Азмана, тот важно представился:    - Первый навигатор малого экспедиционного космического корабля "Находка", и прошу учесть, что Алина там только третий навигатор.    Дроу с некоторым благоговением посмотрел на ухмыляющегося Марка - какой же знатностью надо обладать, чтоб носить титул первого навигатора, если принцесса Зирны, только третий! Марк отвернулся, чтоб следить за дорогой, его эстафету подхватил Гуталамо:    - Кстати, Саут. То, что ты видел на дороге, устроили две девушки, одна сидит рядом с тобой.    - Аль, - повернувшись к Алине, дроу произнёс её имя, так словно пробуя его на язык, - Аль, неужели это сделала ты?! Ты величайший маг современности!    - Ну не я одна, - скромно опустила глаза Алина, - это мы вместе с сестрой, а вот и она.    Алина кивнула в сторону подошедшей Айлионы, та, недобро посмотрев на дроу, спросила:    - И когда мы его будем убивать? Надеюсь, вы его уже хорошенько допросили?    Дроу растерянно посмотрел на свою первую ассалану, та пояснила:    - Саут, ты подстрелил её жениха, если бы он умер, Айлиона тебя убила, и никто ей не смог бы помешать. - Повернувшись к сестре Алина спросила: - Как там Сергей?    - Спит, уже намного лучше. Травки Исалины и моя магия, под её руководством, поставят его на ноги через два дня. Исалина обещает. А что тут у вас произошло, что вы такие друзья?    Алина всё рассказала сестре, и та протянула руку Сауторну:    - Айлиона, можно Айль. надо же нас с сестрой как-то отличать, хотя женихи не путают.    Тёмный эльф смотрел на двух совершенно одинаковых девушек, отличающихся только вышивкой на тунике и пытался найти хоть малейшее различие в их внешности. Не бывает абсолютно одинаковых близнецов! Верный, внимательный глаз всегда найдёт отличия, а глаз у Сауторна Са'Ласаини из рода Зелёных Лучников был один из лучших в роду. А Алина, словно издеваясь, встала рядом с Айлионой, и они несколько раз быстро поменялись местами. После чего обе сестры хором спросили:    - Ну и где из нас кто?    - Ты Алина, а ты Айлиона, - ответил Саут.    - Он запомнил ваши вышивки, - засмеялся Гуталамо.    - А вы снимите свои туники, - предложил Азман и быстро добавил: - Исключительно для чистоты эксперимента, я смотреть не буду. Задание-то не мне, да и за дорогой следить надо!    Девушки так же одновременно фыркнули, а Марк продолжил просвещать Саута:    - Удивительная синхронность, синфазность и полное единодушие в намерениях. Вот так они одновременно и ударили по тем на дороге, что за баррикадой. Те, кто не остался там лежать, в панике разбежались, да и те, что из леса на нас хотели напасть тоже так рванули, что...    Досказать, как убегали хотевшие напасть на отряд Гуантанамо, после того как сёстры-принцессы продемонстрировали свои возможности, Марк не смог - перед краулером упали две алидки. Исалина и Эрилина затормозили перед самой землёй. Марк чертыхнулся, но затормозить успел и сделал это достаточно плавно, чтоб не потревожить сон Сергея, а вот выскочившая из краулера Айлиона не сдерживала эмоций:    - Арархин узрын дао! Каабур зулу!    - Судя по твоему виду и реакции окружающих, это нечто весьма забавное, ты мне потом запишешь? - попросил Марк, выбравшийся из машины вслед за девушкой. Эрилина покраснела, видно, она тоже знала это выражение и его смысл, а Исалина предложила:    - Я сама тебе это запишу и даже покажу, но вряд ли это тебе понравится!    - Исалина, ты же знаешь, Сергей ранен, его надо аккуратно везти, а ты заставляешь Марка выделывать почти акробатические трюки! - Алина перевела слова Айлионы на общедоступный, при этом глядя на Марка и хихикая, видно она тоже знала, что означает это ругательство на языке гоблинов, и представила то, что Исалина проделает с Марком. А верховная ведьма сообщила:    - За тем поворотом выезд из Застрийского ущелья, а я хочу проверить одну свою догадку. Алина, Айлиона, идите сюда! Станьте тут и попробуйте туда вон ударить огнём или хотя бы бросить огненный шарик. - Исалина показала в сторону от дороги, поскольку лес редел, но скал из хризолана ещё было много, там была большая поляна. Как и следовало ожидать, у девушек получились маленькие огоньки и хиленькие шарики.    - Даже это большое достижение, - с восхищением в голосе произнёс Саут, - вокруг нас пять скал из хризолана и всего на расстоянии четверти полёта стрелы, тут даже у архимага ничего не получится!    Девушки одновременно пожали плечами, будто говоря - мы не архимаги, может, поэтому у нас что-то и получилось. Исалина улыбнулась и развела руками, словно сожалея о слабосильности своих подружек, но вдруг закричала, показывая на ближайшую скалу:    - Туда! Вместе! Ударили! Быстро!    Девушки не раздумывая вскинули руки и тугой факел ударил в хризоланувую скалу, возвышающуюся в пятидесяти зариях. Удар был настолько силён, что скала рассыпалась мелким щебнем!    - Тяжёлая артиллерия! - высказал своё восхищение Родриго Гонсалес, Артём Розовский был с ним согласен. Марк улыбался с таким видом, будто он и ожидал от девушек чего-то подобного. Лавит Гуталамо смотрел на Алину с гордостью, а Артамис Резарно сохранял ледяное спокойствие, сила девушек была дружественна его другу и господину. Эльфы, что светлые, что тёмный, застыли с открытыми ртами. Впечатлены были и гушларские рыцари, хотя они уже видели нечто подобное, там, в глубине леса, у засады. А Исалина довольно потирала руки, видно, она получила тот результат, на который и рассчитывала.    - Ну что ж, если ты получила тот результат, что хотела, то предлагаю поторопиться, - произнёс Гуталамо, показав на низко опустившееся солнце, - до гномьей заставы четыре бизарии, до темноты мы должны успеть.    - Гномьей заставы? - удивилась Алина, Лавит пояснил:    - Там граница Горного царства и Зирны. При заставе неплохой трактир и постоялый двор, но гномы не любят ночных гостей, если не успеем, можем перед заставой и заночевать.    - Мы полетим вперёд и закажем ужин и места в гостинице, - предложила Эрилина.    - Верное решение, - улыбнулся Резарно, - если деньги заплачены, гномы будут ждать клиента до хоть утра.    - Я с вами, - решила присоединится к Исалине и Эрилине Алина. Айлиона, сказав, что останется с Сергеем, скрылась в краулере. Алина, вытащив свою алидку и поцеловав Гуталамо, улетела к гномьей заставе и неплохой гостинице, видно, чтоб, как сказал Марк, успеть занять лучшие места. Сауторн, глядя вслед улетевшей девушке, спросил у Азмана:    - Алина - ведьма?    - Да, ведьма и Айлиона тоже ведьма, твои ассаланы - ведьмы! - улыбнулся Марк и, видя растерянность дроу, попытался того успокоить: - Как ты видел, они не только ведьмы, а ещё и очень сильные маги. Моя Исалина тоже ведьма, да и Эрилина, а она как ты заметил, светлая эльфийка, и уже стала ведьмой.    - Но как же так? - не мог прийти в себя дроу, повернувшийся к нему Гуталамо (они уже ехали в краулере) спросил:    - Саут, ты что-то имеешь против ведьм?    - Да, нет... Но всё же...    - Всякая женщина - ведьма, по крайней мере, в душе, - философски заметил Азман и продолжил размышлять вслух: - И когда у неё появляется возможность проявить эти качества, она их обязательно проявит. Тут уж никуда не денешься, мы, как настоящие мужчины, должны принимать это с терпением и всё равно любить своих ведьм!   

Глава одиннадцатая. Польза от умения разбираться в инструкциях и ещё о ведьмах

      Дорутон Оуктурналур взглянул в сторону зелёных холмов, темнеющих в трёх бизариях от заставы. Там было Застрийское ущелье, это ещё королевство Зирна. Даже сейчас тёмные зубы скал из хризолана, возвышающиеся над лесом, были хорошо видны. Их антимагическое влияние чувствовалось даже здесь, но это не могло быть поводом того, что маг Окунтар Вумолон отсутствовал на посту. Вообще-то маг был один (именно потому, что застава находилась у Застрийского ущелья) и постоянно дежурить он не мог, отдыхать-то надо, но сейчас была его смена и он обязан находиться на посту! Но этот молодой гном (всего-то триста лет!) явно манкировал своими обязанностями! Старший страж врат (именно так называлась должность Дорутона) бдительно вгляделся в пустую дорогу перед открытыми воротами. Застава представляла собой капитальное сооружение (даже целый комплекс таких сооружений) и состояла из массивной стены, тянувшейся от скальных сторон ущелья до надвратной башни (возвышавшейся по центру этого могучего оборонительного сооружения), служебных помещений (казармы, конюшни, административного здания) и большой гостиницы с трактиром. Там питались не только проезжающие через заставу, но и её гарнизон. Стена преграждала путь в настоящее ущелье - тут начиналась страна гномов, или как его называли - Горное царство.    Гном погладил бороду и хмыкнул - дорога была пустынна, вряд ли кто уже успеет до закрытия ворот. Днём они были распахнуты - можно было свободно проехать, заплатив пошлину, а на ночь закрывались - порядок есть порядок! Те же, кто не успел до закрытия ворот, ночевали перед ними. И никакая сила не заставила бы гномов открыть их до утра! Инструкцию надо соблюдать, а там ясно сказано - в девять вечера ворота должны быть закрыты на большой засов, и никак иначе! Но до девяти был ещё час, так что закрывать ворота было ещё рано, хоть на дороге никого и не было.    - Милейший! - раздалось за спиной старшего стража, совсем несолидно подпрыгнувшего от неожиданности:    - А? Что? Кто?    Перед развернувшимся Дорутоном стояли три девушки, вернее, две девушки и эльфийка, но если присмотреться, то там была всего лишь одна девушка. Вторая была ведьма! Неожиданность не помешала гному внимательно рассматривать этих особ, попытавшихся напугать старшего стража врат, находящегося при исполнении своих служебных обязанностей, а следовательно, готового соблюдать и выполнять служебные инструкции, невзирая ни на что! Видно, это так ясно отпечаталось на бородатом лице, что ведьма сразу приступила к делу, сообщив:    - Мы хотели бы заказать ужин в вашей таверне на сорок две персоны. Наши товарищи вот-вот подъедут, а поскольку они очень голодны, то было бы неплохо, чтоб ужин был готов к их приезду.    Гном повертел головой, пытаясь понять, откуда здесь взялись эти девицы и откуда едут их товарищи? Площадка за надвратной башней просматривалась до самой таверны и гостиницы. Незамеченной эта троица никак не смогла бы подойти, да и то, как они поднимались по лестнице, Дорутон услышал бы. Но с какой бы стороны они не подкрались к уважаемому гному, заговорили они (вернее, одна из них) о вполне реальных вещах - заказе ужина. А там где ужин, там и остановка в гостинице на ночлег, не отправятся же они в путь на ночь глядя, тем более в Застрийское ущелье, это хоть и не горы, но довольно-таки, с точки зрения гнома, дремучий лес. Ведьма, словно продолжая читать мысли Дорутона, сообщила:    - Мы как раз из Застрийского ущелья едем, а не наоборот.    - Постойте, постойте, - забеспокоился гном, - но Застрийское ущелье - это же совсем другое государство! Это Зирна! А пересекая границу, надо заплатить пошлину! Инструкция, регламентирующая правила пересечения границы...    - Ого! - удивилась девушка, которая не ведьма и не эльфийка. - Здесь границу надо пересекать по инструкции, в смысле, предварительно пройдя специальный инструктаж? А так просто перейти границу, что, нельзя?    - У гномов нельзя, - ответила девушке ведьма, - у них всё делается по инструкциям, возведенным в ранг закона. Порядки такие.    - Инструкция, регламентирующая правила пересечения границы через врата, отделяющие территорию королевства Зирна, именуемую Застрийской долиной от Горного царства, - торжественно продолжил гном, не давая сбить себя с начатого, - гласит: проходящий под сводами врат, должен заплатить въездную пошлину, в размере...    - Что-то я не поняла, - невежливо перебила гнома девушка, - проходящий должен заплатить въездную пошлину. Здесь какая-то нестыковка - входящий въездную, а въезжающий - входную? Ну, а если проходящий, то проходную. В инструкции, если она правильно написана, всё должно быть чётко указано, чтоб не было возможности её вольной трактовки! К примеру: а если вползающий? Какую пошлину он должен платить? Въездную или входную? А если движение было комбинированным?    - Это как? - растерялся гном, а девушка продолжила поучения:    - Если часть пути была проделана в транспортном средстве, часть пешком, а часть ползком?    - Но в инструкции сказано - проходящий под сводами врат. Под сводами! То есть предусматривается пересечении линии границы, а следовательно, обуславливается сам характер движения, а не его способ! - гном даже палец поднял, что должно было показать важность как инструкции, так и сказанного в ней.    - Именно, под сводами! - девушка тоже подняла палец, повторяя аргумент Дорутона Оуктурналура, наверное, для того, чтоб её доводы были убедительнее, палец она подняла выше (ей это было нетрудно сделать, так как макушка гнома доставала ей только до плеча). Девушка многозначительно покачала поднятым пальцем и ехидно спросила: - А если не под сводами, а над? Инструкция должна быть всеобъемлющая и учитывать любое возможное действие из тех, что она регламентирует.    Гном застыл с открытым ртом, пытаясь осмыслить то, что сказала девушка, а та его добила окончательно:    - Инструкции - это святое! На них флот держится, поэтому они должны быть таковыми, чтоб удержать, оправдать и не допустить!    Вообще-то, флот держится на традициях, но Алина решила, что от такой маленькой подмены понятий флот не пострадает. А вот гном впечатлился, он так и не понял, причём здесь какой-то флот, но с тем, что инструкции - святое, был полностью согласен. А девушка тоном проверяющего инспектора добавила:    - Из всего вышесказанного можно сделать соответствующие выводы и выполнить нижеприведённые действия, а именно: дополнить инструкцию в свете изложенных фактов! Я готова вам в этом оказать посильную помощь!    Эрилина, как и гном, застыла с открытым ртом, а Исалина быстро добавила:    - Принцесса Алина непременно окажет вам помощь в таком святом деле, как составление инструкций. На обратном пути, если время будет. А пока, милейший, мы бы хотели пройти в таверну и сделать заказ для себя и наших товарищей. Надеюсь, вы их дождётесь и не закроете ворота, а то, знаете ли, все блюда до утра остынут и будут не такими вкусными, что непременно скажется на репутации как вашей таверны, так и всей вашей сторожевой заставы!    Последние слова Исалина говорила строгим голосом, обращаясь к гному, говорила так, словно отчитывала за какую-то провинность. Алина тоже хмурила брови, всем своим видом показывая недовольство, Дорутон только кивал, не зная, что ответить, получалось, что его только что уличили в некомпетентности и где? Прямо на месте несения службы! Причём кто? Какие-то неизвестно откуда-то взявшиеся девицы. Хотя почему какие-то? Эта девушка, которую ведьма назвала принцессой, очень толковая и понимает, что значит инструкция и трудности её неукоснительного выполнения. Ну а ведьма... Как и положено ведьме - вредная и ехидная. Третья, всё время молчавшая девушка - эльфийка, красивая, но, как всякая женщина (а эльфийка тем более - с точки зрения гнома) умом не блещет. Старший страж врат стоял, не зная, что ответить, надо бы, но пока он собирался с мыслями, ведьма скомандовала:    - Полетели, мы и так тут задержались!    Только сейчас гном обратил внимание на странные, похожие на плоских рыб, доски, что держали девушки. Держали они их повёрнутыми к гному торцом и разобрать доска ли это или посох сразу было трудно. А девушки вскочили на эти доски и полетели! Это было невозможно, ведь блокировка магии хризоланом действовала и здесь! Но с другой стороны, стало понятно, как эта троица попала на самый верх надвратной башни и слова принцессы о том, что они под сводами не проходили! Они сюда прилетели, опустившись сразу с небес, а это надо будет обязательно учесть в новой инструкции, если этак каждый будет перелетать границу, то кто же пошлину платить будет? Да и зачем тогда вообще нужна сторожевая застава? Хотя... Трактир и гостиница-то останутся! Гном проводил глазами трёх ведьм (а кто это ещё может быть, раз они по небу летают) и задумался: надо было доработать инструкцию, занести туда необходимые изменения, тщательно их предварительно продумав. Его внимание от столь важного дела отвлёк запыхавшийся Окунтар Вумолон, поднявшийся на надвратную башню и спросивший, ошалело глядя на подлетавших к трактиру ведьм:    - Уважаемый Оуктурналур! Кто это и как им это удалось?!    - Принцесса Алина со свитой, - важно ответил старший страж врат, блеснув недавно полученными знаниями, не будет же он признаваться своему подчинённому, что появление этих девушек и для него было полной неожиданностью. Начальство должно знать всё и быть в курсе всех событий как случившихся, так и тех, что только должны произойти!    - Но как? И почему у неё такая маленькая свита? Если она принцесса? - продолжал ошарашенно вертеть головой штатный маг заставы, глядя то на своё непосредственное начальство, то на удаляющихся девушек. Дорутон, разгладив бороду, важно ответил:    - Как? Это надо у вас спросить, уважаемый Вумолон, это ваша обязанность, ведь этот полёт, несомненно, магическое действие. Ну а свита... Прибудет позже, обычным порядком. Принцесса со своими особо приближёнными прибыла раньше, чтоб сделать заказ и позаботиться о местах в гостинице. Как она сказала, будет не менее сорока персон!    - Э-э-э-э... Надо сообщить Марупону, что к нему идут, вернее, летят столь важные особы с большим заказом! - деланно забеспокоился гном-маг, стараясь по-быстрому перевести тему столь неприятного для его профессиональной квалификации разговора - как эти девушки могут здесь летать? Дорутон кивнул, действительно, он сам только что упрекал своего подчинённого в невыполнении своих служебных обязанностей, а сам поступил почти так же. Ведь дежурный на вратах должен сообщить и в трактир, и в гостиницу о путниках, решивших там остановиться. Охрана заставы - это одно, а коммерция не менее важна, даже неизвестно, что значимее! Открыв небольшой ящичек, прикреплённый к стене, гном достал предмет, который Алина, если бы увидела, назвала бы старинной телефонной трубкой. Дорутон постучал по выступающим из телефонной трубки драгоценным камням, набирая определённую комбинацию, и поднёс её к уху, при этом несколько раз проговорив:    - Старший страж врат вызывает Валатара Марупона!    Довольно долго, если судить по реакции Дорутона, не было ответа, а потом страж ворот гневно закричал в трубку:    - Опять спишь, бездельник! Там к тебе направляются три миррэ, одна из них принцесса, хотят сделать большой заказ. Если ты окажешься не на высоте, то я не буду возражать, если они тебя заморозят! Как заморозят? Они все ведьмы, сам увидишь!       - Ну подруга, ты меня удивила! - восхитилась Исалина, когда девушки летели от надвратной башни к входу в трактир. Ведьма восхищённо прицокнула языком: - Уличить гнома в незнании инструкций...    - Я не уличила, а только указала на некоторые несоответствия, - улыбнулась Алина, - уверена, что гном знает свои инструкции даже лучше, чем на память. Просто, даже в самой хорошей инструкции, невозможно всё предусмотреть, а когда твоя жизнь, а на корабле это именно так, регламентируется разными инструкциями и правилам, поневоле начинаешь в них выискивать лазейки.    - Какая у тебя тяжёлая жизнь! - искренне посочувствовала Эрилина. Алина засмеялась:    - Да не такая уж и тяжёлая, просто надо приноровиться обходить дурацкие запреты.    - Но я всё равно в восхищении! Пройти гномью заставу и не заплатить пошлину - это будет покруче, чем применять магию в Застрийском ущелье! - продолжала восторгаться Исалина. - Если ты что-нибудь этакое отчебучишь ещё и у них в трактире, то гномы тебе памятник поставят, в полный рост! Надо отдать им должное, они уважают чужие знания и умения и способны их оценить.    - Но при этом страшно задирают нос, считая, что внимания достойны только их знания и умения! - высказала своё мнение Эрилина.    - Ну что ж, продолжим удивлять, - пообещала Алина и заявила: - Для начала распахнём ногой дверь в их ресторан, или как вы их тут называете - трактир.    Девушки как раз подлетали к резным дверям гномьего трактира. Алина не стала распахивать их ногой, как не стала бить в них своей алидкой, она вытянула руку - и двухстворчатые двери открыл удар воздуха. Ведьмы, сдвинув алидки, так и влетели в широкую дверь и направились к стойке. За стойкой с открытым ртом застыл гном, одетый более нарядно, чем старший страж ворот, и с бородой, заплетенной во множество косичек. У уха он держал что-то очень напоминавшее старинную телефонную трубку (такие Алина видела в музее развития техники), сходство дополнял витой шнур, уходящий от трубки куда-то под прилавок.    - Ух ты! - восхитилась Алина. - Какой раритет!    Растерявшийся гном попытался спрятать трубку под прилавок. Но Алина, стремительно подлетев, успела выхватить интересующий её предмет из рук гнома-трактирщика, при этом девушка не переставала восторгаться:    - Это не просто раритет, это антиквариат! Можно сказать, произведение искусства!    Телефонная трубка, которую вертела в руках Алина, длина шнура позволяла это делать, вдруг заговорила голосом старшего стража ворот:    - Понял, Марупон? Они сейчас будут там у тебя! Как понял? Отвечай!    На трубке загорелся один из драгоценных камней, украшавших это переговорное устройство, как вначале думала Алина, и девушка, не думая, придавила этот зелёный огонёк пальцем, после чего сообщила:    - А мы уже здесь!    Не получив ответа, девушка некоторое время ждала, потом снова нажав на импровизированную кнопку, услышала растерянный голос старшего стража ворот:    - А? Что? Кто? Кто на связи?    Алина уже уверенно придавила этот драгоценный камень и ответила:    - Алло, на связи принцесса Алина! Как слышимость? Приём.    Снова проделав те же манипуляции, девушка вместо ответа гнома, услышала его растерянное сопение. Алина некоторое время вслушивалась в эти звуки, а затем, переключившись на передачу, отчитала растерянного гнома:    - Система связи у вас, я бы сказала, не соответствует её внешнему виду! Приём и передача у вас не дуплексные, а полудуплекс, причём на крайне примитивном уровне. А для передачи информации, в данном случае - голосового сообщения, требуется специальный запрос и разрешение, - девушка пощёлкала драгоценным камнем-переключателем. Кроме гнома за стойкой в трактире находились ещё трое гномов, и все они ошалело смотрели на девушку. Алина невозмутимо, вернула драгоценный переключатель этого переговорного устройства на передачу и попеняла невидимому, но очень громко сопящему (когда была его очередь говорить) собеседнику: - Такая примитивная организация связи требует определённого протокола общения. При окончании сообщения надо сообщить об этом словом "приём", понятно? Или у вас нет на этот случай инструкции? Непорядок! Вы этот недостаток должны устранить в ближайшее же время!    Алина строго посмотрела на притихших гномов, вначале они пробовали что-то возразить, но, видимо, упоминание, что для столь важного дела, как разговор с помощью этого переговорного устройства, не написана соответствующая инструкция (может, и написана, но в ней не всё учтено), их совсем смутило. Краем глаза девушка заметила, как Исалина и Эрилина прилагают титанические усилия, чтоб не захохотать, эльфийка обеими руками зажимала себе рот, а по её щекам катились слёзы. Алина победно оглядела гномов и передала телефонную трубку гному, стоящему за стойкой, при этом похвалила внешний вид самого устройства:    - Должна вам заметить, что ваш старинный телефон, так раньше назывались такие аппараты, сделан со вкусом и в классическом стиле. Инкрустация бриллиантами, да и кнопки из драгоценных камней - оригинально, к тому же сами камни подобраны со вкусом. Шнур -- это, конечно, анахронизм, но его длина вполне достаточна, чтоб говорящий, я имею в виду вас, уважаемый, мог свободно перемещаться по зоне своего рабочего места.    Пока Алина высказывалась насчёт переговорного устройства гномов, все три девушки продолжали парить на своих алидках, хоть и невысоко, но всё же не касаясь пола. Когда Алина закончила говорить, подала голос Исалина:    - Милейшие, может, кто проявит галантность и примет у принцессы её летающее средство? Или так и будем сидеть, проявляя неучтивость?    Смутившиеся гномы бросились к Алине, желая проявить эту самую галантность и взять у неё алидку, но в итоге летающая доска оказалась у каждого в руках: свои им подсунули Исалина и продолжающая хихикать Эрилина. Повинуясь взмаху руки верховной ведьмы, гномы поставили алидки под стену, у вешалки. Исалина, взяв инициативу в свои руки, сделала заказ, пока она разговаривала с гномом за стойкой, Эрилина с восхищением сказала Алине:    - Знаешь, гномы очень самоуверенный народ, их трудно смутить, а тебе это удаётся уже второй раз! И делаешь ты это в той области, где они считают себя непревзойдёнными знатоками!    Алина пожала плечами, об инструкциях и различных правилах, а самое главное, о том, как их обходить, она уже говорила. Девушки заняли места за столиком и дождались Исалину, та подошла вместе с молоденькой девушкой-гномом, принесшей кофе и пирожные. Исалина заявила, что она для мужчин заказала нормальный ужин, а сама не намерена плотно ужинать.    - Фигуру надо беречь! - заявила ведьма. Алина вздохнула - даже в стране чудес чудес не бывает, и если хочешь быть стройной, надо проявлять сдержанность в еде, а то и вовсе сидеть на диете. Наверное, поэтому Исалина и решила ограничиться чашечкой кофе. Не успели девушки допить этот напиток, как распахнулись обе створки двойной двери и в трактир вошли выстроившиеся в ряд Марк, Гуталамо и Сауторн, а за ними и все остальные. Исалина помахала рукой, показывая гному за стойкой, что можно выносить заказ. Вошедшие только сели за предложенные им столики, как в трактир вбежал запыхавшийся Оуктурналур и что-то стал говорить сидящим в углу гномам, тех словно ветром сдуло. Гном из-за стойки, а за ним и те, что были на кухне, устремились на улицу. Исалина громко возмутилась:    - Э-э-э! Почтенные, а кто наш заказ принесёт?    Уже добежавший до дверей Марупон, махнул в сторону кухни рукой и оттуда появилось несколько гномок, вынесших подносы с заказанной едой. Исалина, посмотрев на Марка, спросила:    - У вашей машины остались только Айлиона и Сергей? Как бы эти гномы не разобрали ваше самоходное транспортное средство, я так поняла, что оно поразило их воображение даже больше, чем умение Алины трактовать разные инструкции.    - Айлиона закрылась изнутри, к тому же Лавит оставил у краулера четырёх своих воинов, как я понял, он чего-то подобного от гномов и ожидал, - пояснил Азман. Алина, допив свой кофе, поднялась и, подозвав одну из гномок, заказала ещё чашечку кофе, несколько бутербродов и пирожных, всё это взяла и пошла к выходу. Исалина поняла, для кого это всё девушка заказала, пошла вместе с ней, объяснив зачем:    - Надо же будет кому-то любопытствующих гномов от дверей отгонять, боюсь, четырёх воинов они просто затопчут.    - А тебя не затопчут? - поинтересовался Марк, направляясь вслед за девушками. Исалина лишь презрительно хмыкнула. Пояснила Эрилина:    - Она ведьма, а ведьм уважают и боятся, особенно гномы.       Гномы суетились около краулера, безуспешно пытаясь заглянуть под него (самоходный сарай прочно стоял на земле, его генераторы поля, гасящего гравитацию, были отключены), казалось, что ещё немного - и гномы начнут его разбирать, чтоб посмотреть, как он устроен. Воины Гушлара уже не пытались отогнать любопытных бородачей, слишком тех было много. Гвардейцы Гуталамо встали плечом к плечу у входного люка-двери, всем своим видом показывая, что скорее погибнут, но внутрь никого не пустят. Девушки подошли к входной двери-люку, и Алина приложила руку к сенсорному замку (она не стала сообщать отважным воинам, чтоб тех не обидеть, что дверь откроется только тому, чей отпечаток ладони занесен в память компьютера), дверь, со слабым шипением пневматики, открылась, подавшись на рычагах вперёд и в сторону, вызвав восторженную реакцию гномов:    - О-о-о! Никакой магии! Амулеты молчат!    Амулеты-индикаторы применения магии были почти у всех гномов, и они смотрели на эти приборы (по-другому назвать эти вещички было нельзя, так как они имели циферблат со стрелками), проводя ими вдоль бортов краулера. Эти действия низкорослых бородачей вызвали хихиканье Алины. На вопрос удивлённой Исалины - чем вызвана такая реакция, Алина ответила:    - Этот их телефон, а сейчас эти приборчики... Очень мне это всё что-то напоминает... Ремонтная бригада с дефектоскопами, исследующая обшивку корабля!    Исалина пожала плечами, объяснение Алины ей ничего не сказало. Она встала в дверном проёме и прикрикнула на гномов, пытающихся заглянуть вовнутрь:    - А ну, назад! Иначе сейчас колдану! Сразу все инструкции позабудете!    Угроза была страшной и сразу подействовала, гномы отошли на пару шагов и стали о чём-то перешёптываться. К подошедшему Марку обратился Дорутон Оуктурналур:    - Не расскажите ли, уважаемый, какой принцип работы вашего чудесного механизма! Тут ведь нет магии!    - Вы совершенно правы, магии здесь нет, только механика и... - Марк замялся, задумавшись, он, под руководством Исалины, уже начал изучать местный язык и достиг определённых успехов, но как перевести слово электроника, не знал. Да и есть ли в местном языке такое понятие? А как объяснить действие генератора поля, гасящего гравитацию? Но Азман (всё-таки первый навигатор, а не кто-нибудь!) нашёлся и пояснил, окончательно сбив гнома с толку:    - Это лучше показать, объяснять долго. Если мы не потревожим Сергея, а он ранен и ему нужен покой, то я вам покажу. Если коротко, не вдаваясь в подробности, то принцип действия нашего краулера, ну этой самодвижущейся машины тот же, что и у летающих досок наших девушек, но без магии!    Пока Оуктурналур соображал, как такое может быть, а похоже, так оно и было, ведь на летающие доски ведьм хризолан Застрийского ущелья не действовал, Марк проскользнул в краулер и рассказал о своём затруднении Алине. Она стояла у сиденья, превращённого в больничную койку, где раньше лежал раненый Захаров. Было похоже, что ему намного лучше, потому что он уже не лежал, а сидел и слушал Алину, рассказывающую о гномах. Азман, глядя на бортинженера, удивился - при всех достижениях современной медицины на лечение такой раны ушло бы не меньше недели. А тут... Какие-то травки и...    - Лечебные заклинания, - сказала Алина и, видя недоумение первого навигатора, начала объяснять: - Целебная трава, лечебные заклинания и ещё... Айлиона напрямую подпитывала Сергея энергией, восстанавливая ауру. Такого маги сделать не могут, так только ведьмы умеют.    - Все ведьмы так могут? - поинтересовался удивлённый Марк, Алина, с улыбкой глядя на своего старшего коллегу (по профессии, а не по призванию), улыбнулась:    - Ведьмы тоже не все, для тебя Исалина тоже может такое сделать, а вот для других вряд ли.    - А ты для своего Лавита. Да? - догадался Азман. - То есть те ведьмы, которые...    Марк не закончил говорить и посмотрел на Исалину, появившуюся в дверном проёме, та кивнула:    - Именно так, ведьма, которая нашла свою пару!    - Это как? - не понял Азман. Алина терпеливо растолковала:    - Марк, не надо притворяться таким тупым! Если ведьма нашла свою пару, это значит, что она любит и сама любима! Только в этом случае ведьма может иметь детей.    - Это как? - снова спросил растерянный первый навигатор, Айлиона, взяв Захарова за руку, засмеялась, копируя Алину:    - А то ты не знаешь, как? Вы чем с Исалиной занимались всю ночь на постоялом дворе, там, где на нас разбойники напали? Да и день прихватили? А?    - А мы... Я... - совсем растерялся Марк, Алина всплеснула руками:    - Какой ужас! Он один всю ночь этим занимался...    - А Исалина в это время на огороде была, - захихикала Айлиона. Марк стоял красный от смущения, он промолчал, чтоб не нарываться на острые язычки сестёр. А спросил Сергей:    - А зачем она на огород ходила, да ещё ночью?    - Ребёночка в капусте искала! - в один голос произнесли Алина и Айлиона. Марк пришёл в себя и укоризненно посмотрел на Сергея, словно тот был виноват в наездах сестёр. Первый навигатор, глядя на бортинженера, с обидой произнёс:    - Твоё выздоровление плохо повлияло на Айлиону! Она стала такой же язвой, как и Алина!    - Так мне что? Не надо было выздоравливать? - теперь обиделся Сергей. А Исалина, до этого молчавшая и с улыбкой слушавшая подруг, подобно всем женщинам, сообщающим об этом внезапно для мужчин, огорошила своего избранника:    - У нас будет ребёнок! Девочка!    - Как? Когда? - снова растерялся Марк. Алина и Айлиона захлопали в ладоши:    - Вот! Таки нашла! Значит недаром в огород ходила!    - Ну, не сейчас же, - ответила Марку Исалина, - через девять месяцев, минус два дня.    - Откуда такая точность? - поинтересовался Сергей, Исалина, улыбаясь, пояснила:    - Ориентировочно, сроки могут измениться, но не очень.    - А девочка - тоже ориентировочно? - теперь поинтересовался Азман, Исалина, продолжая счастливо улыбаться, ответила:    - Девочка - это точно! Как я этого ждала! Мне кажется, всю жизнь!    - И как долго эта твоя жизнь продолжалась? - чуть насмешливо поинтересовался Марк, Исалина, улыбнувшись, ответила:    - А как ты думаешь? Я верховная ведьма, была, сейчас я передала свои полномочия. А была я недолго, всего сто тридцать лет.    - Чего ж так мало, - поперхнулся Азман и спросил: - Сколько ж тебе лет?    - Немного, я ещё молодая ведьма. Мне всего триста пятьдесят.    - Сколько?! - от удивления глаза Марка стали совсем круглыми, Исалина повторила:    - Триста пятьдесят, я ещё очень молодая ведьма, у меня вся жизнь впереди. Верховной меня выбрали потому, что я самая сильная из ныне живущих ведьм, но я поняла, что это не по мне. К тому же я хочу пожить для себя, а при той должности, что я занимала, это не получается. Я очень эгоистична, да?    Исалина замолчала и посмотрела на окружающих. Если девушки отрицательно закивали, добавляя словами, что Исалину эгоисткой нельзя назвать, ведь она оставила свою немаленькую и ответственную должность только тогда, когда поняла, что встретила свою любовь. Немного пришедший в себя Марк поинтересовался, как теперь быть с такой разницей в возрасте? Ведь ему уже около пятидесяти - а это начало зрелости, юность, можно сказать закончилась, а лет через сто пятьдесят наступит старость. А Исалина останется такой же юной, как и сейчас, каково ей будет рядом со стариком? Сергей поинтересовался: - А сколько здесь живут местные жители? Которые обычные люди, не маги и не ведьмы? - Услышав ответ, только покачал головой. Алина, раньше этим не интересовавшаяся, сообщила, что на Терре тоже столько жили, но сейчас достижения науки и медицины позволили продлить срок жизни. Исалина, обращаясь к Алине, усмехнулась:    - Тебе это уже не грозит, ты теперь и маг, и ведьма! Так что несколько тысячелетий активной жизни тебе обеспечены, как и Айлионе. Вот поэтому король Маритос и дал разрешение на твой брак с Сергеем, маги и ведьмы лишаются права наследования, они как бы выходят из состава правящей династии. Даже если маг королевских кровей, то он не может быть даже министром, только...    - Придворным магом, при короле или кого-нибудь из королевской семьи, - продолжила Айлиона, Исалина кивнула и добавила:    - А ведьме и этого нельзя, она как бы вне общества. Но насчёт тебя я не знаю, ведь ты ещё и маг.    - А Алина? Ведь отец её удочерил и отдал в жёны Гуталамо, а он ведь...    - Твой отец рассудил так - если Гуталамо хочется, чтоб его женой была ведьма, то это его проблемы, но никак не Зирны и не её короля. Главное было закрепить вашим браком союз двух держав. Хотя, думаю, этот вопрос - кто жена владетеля, в Гушларе ещё будет поднят, - сделала предположение Исалина. Посмотрев на всё ещё пребывающего с лёгком ступоре Марка, потрепала его по щеке: - Не морщи так лоб. Если ты думаешь, что сможешь избавиться от меня, быстренько умерев, то должна тебя разочаровать - я этого не позволю!    Марк удивился ещё больше, удивилась и Алина, конечно, сообщение о том, что она будет жить очень долго, её порадовало, но с другой стороны... Её любимый проживёт отведенные ему, пусть, девяносто лет, но при этом он станет глубоким стариком. А она так и останется - юной девушкой. Айлиона, видно, что-то знала о ведьмах и их избранниках, поэтому взяв Сергея за руку, что-то ему тихо говорила. Исалина, точно так же взяв за руку Марка, продолжила объяснять:    - Сильная ведьма, а мы все сильные ведьмы, не позволит умереть тому, кого выбрала. Спросите как? Отдавая тому часть своей жизненной силы и поддерживая в нём молодость, с одной стороны, а с другой - привязывая его к себе. Вот такая плата за долгую жизнь и молодость. Марк, ты согласен меня так долго терпеть?    Задавая вопрос Азману, Исалина с улыбкой на него смотрела, а он, разведя руками, ответил:    - Я-то согласен, а вот ты меня не бросишь? Лет так через пятьсот?    - Не дождёшься! Я нашла свою половинку и теперь никому и ничему не позволю у меня её отнять! - Исалина ухватила Марка обеими руками, притянула к себе и впилась ему в губы, впрочем, тот и не возражал. Сергей внимательно глянул на Айлиону и тоже, немного робея, спросил:    - Аля, так значит ты. Я тоже?..    - Да, ты тоже, - подтвердила Айлиона и повторила действие Исалины. Алина с улыбкой посмотрела на вошедшего Гуталамо и спросила у того:    - Вот смотрю на эти парочки и думаю - кого бы мне поцеловать!    - Меня, - ответил Гуталамо и подхватил девушку на руки. Исалина, оторвавшись от Марка, показав на Алину и Лавита, капризно заявила:    - Я тоже так хочу!    - У тебя ещё рана не зажила, поэтому я от тебя такого требовать не буду, - отстранившись от Сергея, сказала Айлиона и многозначительно добавила: - Пока требовать не буду. А потом, с рук не слезу!    - Хорошо, хоть с рук, а то некоторые жёны как залезут на шею, то потом... - начал Марк, Исалина шутливо ударила его кулачком в грудь:    - А ты, что, против?    - Если это будешь ты, я согласен! - пылко заверил ведьму Марк, а та под смех окружающих сообщила:    - Ну, если ты не против, то я полезла!    - Куда? - не понял Азман, сам только что разрешивший это Исалине, а та, вызвав новый взрыв смеха, серьёзно сообщила:    - Ну как куда? На шею!    - Там гномы снаружи волнуются, вы им что-то пообещали? - спросив Гуталамо, так и не выпустивший Алину из рук.    - Ой, как нехорошо получилось, - заявила Исалина, так и не забравшаяся Марку на шею. Тот, вздохнув, сказал:    - Да, нехорошо! Я им обещал показать как работает краулер, предварительно забрав отсюда Сергея. Но раз ты уже себя хорошо чувствуешь, может, ты сам расскажешь этим любопытным бородачам о краулере. Так, чтоб они поняли и больше не приставали? - Марк с надеждой посмотрел на Захарова, тот кивнул:    - Зови!    Но вышел звать не Азман, а Гуталамо, так и не выпустивший Алину из рук. Та разрешила войти только троим - уже знакомому ей Оуктурналуру и ещё двоим, на которых Дорутон указал. Гномы вошли в большую кабину, косясь на Исалину, устроившуюся на руках у Марка. Айлиона устроилась на подлокотнике кресла, которое занял Сергей, и казалось, что она у него сидит на коленях, им поддерживаемая. Исалина, чему-то улыбнувшись, закричала на бородачей:    - Как вы посмели сюда так просто войти! Вы нарушаете традиции, инструкции... Алина, что там ещё есть?    Алина не успела ответить, а смутившийся гном поинтересовался - что же надо делать, чтоб не нарушать инструкций при вхождении в эту чудесную повозку. Исалина, под едва сдерживаемое хихиканье девушек, пояснила, что для того, чтоб не была нарушена инструкция, надо чтоб на руках у каждого сюда входящего была девушка. Гномов словно ветром сдуло. Удивлённая Алина, удивлены были и все парни, но они промолчали, поинтересовалась у Исалины - куда это так быстро рванули гномы. Та только пожала плечами, сделав предположение, что бородачи побежали за девушками. Чтоб инструкции не нарушать - ехидно добавила ведьма. Улыбки переросли в хохот, когда вернувшиеся гномы торжественно вошли в краулер и у каждого на руках сидела девушка-подавальщица из трактира! Бородачи с той же торжественностью, с которой вошли, предъявили Алине (видно решив, что самая главная именно она) своих гномок. Алина, давясь от смеха (свою смешливость она объяснила анекдотом, рассказанным Исалиной), показав на кресла в заднем ряду, скомандовала:    - Девушек можете посадить туда, а сами пройдите к Сергею, теперь можно, ведь вы выполнили основное требование инструкции.    Сергей, который намного лучше, чем Марк, освоил местный язык, нашёл эквивалент слова электроника - очень мелкая механика с элементами не магической магии. Продемонстрировав, как краулер двигается - сделав круг перед трактиром, Сергей пригласил гномов в моторный отсек, там показал генератор поля, гасящего гравитацию, и реактор холодного синтеза, вырабатывающий для генератора и двигателя краулера электроэнергию. Как оказалось, что такое электричество гномы знали и как его вырабатывать тоже. Поразили их только малые размеры реактора и его мощность. Разбирать его Сергей не стал, а вот с генератора поля, гасящего гравитацию, кожух снял. Гномы внимательно рассматривали форму и расположение сердечников и пытались выяснить состав металлов, из которых те были сделаны, но этого, к большому разочарованию бородачей, Сергей не знал, а отдать хотя бы один из сердечников отказался наотрез, объяснив это тем, что такое действие разрушило бы генератор, обездвижив краулер (не совсем, оставались ещё колёса, но они выполняли вспомогательную роль, но гномам это было знать необязательно, да и думали они, что эта чудесная повозка движется на колёсах). Но больше всего гномов поразила всплывающая инструкция на одном из экранов. Те экраны, что показывали то, что делается снаружи их не впечатлили, подумаешь - открывающая окна заслонка, эка невидаль. А вот шильдики над кнопками и клавишами управления (у краулера было несколько архаичное управление, а не голографическая панель) очень понравились. Особенно Оуктурналур восторгался противопожарной инструкцией, выполненной в виде рельефной доски - металлической с выдавленными буквами (инструкция была не специально так сделана, а выполнена как элемент внутреннего декора).    - Вот как надо инструкции писать - заносить на металл! А ещё лучше - занести на каменную плиту, так чтоб на века! И чтоб каждый на зубок!..    Алина, хихикнув, возразила:    - А если надо будет внести изменения в инструкцию? Дополнить её в связи с изменившимися обстоятельствами? Инструкция тоже требует развития, а вы её, уважаемый, в камень и на века! Нет, так дело не пойдёт! А если каждый на зубок будет её знать, то такая инструкция, в камне выполненная, не нужна.    - Вот! Алина большой знаток всякого рода инструкций, - громко произнёс Марк и тихо добавил: - А ещё больший специалист их обходить.    Гномы дружно повернулись к первому навигатору, а тот, не обращая внимания на исподтишка показанный ему третьим навигатором кулак, пообещал гномам:    - Она вам поможет усовершенствовать ваши инструкции, поможет найти в них слабые места и устранит всякую возможность двойного толкования.    Бородачи дружно повернулись у Алине, и Оуктурналур, умоляюще глядя на девушку, спросил:    - Миррэ Алина, вы нам поможете? Я доложу в совет о ваших глубоких знаниях в области создания инструкций и наставлений, думаю, что вас с радостью возьмут на должность...    - Главного инструктора, - хихикнул Марк. Алина на него с укором посмотрела, а Азман, сделав серьёзное лицо, сказал: - Вот, Алина, наконец-то оценили твоё умение продираться сквозь дебри всевозможных правил и инструкций! Но должен вас предупредить, уважаемый, что эти инструкции будут иметь вид обязательных к исполнению директив и будут трудновыполнимы, вследствие множества поправок и сносок на разные обстоятельства.    Последние слова Марк, изображая официальный вид чиновника портовой инспекции, адресовал немного оробевшему Оуктурналуру. Гномы известные крючкотворы, но, похоже, принцесса Айлиона и её свита не менее, а может, даже более опытны в таких вопросах. Всё это было так ясно написано на лице почтенного гнома, что обе принцессы и их свита захихикали, ещё больше смущая Оуктурналура. Но старший страж врат продолжал с надеждой смотреть на принцессу Алину, та вздохнула (она поняла, что так просто отделаться от гнома не получится) и постаралась отвертеться от предлагаемой чести:    - Я не столь опытна и компетентна в тех вопросах, в которых вы ожидаете моей помощи. Кроме того, время нашего у вас пребывания весьма ограниченно, поэтому при всём моём желании я вряд ли смогу вам оказать ожидаемое от меня содействие.    Алина закончила говорить и кивнула улыбающейся Исалине, из-за спины гнома показывающей ей большой палец. А вот солидный гном, казалось, вот-вот заплачет. Алине стало жалко этого любителя инструкций и она сказала:    - Пока мы будем в столице вашего царства, я смогу вам уделить некоторое время, но и вы покажете нам, что у вас там особо примечательное, идёт?    Оуктурналур не понял, кто и куда идёт, но радостно закивал и обратился с просьбой к Гуталамо (видно решив, что раз тот держит на руках принцессу Алину, то его отряд сопровождает эту знатную особу) позволить ему и ещё нескольким гномам присоединиться к воинам Гушлара. Лавит вопросительно посмотрел Алину, затем на Сергея, тот кивнул:    - Трёх пассажиров мы ещё можем взять, места есть, но остальные пусть двигаются своим ходом.    Вообще-то Лавит хотел спросить у Алины, действительно ли она собирается заниматься гномьими инструкциями, ведь пребывание в стране гномов будет не таким уж и долгим. Но Сергей решил, что не высказанный вопрос Гуталамо адресован ему и касается гномов. Оуктурналур горячо принялся благодарить всех присутствующих, Алине даже начал кланяться. Остальные гномы последовали его примеру.       По мощёному камнем тракту выехали на рассвете следующего дня. Хотя Сергей себя ещё не очень хорошо чувствовал, вёл краулер он. Около него сели Гуталамо и Азман, гномы заняли второй ряд и теперь благоговейно сопели, наблюдая за действиями водителя. О том, почему нет девушек, гномы не спрашивали, они видели, как юные прекрасные создания, оказавшиеся ведьмами, готовились улететь на, нет, не на мётлах, а на своих досках, каком-то новом ведьмовском транспортном средстве. Оуктурналур знал, что ведьмы летают ещё в ступах, но видно, и у них техника полётов не стоит на месте, и ведьмы с мётел и из ступ перебрались на доски, и это понятно, ведь новое транспортное средство летает гораздо быстрее, чем старые! Гномов удивили не столько летающие доски ведьм (в которых магия присутствовала, но сами они воздействию такого сильного блокиратора магии как хризолан не поддавались!), сколько самодвижущаяся повозка - вот что изумило бородачей! В ней магии не было вообще! Даже следов! Но она двигалась! У гномов тоже были повозки на рудниках, которые не требовали, чтоб в них запрягали уламров. Но те малые повозки-вагонетки двигались потому, что их тянул канат, наматывающийся на вал, приводимый в движение водяным колесом. Вращательное усилие от колеса на вал передавалось с помощью системы шестерней, и для каждой вагонетки - свой. Да и водяных колёс было много, ведь длинная цепочка шестерней будет не эффективна - слишком большие потери мощности! Примерно в таком ключе происходила беседа Оуктурналура и Захарова, Сергей, как мог, поддерживал эту беседу, а гном, почувствовав в бортинженере "Находки" специалиста, а главное, внимательного слушателя (Сергею была интересен разговор о достижениях гномов в технике), рассказывал не умолкая. Рассказывая о достижениях своего народа, Оуктурналур и сам задавал вопросы об устройстве чудесной повозки, но Захаров толком пояснить не мог - многих технических терминов не было в местном языке. Оуктурналур обратил внимание на плавность хода краулера, дорога, мощенная камнем, хоть как ни хорошо она была сделана, всё же была не идеальна, и неровности должны были чувствоваться, тем более при таких маленьких колёсах, как у этой повозки. При езде в тележках гномов, которые имели колёса почти в рост их владельцев, но всё же меньше чем рост человека, брусчатка чувствовалась очень хорошо! Сергей не стал объяснять гному принцип действия генератора поля, гасящего гравитацию, решив, что гном всё равно не поймёт, но тот настаивал. Такой интересный разговор прервал вызов Алины - на одном из боковых экранов, гномы принимали их за окна, появилось лицо девушки. Реакция гномов была предсказуема, но всё же превзошла все ожидания: выпученные глаза, отвисшие челюсти и полная потеря речи, так как не последовало ни единого вопроса.    - Сергей, похоже, впереди опять засада. И это не гномы, даю картинку, - сообщила Алина, и её лицо сменил вид дороги сверху, по сторонам которой в скалах прятались какие-то люди. Изображение приблизилось и стало видно, что это люди в доспехах и с оружием.    - Виратцы, не гвардия короля, но и не простые армейцы. Корпус стражей порядка, вернее, карающие, - прокомментировал увиденное Гуталамо и пояснил Сергею и Марку: - Очень хорошие бойцы. Даже лучше, чем королевская гвардия, потому как всё время тренируются - подавляют недовольство вассалов короля, а те там всё время бунтуют.    - Как?! Как они посмели? Что они там собираются делать?! - к Оуктурналуру вернулся дар речи, появление чужих воинов на территории подконтрольной гномам, отодвинуло в сторону все другие вопросы.    - Как посмели? Трудно сказать, а вот что собираются делать и так видно. Может потому и посмели, что именно это задумали, - ответил гному Гуталамо, но тот продолжал удивлённо таращиться. Владетель Гушлара вздохнул и объяснил более подробно: - Что тут непонятного - это засада, на нас засада. А что они собираются делать? Я так понимаю - всех нас поубивать. Видите их арбалеты? Они больше и мощнее обычных, это крепостные арбалеты, довольно тяжёлая и громоздкая штука. А виратцы не поленились их сюда притащить, понятно зачем? Ведь это ущелье и обычными простреливается от стены до стены, в смысле, до скал, что его ограничивают.    - А чтоб наверняка перестрелять нас издали, не приближаясь, - усмехнулся Сауторн, внимательно вглядываясь в экран. Тёмный эльф продолжил комментировать увиденное, дополняя Гуталамо: - Те, кто устроил эту засаду, сделали выводы из неудачи предыдущей. В этот раз нанять кого-нибудь из моих сородичей им не удалось. Вот они и решили - применить крепостные арбалеты, от их болтов никакие доспехи не спасут, тут меткость, чтоб попасть в сочленение, самое слабое место, не нужна. Достаточно в контур попасть, а там... Или сразу убьёт, или ногу-руку оторвёт. Я не вижу, придумали ли они, чем перегородить дорогу, но даже если этого не сделано, в той узости можно произвести несколько выстрелов. Видите, у них по два арбалета - один крепостной, другой - обычный.    - Обычные - чтоб добивать, - хмуро произнёс Гуталамо и скомандовал Захарову: - Сергей, друг мой. Останови свою машину, ехать дальше - верная смерть!    - Так что же делать? - спросил Азман и предложил: - Может, вернёмся? Если вперёд нельзя.    - Правильное решение! - произнёс ван Вейдн, чья голова появилась на втором боковом экране, ещё больше изумив гномов. А капитан "Находки" продолжил: - Нечего геройствовать! Прошлый раз, вон, Сергея ранили. Найда говорит, что не понимает, как он так быстро поправился...    - Да, согласно большому медицинскому справочнику для заживления раны Сергея до того уровня, что мы наблюдаем сейчас, потребовалась бы неделя. Могу только предположить, исходя из опыта лечения раны Храмова, здесь было непосредственное участие одной из ведьм, скорее всего, Исалины.    - А вот и не угадала! - На экране, что показывал засаду, снова появилась Алина и сообщила Найде: - Это Айлиона сделала.    Удивлённые гномы вертели головами - все экраны, что раньше показывали то, что было снаружи, сейчас заполнились головами людей, будто те подошли к окнами краулера с той стороны. Но эти головы были раза в три больше нормальных человеческих.    - Кто это? - шёпотом спросил Оуктурналур у Гуталамо, остальные гномы испуганно молчали. Владетель Гушлара стал объяснять, гномы молча слушали, и только старший страж врат попытался выяснить:    - Миррэ принцессу Алину я знаю, говорил с ней, но тогда она была нормальных размеров, а сейчас стала великаном, как... - Оуктурналур показал рукой на экраны, потом опасливо добавил: - И от неё, хоть и такая большая, осталась одна голова, а куда делось всё остальное?    Пока шло обсуждение, что же делать дальше, Гуталамо открыл входной люк и пригласил гномов наружу. Те долго ходили вокруг краулера в поисках тех великанов, что стоят снаружи, время от времени забегая вовнутрь и проверяя, не исчезли ли головы, заглядывающие в окна. Убедившись, что снаружи только воины Гушлара, подтянувшиеся к краулеру, и больше никого нет, гномы вернулись в кабину и притихли, усевшись рядом со светлыми эльфами, занимающими последний ряд сидений. Только Оуктурналур прошёл с Гуталамо вперёд. Там Лавит спросил у Сергея и Марка:    - Так что делать будем? Возвращаться назад не хочется.    - Здесь самое узкое место ущелья, по которому проходит дорога. Как видите, здесь много поворотов, позволяющих просматривать дорогу только на четверть бизария. Очень неприятное место! Потому в пяти бизариях отсюда, если ехать вперёд, застава с сильным гарнизоном. Если бы удалось им сообщить о наших затруднениях, - проговорил старший страж врат, искоса поглядывая на головы, продолжающие заглядывать в окна. Сергей возмутился:    - Что ж вы раньше об этом молчали! Как раз сообщить о наших затруднениях им будет проще простого! - Сергей посмотрел на Исалину, смотрящую с экрана, и сказал той: - Это намного лучше, чем атаковать ту засаду с воздуха!    - Да, болт из крепостного арбалета далеко летит, даже ведьмам от него тяжело увернуться, к тому же ваши доски - хорошая мишень! - поддержал Захарова Гуталамо, а тот с укором посмотрел на своего друга:    - А ты почему не сказал, что впереди есть гарнизон, куда можно обратиться за помощью? Вместо этого бегал вокруг краулера, окна искал, ты же знаешь, что их там нет!    - Не знал, нет, что окон нет - это я знаю, не знал, что тут есть гарнизон. Я этой дорогой давно ходил, тогда гарнизона не было и зачем его сейчас поставили, не знаю. Эта дорога не торговый путь, мало кто ходит через Застрийское ущелье. Мы сейчас так пошли, чтоб путь сократить, а в Зирну я шёл другим путём, - развёл руками Гуталамо. Ему на помощь пришёл Оуктурналур, объяснив появление заставы в таком глухом месте:    - Раньше на этом тракте стояла только пограничная застава при выезде из Застрийского ущелья, там ещё земли Зирны, вот застава на границе и стоит. А потом тут, в горах, нашли выход руды, очень богатое месторождение, немного в стороне от этой дороги. А тут очень близко подходит граница Вираты, и оттуда было несколько нападений - вот так как сейчас выходят к дороге и засады устраивают.    - Так почему сейчас дорогу не охраняют? - поинтересовался Азман, гном продолжил объяснять:    - Так руду не всё время возят, везут тогда, когда нужное количество наберётся. Вот такой караван и охраняют - гарнизон на заставе не маленький, на всё хватает: и на патрули, и на сопровождение каравана, и в крепости остаётся.    - Понятно, - кивнул Азман и сказал девушкам на экране: - Летите на ту заставу, или крепость, что там? И скажите, что на караван с золотом засаду готовят, заблаговременно готовят.    - А?.. - удивлёно поднял брови Оуктурналур, Марк усмехнулся:    - Догадаться нетрудно, везут ведь руду? Это не изделие, руда-то требует обработки, а если её так охраняют, что даже крепость построили, то эта самородная руда имеет немалую ценность, так?    Гном кивнул и посмотрел на экран, ставший опять окном, там было видно то, что творится снаружи.   

Глава двенадцатая. Гномы и дриады.

      Три алидки летели так высоко, что с земли их едва можно было разглядеть. Но квадрокоптер терран завис не ниже, издавая низкий гул своими пропеллерами, этот летательный аппарат неподвижно висел над засадой, устроенной внизу неизвестными, и явно не собирался покидать свою позицию. До земли было далеко, вряд ли там был слышен звук моторов, да и кто будет смотреть вверх, напряжённо ожидая появления тех, на кого эта засада устроена? Ведьмы, оставаясь незамеченными с земли, некоторое время покружили вокруг квадрокоптера и оставив его в качестве наблюдателя, решили известить гномов о безобразиях творящихся на их территории.    - Ну что? Летим к гномам в крепость, сообщим об устроенной на нас засаде прямо в их владениях? - прокричала Исалина, Алина согласно кивнула и помахала квадрокоптеру рукой, она же знала, что ван Вейдн наблюдает не только за тем, что творится внизу, но и за девушками на летающих досках. Квадрокоптер помахать ничем в ответ не мог, поэтому он ответил голосом капитана "Находки":    - Алина, будь осторожна! И вы, девушки, особенно не резвитесь на своих досках, не рискуйте напрасно, при первой же опасности уходите к краулеру!    - А также соблюдайте дистанцию и не превышайте скорость, если не уверенны - не обгоняйте, - хихикнул квадрокоптер голосом Найды, но ван Вейдн ей замечания не сделал, видно, проказливая искин отключила микрофоны, когда высказывала своё напутствие. Девушки захихикали и, сделав последний круг, повторили жест Алины, адресованный квадрокоптеру.    Четыре алидки летели высоко над ущельем, повторяя его изгибы. Вообще-то этого можно было и не делать, а лететь по прямой, но Исалина сказала, что так можно будет рассмотреть - не прячется ли кто ещё на каменистых склонах узкой долины кроме тех, что устроили засаду. Гномью крепость увидели издали - неправильной формы пятиугольник, самой широкой стороной опирающийся на скалу. Исалина пояснила, что скала, изрытая ходами, тоже часть крепости - гномы всегда так строят. Застава между Застрийским и Турупанским ущельями - исключение. А вот Турупанская крепость - правило, именно так гномы возводят все свои сооружения. Алидки, сделав круг над скалой и прилепившейся к ней крепостью, устремились вниз. По совету Исалины приземлились во внутреннем дворе крепости у самой скалы, перед массивными дверьми в скальной стене, больше напоминающими ворота. Сделали это, опять же по рекомендации Исалины, для того чтоб, с одной стороны, не нервировать гномов, влетая в одно из высокорасположенных окон, неизвестно, что эти бородачи могут подумать и что предпринять, а с другой - обозначить свой статус, мол, мы не простые просительницы-путешественницы, появились-то не перед закрытыми внешними воротами крепости. Вообще-то в основном гномы безбородые, нопочему-то их называют бородачами, наверное, для того чтоб не называть коротышками, всё-таки коротышка звучит как-то обидно, а бородач...    - Очень солидно, - захихикала Алина, слушавшая объяснения Исалины, но вопреки рекомендациям подруги - вежливо представиться, не задумываясь, распахнула закрытые внутренние ворота ударом воздушного кулака. Судя по треску и разлетевшимся в стороны широким и массивным доскам, эти двери-ворота были закрыты на такой же массивный, как они сами, засов и открывались наружу.    - Вообще-то, надо входить в эти дверки, предварительно позвонив в этот колокольчик, - сделала замечание Исалина, показывая на маленькую дверь, прорезанную сбоку в большой. Алина, гордо выпрямившись и свысока глядя на не столько испуганных, сколько удивленных гномов за сломанными воротами-дверью (примеру сестры последовала Айлиона), высокомерно заявила:    - Эта дверца низенькая, чтоб мне в неё войти, надо согнуться, а нам, как принцессам, не пристало кланяться неизвестно кому!    - Нам принцессам не пристало кланяться неизвестно кому! - поддержала Алину Айлиона, глядя на уже растерявшихся гномов. Эрилина не сдержалась и захихикала, а Алина, сдвинув брови, засыпала гномов вопросами:    - Ну! Почему молчим? Сказать в своё оправдание нечего? Кто у вас старший? Кто ответит за это безобразие?    Вышедшему вперёд гному Алина указала на обломки двери, словно это не она сломала, а гномы сотворили такую непотребность перед самым приходом принцесс и девушек их сопровождающих, сделав это с целью унизить высоких особ и их свиту. Гном попытался что-то ответить, даже рот раскрыл, но так и остался стоять с раскрытым ртом, не давая ему что-нибудь сказать, в дело вступила Исалина:    - Принцессы Алина и Айлиона очень недовольны тем порядком... вернее, беспорядком, что здесь царит! Об этом будет доложено... - Исалина запнулась, куда докладывать она не знала, но пауза была недолгой и вышла очень многозначительной. Понизив голос и посмотрев на небо, девушка произнесла: - На самый верх!    Гномы дружно задрали головы, видно пытаясь увидеть - кому же там будет докладывать эта ведьма, сопровождающая принцесс, а она продолжила наседать на совсем растерявшихся бородачей:    - Дорога каждая минутка! Нет, мгновение! А вы тут изволите прохлаждаться, утратив всякую бдительность и совсем потеряв чувство меры! Старший, немедленно доложить коменданту! Нет, мы сами ему об этом сообщим! Ведите!    Орутран Домонтупар командир малого хирда сидел в своём кабинете. Вообще-то командиры малых хирдов не имеют своих кабинетов - по штату не положено, но Орутран Домонтупар был ещё и комендантом Турупанской крепости, а у коменданта кабинет должен быть обязательно! А комендант крепости - это уже немаленькая должность! Домонтупар не пребывал в блаженном ничегонеделание, такое состояние не свойственно гномам, комендант работал - внимательно просматривал ведомости. Конечно, это задача интендантов, но командир должен быть в курсе всех дел, в том числе и хозяйственных, особенно хозяйственных! Важную работу прервал удар в дверь и в кабинет влетел, споткнувшись на пороге, один из командиров подразделений, он со своими подчинёнными как раз сейчас находился в карауле. Комендант опешил от такого вопиющего нарушения дисциплины, но быстро пришёл в себя. Но отчитать подчинённого ему не дали, в кабинет вошли четыре девушки! Как они могли попасть на территорию крепости, и тем более в кабинет её коменданта? Вот тут Домонтупар растерялся по-настоящему, а одна из девушек ещё больше смутила коменданта, заявив:    - На подконтрольной вам территории творятся форменные безобразия! Группа неизвестных злоумышленников планирует напасть на мирных путешественников и сопровождающего их уважаемого Дорутона Оуктурналура! А вы тут занимаетесь, демон знает чем!    Такое огульное обвинение возмутило гнома, не только возмутило, но и привело в чувство, он возмущённо ответил:    - Как это неизвестно чем?! Вопросы снабжения и правильного учёта не менее важны чем задачи боевой подготовки, и настоящий командир должен их контролировать! И не какой-то ведьме...    А эта девушка с доской (большие доски были у всех вошедших), в которой бдительный Домонтупар распознал ведьму, невежливо перебив возмущённого гнома, кивнула другой девушке:    - Алина, покажи.    Девушка, которую ведьма назвала Алиной, подняла руку с браслетом, и гном задохнулся, увидев изображение на стене. Там был вид сверху участка дороги в Турупанском ущелье. Место очень удобное для засады, и где всегда при проводке каравана с рудника выставлялся двойной, а иногда и тройной патруль. Сейчас там была засада! Сверху это было хорошо видно, изображение приблизилось, словно летающий сверху наблюдатель опустился ниже, и оба гнома, комендант и начальник смены, одновременно выдохнули:    - Виратцы, корпус стражей порядка, карающие! Как они туда...    - Ну как они туда попали? - ехидно переспросила ведьма и сама же ответила: - Ножками пришли, поскольку уламров нигде не видно. И что собираются делать? По-моему, это и так ясно, а вот что собираетесь делать вы?    Картинка на стене менялась, показывая по очереди всех участников засады, но гномы смотрели уже не туда, а на свои индикаторы магии. Исалина, это заметившая, сказала Алине:    - Этого достаточно, свяжись с нашим отрядом.    Картинка на стене поменялась, и на стене появились те, кто находился в краулере, в том числе и гномы во главе с Дорутоном Оуктурналуром. Но если гномы в краулере, уже получившие объяснение, что они видят на экране и как это происходит (хотя этого они как раз и не поняли), не удивились, то оба гнома в кабинете снова были в шоке. А старший страж ворот произнес, обращаясь к коменданту крепости:    - Уважаемый Орутран, поторопитесь принять меры по нейтрализации и ликвидации засады! Мы остановили своё движение, и это может вызвать подозрение у организовавших засаду, они могут двинуться нам навстречу. В этом случае бой неизбежен и с нашей стороны, вернее, со стороны наших гостей возможны потери, а это крайне не желательно!    - Во как излагает! - восторженно пошептала Эрилина, Алина лишь презрительно хмыкнула, она могла и позаковыристей, недаром же она на отлично сдала курс таможенного декларирования. Комендант крепости, так и не пришедший в себя, разведя руками, видно имея в виду изображение на стене, невпопад спросил:    - А как?..    - Наши гости достигли небывалых успехов в передаче звука не только посредством проводной связи, - щегольнул новыми понятиями Оуктурналур, - но и в беспроводной, а также в передаче на большие расстояния изображения. Всем этим и многим другим наши гости любезно с нами согласились поделиться, именно это вынудило меня оставить мой пост на заместителя и сопровождать их. Вы же, уважаемый Орутран, своей медлительностью ставите под сомнение получение новых знаний!    Видно, последние слова Дорутона оказали на Домонтупара нужное воздействие, и он больше не раздумывал, решив свои вопросы задать потом. Комендант прижал на доске, вделанной в его стол, драгоценный камень и решительно произнёс:    - Вторая, третья, четвёртая ирды, тревога! Построение у ворот! Выход через пять минут!    - О! Селекторная связь! - восхитилась Алина, Исалина её одёрнула:    - Восторгаться будешь потом, а сейчас - летим!    Гном на стене кивнул и важно произнёс:    - Конец связи!    Но картинка не пропала, гнома сменили трое мужчин (гном не отошёл в сторону, переместился объектив), и один из мужчин сказал, обращаясь к девушкам:    - Будьте осторожны, низко не опускайтесь!    - Хорошо, Сергей, - ответила Айлиона, а Исалина поторопила:    - Идём, сейчас гномий отряд выйдет, они народ дисциплинированный и команды выполняют быстро.    Алина опустила руку с браслетом, и изображение на стене пропало. Домонтупар только и смог произнести:    - Э-э-э...    - Надо говорить - конец связи, - важно произнесла Эрилина, гном задохнулся то ли от удивления, то ли от возмущения - его учит эльфийка! В вопросах, в которых, как считал сам Домонтупар, он намного лучше разбирается, чем всякие эльфы, а уж тем более эльфийки!.. А Эрилина с важностью добавила, явно сделав это для гнома: - Мы вылетаем, как только выйдем из ваших переходов под открытое небо, поэтому не мешкайте с выходом ваших воинов.    Домонтупар хотел ответить что-нибудь столь же едкое, как и то, что сказала ему эта эльфийская вертихвостка (вообще-то гномы уверены, что все эльфийки вертихвостки), но промолчал, решив не связываться. Гном только осуждающе покачал головой, посмотрев вслед удалившимся ведьмам.    Колонна одетых в доспехи гномов двигалась не так быстро, как рыцари на уламрах, но быстрее, чем шёл бы обычный пешеход. С высоты эта колонна напоминала змею, блестевшую металлической чешуёй, на вопрос Алины, почему эти гномы так блестят, Айлиона ответила, что если у гномов не начищенны доспехи - это позор! Хихикающая Алина сравнила гномов с сороками в их любви ко всему блестящему и сделала предположение - чем больше гном блестит, тем он уважаемее. Гномы шли к месту засады более четырёх часов, девушки это расстояние покрыли за несколько десятков минут, алидки летели очень быстро, намного быстрее, чем ведьма на помеле, не говоря уже о ступе. К тому же девушки в этот раз летели по прямой, а не следуя изгибам дороги. Зависнув высоко над засадой, ведьмы стали ждать подхода гномов, и когда те появились (уже видимые ведьмам, но ещё не видимые тем, кто устроил засаду), Алина сообщила об этом Сергею и Лавиту. Гуталамо приказал своему отряду двигаться вперёд, а одной из ведьм присоединиться к ирдам гномов. Сергей утром настоял, чтоб все девушки взяли браслеты, как переводчики эти устройства им были не нужны, но их можно было использовать как средство связи. Этим преимуществом (возможностью держать постоянную связь с гномами) и решил воспользоваться Гуталамо, предложив одной из девушек постоянно находиться с отрядом гномов. Туда отправились Исалина и Эрилина, вообще-то, туда должна была полететь только эльфийка. Но верховная ведьма решила поддержать девушку, гномы могли (а скорее всего, так и случилось бы) отнестись свысока к юной представительнице народа эльфов. Когда Исалина вернулась, Алина, хихикая, спросила, как там гномы, с должным ли почтением относятся к Эрилине.    - Разве что не кланяются, - ответила ведьма, тоже захихикав.    Налаженная связь между воинскими соединениями - залог успеха! И оба отряда вышли к засаде одновременно, внезапно появившись, каждый со своей стороны. Устроившие эту засаду растерялись, ведь это они должны были внезапно напасть, а получилось, что они сами оказались внезапно атакованными. Развёрнутые в боевые порядки отряды гушларцев и гномов, приближающиеся с разных сторон ущелья к засаде, не оставляли сомнений в их намерениях.Если гушларцы и так были готовы к атаке (давно приготовились, только гномов ждали), то слаженность действий гномов впечатляла! Их ирды, не снижая темпа движения, из походного порядка развернулись в боевой. Виратцы, а это были бойцы корпуса стражей порядка, очень хорошие воины, увидев, что их засада не удалась, а превратилась в ловушку для них самих, слаженно и организованно начали отступать к горным тропинкам, по которым пришли и по которым собирались уйти. Горная тропа имеет преимущество в том, что по ней могут пройти не больше двух человек в ряд, ну, трёх - в самом широком месте. Несколько воинов могут долго сдерживать достаточно большой отряд преследователей, но это преимущество может превратиться в недостаток, если на пути собирающихся уйти по такой тропе тоже выставить заслон. Что и продемонстрировали ведьмы, под руководством Исалины. Девушки на виду отступающих виратцев стремительно упали на тропу, выстроились в ряд и вытянули перед собой руки. Вид хотя и безоружных девушек, но решительно преградивших им путь, заставил воинов Вирата остановиться. Они не испугались, но насторожились: во-первых, девушки упали с неба; во-вторых, невооружённые, совсем без страха решительно преградили дорогу воинам! Это явно неспроста! Опасения виратцев оправдались: с рук девушек сорвалось пламя, и огненный смерч перегородил им дорогу. Жар огня чувствовался на значительном расстоянии, и частьстражей порядка, которыепредпочли погибнуть в бою, а не быть бесславно поджаренными, развернулись и бросились на гномов. Боевой строй ирд как будто не заметил этой отчаянной атаки, продолжая двигаться с прежней скоростью. Гномы, словно хорошо отлаженный механизм, перемалывали отчаянно атакующих их виратцев, не собирающихся сдаваться. Избиение прекратили Алина и Айлиона, ударом воздушного кулака повалив наземь всех стражей порядка, тем ничего не оставалось, как сдаться, может, они и не хотели этого делать, но оказывать сопротивление, лёжа прижатым к земле, невозможно. Гномы, продолжая двигаться вперёд с прежней скоростью, вязали обездвиженных противников (девушки убирали воздушный пресс по мере продвижения гномов вперёд так, чтоб не мешать тем двигаться). Девушки собрались у остановившегося краулера, подъехавшего к тому месту, где гномы сноровисто связывали пленников, не просто связывали, а ещё вязали в длинную вереницу. Алина на это равнодушно смотрела, не испытывая к этим людям никакого сочувствия, ведь они хотели напасть на неё и её друзей и собирались это сделать не для того, чтоб поздороваться, поэтому девушке было безразлично, что гномы сделают с пленными. Надо сказать, что гномы особо не церемонились с пленными, щедро раздавая им тумаки как по делу, так и просто так, видно для того, чтоб показать - кто хозяин ситуации. Девушки на это даже не смотрели, а вот Храмов возмутился:    - Нельзя же так! Это же люди! К ним надо гуманно относиться! А их вот так связали, для чего это...    Алина хотела пошутить в прежней манере, мол, всех пленных пустят на колбасу, вернее - на сардельки, потому и связали в такие связки, но её опередила Исалина:    - Их отведут на рудник, и это уже не люди - это рабы. Они будут работать там, где даже гномам тяжело. А гномы выносливее людей, поэтому рабы быстро умирают и руднику требуется постоянный их приток, а тут такая удача! Столько новых здоровых работников! Надо бы с гномов за это плату стребовать, всё-таки мы помогли их захватить.    - М-да, мне их даже жалко, на колбасу их пустить было бы гуманнее, не так долго бы мучились, - произнесла Алина, вызвав возмущение Храмова:    - Алина! Как вы можете такое говорить? Вы? Современная девушка, воспитанная на идеалах гуманизма!    - Знаете, Пётр Ильич, здесь не такое общество, к которому вы привыкли. Здесь понятия гуманизма несколько отличаются от тех, к которым вы привыкли, здесь сомнения в вопросе - резать горло или нет - не возникает. Гуманным считается - перерезать быстро, чтоб тот, кому это делают, не мучился, вот так-то.    Храмов растерянно посмотрел на остальных девушек, ожидая от них если не осуждения, то хотя бы неодобрения тому, что сказала Алина. Но увидев их полное равнодушие как к высказыванию их подруги, так и к судьбе пленников, ничего не сказал, только возмущённо засопел и скрылся в краулере, вслед за ним туда удалились и его коллеги. Азман вопросительно посмотрел на Захарова, ему тоже было непонятно такое равнодушие, почти жестокость доброй и мягкой девушки. Да, Алина любила пошалить. Но никогда её шутки не были злыми, а тут... полное безразличие к судьбе пусть и врагов, но всё же людей! Сергей счёл нужным пояснить:    - Понимаешь, Марк, Алина и Айлиона... Ну как тебе объяснить? Они сейчас воспринимают мир абсолютно одинаково и как бы с одной стороны - стороны местной жительницы, тебе же об этом уже говорили.    - Вот это меня и пугает, не будет ли Алина так воспринимать мир, когда мы вернёмся? У нас её не поймут, с таким-то отношением!    - На этот счёт можешь не беспокоиться, как сказал бы наш уважаемый начальник научной экспедиции - у Алины высокая адаптивность, она просто подстраивается под внешние обстоятельства, то же самое могу сказать и о Айлионе, она у нас будет вполне нормальной современной девушкой, без этих своих замашек высокородной принцессы.    - Надеюсь, что и Исалина сможет приспособиться к нашему миру и не будет пугать людей своими ведьмовскими заморочками.    - Постой, Марк! Ты хочешь сказать, что Исалина отправится с тобой? - удивлённо спросил Азмана Захаров, тот улыбнулся:    - Именно так, мы с Исалиной решили, что она полетит со мной, именно поэтому она сложила с себя полномочия, или должность верховной ведьмы, не знаю, как это у них тут называется. А вы с Айлионой об этом разве не думали? Или ты хочешь её оставить здесь? А может, ты решил сам остаться? Поинтересуйся у Алины, по-моему, они с Лавитом уже всё решили, он тоже летит с нами.    - Но как же... капитан, он не допустит чтоб... - растерялся всегда уверенный в себе Азман, Захаров с улыбкой ответил:    - А что капитан? Что смог сделать ван Вейдн, когда Алина привела Айлиону, Лавита и Исалину? В случае конфликта он останется в меньшинстве, даже если ты будешь на его стороне, двое против трёх, Найда поддержит Алину, а без неё, сам понимаешь, управление кораблём невозможно, каким бы авторитетом не обладал капитан. Ван Вейдн это прекрасно понимает, поэтому возражать не будет.    - А научники? Что они скажут? К тому же Найда - искин! А в программе искина заложено - подчинение решениям капитана!    - Найда уже нечто гораздо большее, чем искин, она - уже вполне сформировавшаяся личность и довольно своенравная, я думаю, она уже нашла возможность обойти программные запреты. А научники... для Храмова главное - привезти как можно больше образцов, экспонатов... ну, не знаю, как это назвать, из этой научной экспедиции. Это же открытие и так далее, сам понимаешь что. Он будет только за, остальные тоже согласятся. А что касается Найды... поговори с Исалиной, может, тебе она расскажет, от Айлионы я ничего толком добиться не сумел. А вот Алина с твоей будущей женой что-то задумали, я слышал, как они шептались, упоминая Найду и какую-то рощу или лес, толком не разобрал. Ладно, пошли в краулер, пора ехать, вон наши дамы уже полетели, - Захаров оборвал разговор, показав в небо, после чего направился к самобеглому домику с крышей.       Турупанская крепость осталась далеко позади, за замаскированным под большой деревянный сарай краулером бодро трусили могучие уламры, прядая длинными ушами. На этих могучих боевых скакунах ехали не менее могучие воины, поджимавшие ноги, чтоб не пылить по дороге. Выделенная в сопровождение важных гостей гномья орта не отставала от неутомимых осликов. По мере движения, Турупанское ущелье превратилось в живописную долину. На зелёной траве паслись низкорослые коровы, а к скальным выходам в уже довольно пологих горах прилепились красивые домики с хозяйственными постройками. Эти строения были очень похожие на фермы селян. Исалина это подтвердила, пояснив, что там живут гномы, занимающиеся сельским хозяйством. Бывшая верховная ведьма стала рассказывать о гномах, Алина хоть многое о них знала (память Айлионы) не перебивала, внимательно слушала, ведь и Айлиона не всё знала. А Исалина рассказывала:    - Гуродоми - страна гномов - находилась в одноимённых горах, именно здесь изначально жили гномы. С одной стороны, в горах рудные жилы и другие полезные ископаемые ближе всего подходят к поверхности, с другой - горы надёжно защищали от набегов орков. Орки - степной народ и не любят горы, хотя некоторые их отряды и углублялись в горы, но в горах на тарпанах не поскачешь, у них хоть и есть когти, но это степные животные, для передвижения в горах совсем не приспособленные. Гномы несколько таких отрядов довольно легко уничтожили, вот орки и перестали лезть в горы, боятся. То, что гномы живут в пещерах - заблуждение. Гномы, как и все другие расы разумных, предпочитают жить на поверхности, но свои поселения строят прямо на выходе своих шахт, тех, что не очень глубокие. Обычно свои дома гномы строят на склонах гор и большая часть дома заглублена в эту гору или скалу (скалы гномы предпочитают больше), Турупанская крепость - тому пример. Ты же видела - там снаружи только стена, защищающая двор, а все строения - только фасады помещений, вырубленных в скале. Столица гномов - Гуродом, это город на склоне большой горы-скалы, там все строения такие, горизонтальные улицы, которые идут вдоль скалы, - террасы,а вертикальные - лестницы.    - А если надо поднять какой-нибудь груз, они что? Тащат его по лестнице? - поинтересовалась Алина, её алидка летела рядом с летающей доской Исалины, Айлиона и Эрилина тоже приблизились почти вплотную, видно, рассказ бывшей главной ведьмы заинтересовал и их. Да и квадрокоптер подлетел максимально близко, при этом выдвинув длинную штангу с микрофоном. Исалина ответила Алине:    - Для этого у гномов есть специальные подъёмники, перемещающие груз как по наклонной плоскости специальных улиц, так и по вертикальным шахтам внутри горы. Вы же видели, у гномов много технических приспособлений, и поднять тяжёлый груз, например - каменный блок для здания, для них не проблема.    - Ага, такие грузовые фуникулёры и лифты, - согласно кивнула Алина и добавила: - Молодцы, гномы!    - Мы тоже можем поднимать тяжёлые предметы, и нам для этого не надо никаких особых приспособлений, - Эрилина ревниво отреагировала на замечание Алины. А та поинтересовалась - как же это можно сделать без применения специальных устройств. Ответила не Эрилина, а Исалина:    - Эльфам помогают трава, кусты и деревья. Если надо, к примеру, поднять и переместить большой камень, то это делают корни растущих вблизи деревьев. Приподымают, потом под ним растёт трава, она и перемешает этот камень, двигая его травинками, как руками.    - Но это же очень долго, пока корни из земли вырастут, пока трава появится и подрастёт, да и разве смогут травинки двигать такую тяжесть? - удивилась Алина, на этот раз ответила Эрилина:    - Почему долго? Если попросить, то всё растёт быстро, да и трава не такая слабая, как это кажется, ей вполне по силам переместить такую тяжесть, какую гномьи механизмы не осилят.    Эльфийка это сказала с гордостью и некоторым превосходством, показав, что соперничество между эльфами и гномами всё же есть. Пока шёл этот разговор, девушки, пролетев над довольно живописной долиной, увидели город гномов, словно вырастающий из склона горы. Широкие улицы и площади были крышами строений расположенных ниже, понятно, что все здания на улицах были одной высоты и трёхэтажными! Эти дома, сложенные из разноцветных камней (каждый их этих домов отличался от соседнего цветом), были необычайно красивы! Резные балкончики с колоннами, карнизы и другие декоративные элементы гармонично сочетались, ими, как и орнаментами на стенах, можно было долго любоваться. Восхищение, высказанное Алиной, вызвало замечание Эрилины, заявившей, что эльфийские города гораздо красивее, всё-таки там живая природа, а не мёртвый камень, хоть и разукрашенный.    Девушки сделали несколько кругов над городом, а потом спустились ниже, так чтоб здания можно было хорошо рассмотреть. Девушки не скрывались, и их появление вызвало некоторый переполох в городе, Исалина пояснила причину:    - Гномы не любят, когда летают над их городом, путешествующие на крилаках опускаются на специальную площадку, там, за стеной, а потом заходят в город пешком, через ворота.    - Вот ещё! Мы с Айлионой принцессы или кто? Как это нам через ворота заходить? Да ещё оттуда долго подниматься на эту гору! Куда тут можно сесть? Так чтоб стало понятно, что мы не простые путешественники.    - Давай вон туда! И побыстрее, а то они сейчас стрелять начнут! - прокричала Исалина, указывая на большую площадку, перед красивым домом с множеством колонн. Девушки направили свои алидки прямо на толпу гномов с большими рогатками, тем пришлось разбежаться в стороны. Гномы это сделали очень слаженно, затем, выстроившись в две шеренги и окружив место приземления ведьм, они успели выстрелить из своих рогаток.Увесистые булыжники полетели в девушек, Эрилина ойкнула, Исалина стала выстраивать защитный купол, но сделать это не успевала. Алина выкрикнув два слова - действие, противодействие - встала лицом к одной из шеренг и вытянула руки вперёд, Айлиона проделала то же самое, прижавшись спиной к спине сестры. Камни, уже почти долетевшие до девушек, перелетели через них, резко взмыв вверх. Сделав "горку", камни вернулись на прежнюю траекторию и обрушились на гномьи шеренги. Может, из-за своего невысокого роста, а может, чтоб попасть наверняка, гномы целились девушкам в живот, и теперь камни били их в грудь, сбивая с ног.    - Ой! Мы их поубивали! - испугано ойкнула Алина, Айлиона возразила сестре:    - Не мы, а они сами себя, мы же не стреляли! И не мы нападали, так что мы не виноваты, да и убить гнома не так просто, на них латы. Сейчас встанут и снова стрелять будут.    - Из рогаток, хулиганьё! - не удержавшись, хихикнула Алина, глядя на поднимающихся и очень злых гномов. Снова выстроившись в шеренгу, они приготовились стрелять, но не стали этого делать. Исалина уже успела создать защитный купол, внешне похожий на мыльный пузырь. Бывшая верховная ведьма (хоть и бывшая, но сила-то у неё осталась) подняла руку и щёлкнула пальцами, защитный купол, став более видимым (радужным), начал с низким гулом расширяться. Из-за строя гномов в доспехах вышел гном, можно было бы сказать - в обычном костюме, какой носят гномы, но его жилетка была покрыта вышивкой намного больше, чем обычно, а объёмистый живот украшали три золотые цепи, на одной из которых висело что-то похожее на луковицу старинных часов. Этот важный гном поднял руку и, солидно откашлявшись, произнёс, обращаясь к Исалине:    - Чем вызван ваш визит с таким нарушением правил? Пренебрежением хорошим тоном и при этом вопиющим...    - Ничего мы не вопили! Мы вообще - молчали! - возмущённо возразила Алина и сама попеняла гному: - Это вы себя нехорошо ведёте, разве можно в гостей стрелять из рогаток? Да ещё из таких больших? Ведёте себя как хулиганствующие дикари! Это грубо и некультурно!    - В правилах, которые доведены до всех разумных, чётко сказано - летать над городом гномов на крилаках, в ступах и на мётлах строжайше запрещено! Нарушитель будет немедленно покаран! Госпожа верховная ведьма с этими правилами была в своё время ознакомлена! - не остался