Поздравления одноклассницу с днем рождения

994

Поздравления одноклассницу с днем рождения

Поздравления одноклассницу с днем рождения



  

________________________________________________

Xotken
МОЯ ПЕРВАЯ РАБЫНЯ

Часть 3
В восемь вечера я пришел к Ивану. Надо было, наконец, выяснить наши отношения.
– О, Федя? Что-то случилось? – с порога спросил удивленный опер.
– Ага, случилось! Кто-то сегодня изнасиловал МОЮ рабыню в МОЙ день, забыв спросить МОЕГО разрешения! – я сразу перешел к делу.
– Эта сука опять нажаловалась? Вот я ей завтра задам!
– Не нажаловалась, а доложила своему хозяину! – я прошел, не дождавшись приглашения, в комнату, где царил полный бардак. Иван не зря хотел, чтобы Ольга навела у него порядок. Сев на диван, я продолжил:
– И завтра ты её можешь не ждать, она не придет сюда с утра. Захочешь попользоваться, придешь после четырех дня и делай, что хочешь, хоть до самого утра, но на её квартире.
– Пацан, ты не слишком много мне указаний дал? – спросил, немного опешивший от моего напора, Иван.
– Думаю, что нет! Пришло время до конца разобраться и договориться, как нам делить нашу рабыню. И чтобы потом никто не нарушал больше нашего договора.
– Интересно, а как ты собираешься меня ограничить каким-то дурацким договором? Пацан, если я захочу, то вообще отниму у тебя шлюху, а ты и пискнуть не посмеешь!
– А мне и не надо пискать! Достаточно, чтобы копия вот этого видео попала на стол твоего начальства! – я пошел ва-банк.
– Какого еще видео? – удивился Иван.
– У тебя видик есть?
– Нет, еще не заработал на такую хреновину...
– Ну, тогда придется смотреть прямо в камере, тут, правда, немного маленький экран и звук не очень громкий, но я думаю, тебе будет достаточно... – я включил принесенную с собой японскую камеру.
Иван несколько минут с интересом смотрел кадры, на которых он избивал Ольгу и заставлял стать рабыней.
– Ндааа... техника! И когда ты, сволочь, успел это только снять? – обескуражено спросил опер.
– Ну, тогда же и снял! С балкона! – резко ответил я. И добавил:
– Это, конечно, только копия, и в случае чего... Ну, ты сам понимаешь...
– Ладно, Федя, твоя взяла! Это поздравления одноклассницу с днем рождения надо же... Пацан вокруг пальца обвел! Уважаю! Тебя ждет большое будущее! Хватка есть! Своего не упустишь! Молодец! – начал меня расхваливать Иван, а потом спросил:
– Ну, и как ты там решил делить нашу шлюху?
– Как мы и договаривались с самого начала. Все по-честному. Она твоя по вторникам и субботам. Во вторник ты приходишь к ней. Ну, а с субботу можешь забирать на свою дачу. Я так понимаю, что твоих дружков уже просто так от неё не отвадить?
– Ну да! Ты правильно понимаешь! Им теперь каждую субботу наша сучка нужна будет, и там важные для меня люди. Понимаешь? Мне нельзя с ними сориться.
– Я и не против! Раз в неделю пропустить нашу шлюху по кругу – это пойдет ей только на пользу. Но с условием. Никаких, как у вас там в УК написано, средних и тяжких телесных повреждений.
– Ого! А ты оказывается уже и с кодексом знаком? Заранее готовишься? – попытался съязвить Иван.
– Ты мои условия ясно понял? – я продолжал гнуть свою линию, не обращая внимания на приколы опера.
– Да не кипятись ты, Федя. Я все понял! Я ж не дурак, хоть и мент! – что-то Ивана сегодня тянуло на шутки.
– Хорошо, что понял. Дальше. Шлюха остается работать в садике, и ты больше её там не навещаешь. Если хочешь, чтоб убирала этот твой свинарник, то у тебя есть суббота – прикажи ей придти с утра, до того, как повезешь на дачу.
– Ты, я вижу, все продумал! Кстати, а сучка знает, что ты сегодня мне условия придешь ставить?
– Нет, конечно! Она – сексрабыня. Её дело – служить обоим господам. И ей совсем не нужно знать, что у нас есть некоторые проблемы.
– Молодец! А то я уже грешным делом подумал, что эта сучка тебя так навострила против другого хозяина. Что рецепты для мультиварки редмонд 4525 с фото ты поддался её манипуляциям.
– Кишка у неё тонка мною манипулировать, – гордо ответил я и спросил:
– Ну, так как, Иван? Что скажешь насчет моих предложений?
– Предложений? Ты еще и дипломат оказывается. Мне показалось, что это больше ультимативные требования... – Иван хихикнул и добавил:
– Ладно, вижу, что ты все хорошо продумал. Я в общем согласен с твоими «предложениями»... Ну, разве что есть у меня одно желание, если ты, конечно, не против.
– Давай, Иван, что у тебя там за желание?
– Ну, я бы хотел иметь возможность время от времени навещать нашу сучку на её работе. Уж больно мне её смущение и ужас понравился, когда я её на глазах детей потащил в туалет трахать и потом, когда потрепанную и со следами спермы на роже вытолкнул назад в группу. Уж больно она тогда классно выглядела! Я бы хотел иногда, нечасто, но повторять что-то подобное, – высказал свою просьбу опер.
– Ну, она рабыня, и я думаю, что ей подобные приключения только на пользу пойдут. Но только с одним условием! Предварительно просить у меня разрешения, если это будет в мой день. И вообще, если вдруг захочешь трахнуть её в мои дни, то просто попроси меня, нашей шлюхе трах в два дупла только на пользу пойдет! Ты пойми, Иван, мне шлюхи не жалко, но я требую уважать мои права на неё, как хозяина в мои дни. Разве это не нормальное требование?
– Нормальное! Совершенно нормальное! Ты меня извини, Федя, я сначала думал, что ты просто пацан, которого я легко обведу вокруг пальца. Но теперь вижу – ты мужик! Своего не упустишь! Молодец! – опер снова принялся меня расхваливать, а потом неожиданно предложил:
– Слушай, я завтра собираюсь нашей шлюхе хороших пиздюлей дать. Ты же все равно в соседней квартире будешь, может присоединишься?..
– Нет, Иван, спасибо, конечно, но у меня на завтра другие планы... – я был действительно приглашен на день рождения одной из одноклассниц.
Утром в школе, неожиданно для меня, ко мне подошла Лиза, которую в классе все звали просто «серой мышью», и, смущаясь, пригласила к себе домой. С Лизой никто в классе не дружил. Она всегда была одна, застенчивая и робкая, можно даже сказать, забитая тихоня с последней парты. У неё был очень строгий отчим, который уже давно пресекал все её попытки завести подружек, а уж тем более дружить с парнем. Удивленный, я спросил, не будет ли отчим против, если я приду, на что девушка тихо ответила, что родителей не будет, они уехали до конца недели на дачу. На вопрос, кого она еще пригласила, Лиза густо покраснела и ответила, что больше никого, только меня. И что ей обязательно нужно со мной поговорить об очень важном деле. В общем, Лиза меня сильно заинтриговала, и я не собирался отказаться от приглашения.
– Собираешься с балкона вторую серию снимать? – предположил Иван.
– Нет! У меня просто есть другие дела. Если не веришь мне, то ты же опер. Просто проверь балкон на наличие на нем видеокамеры. Я же понимаю, что ты больше не повторишь подобной ошибки, – едко ответил я.
– Конечно, не повторю! Ну ладно. Раз не хочешь, то дело твое. Но поверь, ты многое потеряешь, если не присоединишься... А телефон-то хоть оставишь мне?
– Нет, телефон мне самому нужен будет, – зная воздействие аппарата на Ольгу и характер Ивана, я понимал, что для рабыни это может закончится весьма плачевно. Кроме того, меня только что озарила мысль, что если я окажусь один в пустой квартире с забитой «серой мышкой», то вполне смогу «поздравить» Лизу с днем рождения с помощью аппарата... Что-то мои фантазии разыгрались!
Короче, разговор с опером на мое удивление прошел довольно быстро и продуктивно, я смог довольно легко добиться признания почти всех моих требований. В полдесятого я уже открывал своим ключом квартиру соседки.
Войдя в коридор, я услышал пение. Это Ольга пела колыбельную засыпающей Зойке. Я тихо прошел в темную спальню и стал ждать. Через пару минут моя рабыня перестала петь и, выйдя из комнаты, плотно прикрыла дверь.
Войдя в спальню, Ольга спросила:
– Господин? Вы тут?
– Да, шлюха, я жду тебя.
– Извините, господин, я виновата, что заставила вас меня ждать, но я не могла оставить мою дочурку, пока она не уснет... – женщина опустилась передо мной на колени.
– Хорошо, рабыня. Я понимаю, но наказать тебя должен, – я резко нанес несколько сильных пощечин моей покорной жертве.
– Спасибо, господин, что не брезгуете наказывать вашу нерадивую рабыню... – произнесла Ольга, глотая выступившие слезы. За эти дни она многому успела научиться!
– Слушай меня внимательно! Я сейчас обговорил с Иваном, как мы будем в будущем обращаться с тобой, и как делить. О чем мы договорились, тебе знать не положено. Но помни, что ты рабыня и принадлежишь нам обоим! Во вторник и субботу ты во власти Ивана. В остальные дни ты в моем распоряжении. Это значит, что в эти дни ты в первую очередь выполняешь приказы хозяина дня. Другой может тобой воспользоваться только с его разрешения. Ты останешься работать, как и работала. Во вторник Иван получает тебя после шестнадцати часов и будет приходить к тебе сюда. В субботу ты принадлежишь Ивану с самого утра и он везет тебя, куда захочет. Скорее всего с утра будешь убирать его квартиру, там тот еще свинарник. Потом тебя будет ждать дача и его друзья. Новых мужиков Иван обещал не привлекать, но тех, с кем ты уже познакомилась, будешь обслуживать и в будущем. Все поняла, шлюха?
– Да, господин. Я все поняла! Я очень вам благодарна за вашу заботу о недостойной рабыне! Я, честно говоря, не ожидала, что вы сможете договориться со вторым господином... Спасибо вам, добрый господин!
– Перестань, шлюха, льстить мне. Лучше займи рот отсосом, – я сел на кровать, а Ольга проворно расстегнула мою ширинку и, осторожно достав член, начала его ласкать...
Мы еще некоторое время развлекались в кровати и уснули, изрядно уставшие. Утром, когда я проснулся, увидел, что Ольга пытается выйти из комнаты.
– Ты куда собралась без приказа, шлюха? – от неожиданности соседка вздрогнула и обернулась:
– Я заслужила наказание! Я просто хотела пописать и почистить зубы, чтобы у вашей рабыни не воняло изо рта, господин.
– А ну назад! Она хотела! Ты, сука, не смеешь ничего делать без моего приказа! Это ясно?
– Да, господин. Ясно! – Ольга быстро вернулась к кровати и, встав на колени перед моей головой, спросила:
– Что прикажет мой господин?
– Для начала, гребанная рабыня, отсосешь мне! Вон какой утренний стояк! – я откинул простыню и взору рабыни предстал мой стоящий колом член.
Ольге не нужно было приказывать второй раз – она сразу передвинулась на коленях к члену, и принялась его ласкать своим ртом. Через пару минут я обильно излился семенем, Ольга почти все проглотила и прилежно вылизала остатки. Моя рабыня уже успела научиться неплохо делать минет!
– Ну что, сука, ты вроде хотела ссать?
– Да, господин, я еле сдерживаюсь!
– Ну, тогда пошли в ванную, покажешь, как ты это делаешь! – Ольга опешила от такого приказа, но вовремя пришла в себя и ответила:
– Слушаюсь, господин!
Когда мы вошли в ванную, я приказал Ольге скинуть с себя ночнушку, и она осталась совсем голой.
– Лезь в ванну и покажи, как ты ссышь! Не приседай, дура! Просто раздвинь ноги, чтобы я все видел! – рабыня густо покраснела и прикусила губу, но покорно выполнила все приказы. Некоторое время ничего не происходило, видимо, Ольга слишком стыдилась, но природа взяла свое, и вот уже ударила сильная желтая струя. Я наслаждался картиной: совершенно красная от стыда соседка ссала в раскорячку перед своим бывшим учеником. Да, она теперь моя рабыня. И я её уже много чего заставлял делать, но это новое унижение и позор явно приносили сильнейшие муки моей жертве...
Потом Ольга разбудила Зойку и приготовила завтрак, после которого я пошел в школу, предварительно заскочив домой и взяв портфель. Учебный год приближался к концу. Оставалось всего несколько дней, прежде, чем прозвучит последний звонок, и нас, десятиклассников, отпустят на подготовку к выпускным экзаменам.
К моему удивлению Лиза в школу не пришла, и я решил сразу после уроков пойти к ней. Раз уж она все равно дома одна, и кроме меня никого не будет, то какая разница, когда я приду!
Я заскочил домой, быстро переоделся и, наспех перекусив, вышел, прихватив с собой полевой телефон. По дороге купил в цветочной лавке букет из пяти красных роз. Неудобно идти без подарка...
Лиза жила совсем недалеко от моего дома, и уже через десять минут я позвонил в дверь на последнем пятом этаже блочной хрущевки. Из-за двери раздался Лизин голос:
– Кто там?
– Это я, Федя. Ты же приглашала меня сегодня к себе...
– Федя? Так еще же рано! Я не готова!..
– Я что, должен орать через дверь? А ну открой, или я уйду! – видимо, моя угроза подействовала, послышался звук открываемого замка, и дверь распахнулась. Сильно смущенная Лиза предстала предо мной в коротком домашнем халатике. Белокурые волосы, вопреки обыкновению, не были заплетены в косички, а красиво спадали с плеч. И я вдруг поймал себя на мысли, что Лиза вполне симпатичная девушка, просто я, как и остальные пацаны из класса, никогда не обращал на неё особого внимания.
– Тебя не было сегодня в школе, и я решил зайти пораньше, узнать, не случилось ли чего... – я начал импровизировать.
– Все в порядке. Просто я хотела иметь побольше времени для подготовки к твоему приходу, – смущенно ответила девушка и добавила:
– Ну, раз уж пришел, проходи. Только там еще не все прибрано, ты уж извини... – повторного приглашения я дожидаться не собирался и решительно прошел в квартиру.
– Ты проходи в комнату, я сейчас быстро переоденусь, – Лиза хотела проскочить в другую комнату, но я, посмотрев на ее коленки и вогнав этим девушку в краску, схватил её за руку и притянул к себе:
– Не надо переодеваться, мне так больше нравится! Вот это тебе! Поздравляю с днем рождения! – я развернул бумагу, в которой были завернуты розы и протянул смущенной девушке.
– Спасибо, Федя! Мне еще никто никогда не дарил цветов. Большое спасибо! – лицо Лизы осветила радостная улыбка. – Сейчас поставлю в вазу... – схватив вазу с антресоли, Лиза кинулась на кухню и там послышался звук текущей воды. Через минуту сияющая от счастья девушка поставила вазу с моими розами на самое видное место в комнате.
– Федя, хочешь чаю? Я еще ничего не успела приготовить, кроме пирога с яблоками. Я его еще вчера испекла...
– Ну, я вообще-то успел дома перекусить после школы. Но от чая с пирогом не откажусь.
Вскоре мы сидели за столом и пили чай. Пирог у Лизы действительно оказался вкусным. И я доедал уже третий кусок, что не ускользнуло от зорких глаз именинницы:
– Федя, тебе понравился пирог?
– Да, Лиза. Очень вкусный! Я давно такой вкуснятины не ел! – девушка засияла от счастья.
– Я вообще-то не только пироги умею печь. Мама у меня всегда очень хорошо и вкусно готовит и меня научила. Я вот хотела к ужину жаркое в горшочках приготовить с картошкой. Надеялась, что тебе понравится... И еще я умею шить. И закройки сама делаю. И по хозяйству маме с самого раннего детства помогала. Так что я много всего умею... – девушка продолжала хвастаться.
Вдруг я подумал, что это очень похоже на сватовство, когда расписывают достоинства невесты. Только тут сама «невеста» рассказывает о себе.
– Лиза, ты зачем мне все это рассказываешь?
– Я... Я... Я просто хотела, чтобы ты знал... – растерянно ответила девушка.
– Честно говоря, меня в тебе интересуют другие качества... – я многозначительно замолчал.
– Какие же? – робко спросила Лиза.
– Ну, ты в школе настоящая «серая мышка». Всегда с дурацкими косичками! Я вот, например, никогда не видел, какие у тебя прекрасные волосы! Ты все так умело скрываешь... – девушка зарделась и опустила взгляд, но было видно, что ей приятно слышать комплименты. Я решил продолжить:
– А твоя обворожительная улыбка? Я никогда не видел, как ты улыбаешься. А у тебя такая прекрасная улыбка! Твое лицо просто светится, когда ты улыбаешься...
Лиза подняла раскрасневшееся лицо и улыбнулась:
– А ты сейчас правду говоришь? Я тебе действительно нравлюсь? – девушка смотрела на меня взглядом, полным сомнения. – Ты же никогда не обращал на меня внимания...
– А разве кто-то вообще обращал на тебя внимание? Ты же всегда незаметна. Все в классе привыкли тебя не замечать. Разве не так?
– А теперь ты, значит, заметил? – в голосе Лизы мне послышалась ирония, но я решил поставить её на место:
– Еще не совсем! Вот если скинешь халат и покажешь то, что я еще не видел, то тогда и скажу, заметил или нет! – Лизу бросило в краску.
Я ожидал пощечины или слез обиды, но девушка отреагировала совсем не так, как я думал:
– А ты действительно хочешь все увидеть? Может, ты еще хочешь всё обо мне узнать? Ты уверен? – в голосе еще совсем недавно робкой и застенчивой Лизы послышался металл.
– Ну, ты же именно для этого меня пригласила, правильно? Ты же сама хочешь мне все рассказать о себе и... – я запнулся. – И, наверно, показать...
– Да! Да, Федя, я должна тебе всё-всё рассказать! Мне нужна твоя помощь! Я не знаю, к кому я еще могу обратиться... – на глазах Лизы появились слезы.
– Ну-ну... Зачем же плакать? Это же твой день рождения! – я притянул податливое тело девушки к себе и обняв, прижал к себе. Лиза положила голову мне на плечо и тихо заговорила, постоянно всхлипывая:
– Федя, только не перебивай меня... Дай мне высказаться. Пожалуйста...
– Да, да, конечно, Лиза. Я внимательно тебя слушаю.
– Моя мама работает на двух работах. И каждую субботу уходит утром на работу. Это самое страшное время! Я ночую в этой комнате на этом диване и каждую субботу с ужасом жду, когда он позовет меня... Он всегда зовет меня... К себе в спальню... И там... Там... Я должна... Знаешь, что я должна?.. Я... Я не могу это сказать!.. Давай, я лучше все покажу? Ты же хотел увидеть? Пошли... Я покажу... – Лиза вскочила и схватила меня за руку, потянув в соседнюю комнату, в центре которой стояла большая кровать.
Это явно была спальня родителей.
– Ты хотел все увидеть!!!. Смотри!!! – Лиза забралась на кровать и скинула халат. Девушка оказалась передо мной совершенно голой. У нее было прелестное юное тело. Особенно мне понравились две еще не совсем развитые, но все-таки прелестные девичьи груди. Поймав мой взгляд, Лиза сказала:
– А вот его они не интересуют. Его другое интересует всегда! Я должна вот так вставать... – девушка встала раком, повернув ко мне изящную задницу, широко расставила ноги и опустила голову на кровать, грациозно прогнувшись в спине. В этой откровенной позе мне открылись все девичьи прелести. А Лиза продолжила свой рассказ:
– Он всегда требует, чтобы я вот так ему все открывала... – девушка развела руками свои ягодицы, полностью открыв розочку ануса. – А потом, он требует, чтобы я сама просила... Просила чтобы... Чтобы... Я должна ему сказать: «Возьми меня, пожалуйста, в мою похотливую попу». Только более грубыми словами... И так два, три, иногда пять раз подряд! Пока он не заберется на кровать и не... Не начнет свое дело... И когда он это делает, я все время должна ему говорить, как мне хорошо, и как я счастлива, и какой он прелестный и сильный мужчина, – Лиза уткнулась лицом в постель и зарыдала.
Подождав немного, я присел на край кровати и начал гладить волосы плачущей Лизы:
– Он – это твой отчим? – я решился прервать молчание.
– Да...
– И как долго это длится?
– Уже второй год! Каждую проклятую субботу!
– Ты сказала, что ждешь от меня помощи? Чего ты ожидаешь от меня? – я упрямо продолжал задавать вопросы.
– Я хочу... Я думала... Забери меня с собой! Забери меня из этого города!.. Я все буду делать для тебя! Я буду готовить, стирать, убирать... Все, что захочешь! Ты сказал, что я тебе нравлюсь! Вот и пользуйся мной, как хочешь! Я ведь еще девушка... Он только там... Его только там интересует... Я всё! Я на все согласна! Лишь бы не оставаться с ним! Федя, миленький, пожалуйста, забери меня с собой! Я больше не могу! Не могу так... – Лиза снова громко зарыдала.
– Не понял! Куда я тебя должен забрать?
– С собой! Ты же собираешься в Москву на учебу, в институт. Вот и забери меня с собой! Я тебе во всем помогать буду! Все сделаю! Ни в чем не откажу! Только забери меня отсюда!
– Куда я тебя могу забрать? Как ты себе это представляешь?
– Моя мама сказала, что твой отец так много зарабатывает, что запросто сможет оплатить тебе отдельную квартиру в Москве. И что ты, как студент будешь там, как кот в масле! Вот я и буду тебе помогать по хозяйству. Кому-то надо в квартире прибрать или там поесть приготовить... И ночью... Я же на все согласная! Феденька, ну, миленький, ну, пожалей ты меня! Я тебе не буду в тягость. Я работу найду! Буду еще деньги зарабатывать... Все буду отдавать до копеечки! Мне ведь ничего не надо, только бы уехать от этого супостата проклятого!
– Ты с чего взяла, что отец мне квартиру в Москве снимет? Я что-то ничего подобного не слышал!
– Так мама моя на радиостанции в порту работает. Она и приняла радиограмму от твоего отца. Где он в Москве просит своего друга тебе квартиру подыскать. Сюрприз это будет для тебя, если поступишь! – вот это действительно сюрприз! Но как это похоже на моего отца! Своя отдельная квартира в Москве для сына на время учебы в институте! Перед моим взором уже предстали радостные перспективы и возможности. Но Лиза вернула меня к реальности:
– Ну что, Федя? Заберешь меня с собой или оставишь во власти этого старого негодяя? – в голосе девушки слышалась надежда и страх.
«Иметь отдельную квартиру в Москве – это очень хорошо! А иметь квартиру с преданной молодой рабыней еще лучше», – пронеслось у меня в голове.
– Взять, конечно, тебя можно. Только вот кто мне гарантирует, что ты потом меня там не бросишь, как только свободу почувствуешь?
– Так куда я без тебя, Федя? Я тебе предана буду, честное слово! И слушаться буду во всем! А если что, так можешь и наказать меня! Вот, что хочешь прикажи – все выполню!
– Так уж и все? – я сделал вид, что сомневаюсь.
– Всё! Вот сегодня у меня день рождения, а я хочу тебе подарок сделать. Сделай меня женщиной! Прямо сейчас! На этой кровати!
– Лиза, ты что? Ты понимаешь, о чем просишь? – спросил я немного ошарашено.
– Конечно, понимаю! Эта сволочь хочет мою девственность продать какому-то жирному начальнику склада. Но не выйдет у него ничего! Я тебе все отдам! Я же тебе нравлюсь? Вот и бери меня! Будь настоящим мужчиной, Федя! – в словах Лизы слышалась решимость.
Видя мое замешательство, девушка продолжила:
– Ну, Федя, ну, пожалуйста! Не хочешь брать меня с собой, не бери! Но лиши меня этой проклятой девственности! Не хочу быть проданной! – мой член давно стоял колом.
Я, конечно, планировал сегодня затащить Лизу в постель, но то, что она сама так активно будет меня просить об этом, я не мог себе представить даже в самой дерзкой фантазии. Тем временем Лиза перевернулась и легла на спину, широко расставив ноги и открыв мне свободный доступ к самому интимному месту любой девушки:
– Ну же, Федя! Давай! Миленький... ну пожалуйста! – одноклассница продолжала просить.
– Ну, держись тогда! Сама просила! – с этими словами я быстро разделся и ринулся на кровать, полностью накрыв тело Лизы. Мы слились в горячем поцелуе и крепких объятьях. Я начал осыпать лицо и шею девушки поцелуями, постепенно опускаясь к грудям. Немного поласкав уже напрягшиеся сосочки, я перешел к мягкому животу. Девушка тоже отвечала мне ласковыми поцелуями по тем частям моего тела, которые были возле её рта. Постепенно я перебрался к мягкому лобку, покрытому мягким пушком еще коротких волосинок. Немного поласкав лобок, перешел к киске. Там уже все было горячо и влажно. Было приятно ласкать языком мягкие набухшие губки и небольшой бугорок клитора. На мои ласки Лиза ответила легкими стонами и всем телом подалась вперед, стараясь приблизиться к моему ласкающему языку. Продолжая ласкать языком киску и клитор, я рукой осторожно раздвинул горячие губки и просунул палец в горячее и очень влажное лоно. Девушка застонала еще громче. Немного поработав пальцем, я посчитал, что пора приступать к главному акту и, перевернувшись, подвел член к уже ждущему его девичьему лону. Я несильно надавил, пытаясь войти. На удивление головка легко вошла, но быстро наткнулась на препятствие. Видимо, это принесло боль Лизе, поскольку она вскрикнула и дернулась всем телом. Я остановился, но девушка зашептала:
– Продолжай!.. Не обращай на меня внимания!.. Я потерплю!..». я снова начал сначала осторожно, потом все напористее двигать моим тазом, все сильнее растягивая девичью плевру, пока наконец она не поддалась и мой член полностью проник во влагалище Лизы, которая вскрикнула и быстро зашептала:
– Продолжай! Не останавливайся! Давай!
Я сделал несколько поступательных движений членом посильнее и поняв, что не вызываю особой боли, начал методично трахать мою одноклассницу. После утреннего Ольгиного отсоса, я кончил не так быстро, как обычно. Но у всего бывает конец и, почувствовав приближение оргазма, я вытащил член, как раз успев выстрелить горячей спермой на лобок Лизы, которая благодарно произнесла:
– Спасибо, Федя! Большое спасибо! Ты настоящий мужчина! И девственности лишил и позаботился, чтобы не залетела. А то я стеснялась сама попросить. Боялась, что обидишься! Теперь я – твоя женщина! Ты же видишь, что я для тебя на все готова? Ты ведь теперь заберешь меня с собой в Москву?
– Вот же ты, Лизка, приставучая! Как банный лист! Конечно, возьму с собой, если будешь меня во всем слушаться и выполнять все мои приказы.
– Феденька, миленький! Я буду тебе послушна! Я все-все сделаю, что ты попросишь! – стала обещать Лиза.
– Не попрошу, а прикажу! Разницу понимаешь? Мне в Москве не служанка нужна, а рабыня! Покорная и послушная сексрабыня, выполняющая любой мой приказ!
– Рабыня, так рабыня. Я согласна! – легкость, с которой Лиза согласилась, показалась мне подозрительной.
– Лиза, ты хоть понимаешь, что значит быть рабыней?
– Точно не знаю! – беспечно и радостно ответила девушка и добавила:
– Но ты же все объяснишь и научишь меня быть твоей рабыней? Я обещала тебе, что буду все исполнять! И я сделаю все, чтобы ты остался мной доволен. Приказывай!
– Ты уверена? – я решил переспросить еще раз.
– Конечно, уверена! Я уверена, что бы ты ни приказал, это будет лучше, чем то, что мне приходиться делать по субботам... – в логике Лизе не откажешь.
– Хорошо. Во-первых, отныне, когда мы будем наедине, обращайся ко мне только на «вы» и называй меня –«хозяин» или «господин».
– Хорошо, хозяин. Буду обращаться к вам на вы, господин! Хи-хи-хи, – хихикнула счастливая Лиза.
– Во-вторых, вот тебе первый приказ – вычисти своим языком мой хуй от твоих выделений и крови, – я поднес свой испачканный и полуупавший член ко рту новоиспеченной рабыни.
Лиза поморщилась, но покорно подвела голову ближе ко мне и принялась, сначала очень осторожно и неумело, лизать языком по мягкому члену. Довольно быстро Лиза освоилась и уже не просто облизала моего молодца, но и полностью захватила его ртом и начала посасывать, одновременно работая проворным язычком. К моему удивлению, член начал снова расти в размерах и полностью заполнил рот моей одноклассницы. Лизе, по всей видимости, очень нравилось делать мне минет, она, конечно, сосала не так хорошо, как Ольга, но очень старалась.
– Ты когда-нибудь уже сосала, рабыня? – с интересом спросил я.
Девушка остановилась, осторожно вытащила член и ответила:
– Это первый раз, господин. Я что-то не так делаю? Вы мне подскажите, что и как делать. Я очень хочу, чтобы вам понравилось, господин! – Лиза снова заключила моего молодца в ротик и продолжила ласки. Но я решил, что рабыне стоит узнать и более жесткий вариант:
– То что ты делаешь, называется «сосать», а вот это называется «трахать в рот» – я резко обхватил голову Лизы своими руками и с силой начал насаживать её на свой член. Лиза начала давиться, и что-то заклокотало у нее во рту. Она попыталась вырваться из моего захвата, но я крепко удерживал голову и продолжал методично трахать, так, что мой член доставал до горла и, видимо, вызывал рвотные спазмы.
– Не вздумай блевануть, рабыня! Учись сдерживаться, – в ответ Лиза что-то невнятно промычала, роняя слюни. Из её глаз текли слезы, но я уже был близок к концу и не собирался останавливаться.
– Все проглотишь, рабыня! – и с этими словами я кончил прямо в глотку Лизы. Девушка закашлялась, но послушно стала глотать полученную порцию моей спермы. Я вытащил быстро обмякший член, мокрый от обильных слюней, а Лизе понадобилось несколько минут, чтобы отдышаться и прийти в себя.
– Рабыня, теперь оближи свои слюни! – приказал я, подставив все еще мокрый и обвисший член к губам одноклассницы.
– Слушаюсь, хозяин, – Лиза быстро облизала моё орудие и затем осторожно обтерла своими волосами.
– Молодец! Неплохо для первого раза, – похвалил я и нежно потрепал Лизину щеку.
– Спасибо, господин, я рада что вам понравилось, – радостно произнесла девушка.
– Ну, что ж, Лиза, теперь ты стала настоящей трехдырочной блядью! – Лиза подняла на меня недоуменные глаза. Она явно не поняла, что я имел в виду:
– Как это?
В ответ я резко ударил её по щеке. От неожиданности девушка вздрогнула, и из глаз сразу брызнули слезы обиды:
– За что, господин?
– За то, что не назвала меня в предыдущем предложении «господином»! – ответил я.
– Извините меня, господин! Я не нарочно!
– Во-первых, моя рабыня никогда не извиняется! Вместо извинений ты должна говорить «Я заслужила наказание!» – поняла? Повтори!
– Вместо извинений я должна говорить, что я заслужила наказание, господин.
– Хорошо, ты быстро учишься, Лиза! Из тебя получится классная сексрабыня! – похвалил я.
– Спасибо, господин! Я очень постараюсь, чтобы вы были довольны своей рабыней.
– Так вот, запомни! У любой бляди, вроде тебя, есть три дырки... – возмущенная девушка прервала меня:
– Я не блядь! – я резко и сильно несколько раз ударил ошеломленную Лизу по щекам. Девушка попыталась закрыться руками, но я приказал:
– Сейчас же убрала руки, сучка! Кто разрешил перебивать меня? – и влепил еще две пощечины. – Так кто тебе, тупая рабыня, разрешил перебивать хозяина?
– Никто не разрешал, господин. Не сердитесь пожалуйста! Я не нарочно! Простите. Ой! Я заслужила наказание, – проговорила Лиза сквозь слезы.
– Тогда продолжим урок. Ты – моя рабыня! Моя личная сексигрушка! Блядь и потаскуха! И смысл твоей ничтожной жизни – служить мне! И в первую очередь своими блядскими дырками! У тебя есть рот, пизда и жопа! В эти дырки я и буду тебя трахать и сливать сперму! Это ясно? – глаза Лизы округлились от удивления. Она, похоже, только сейчас начала осознавать, что за будущее её ждет:
– Да... Да, господин! Я поняла!
– Так вот! Сегодня ты стала трехдырочной блядью! Теперь все твои блядские дырки потеряли девственность! Рот и пизду я поимел сегодня, ну, а твоя жопа уже давно не девочка. Кстати, о девочках. Ты же понимаешь, что я должен тебя наказать за то, что не сохранила свою жопу нетронутой для твоего господина?
Лиза смотрела на меня ошеломленным взглядом и сквозь слезы поговорила:
– Так я же не виновата... Я же... Я же потому к тебе... К вам за помощью, господин... – девушка разрыдалась.
– Я разве спросил, кто виноват? Я спросил, понимаешь ли ты, что заслужила наказание? – я говорил четко и ясно, с ударением на каждое слово.
– Господин, если вы считаете, что я заслужила наказание, то значит заслужила... – моя новая рабыня довольно быстро сообразила, что от неё требуется.
– Молодец, рабыня! Ты делаешь успехи! – я снова одобрительно потрепал Лизу по щеке, что вызвало у неё улыбку радости.
– Твой отчим в течение долгого времени поганил твою жопу. Но теперь ты моя рабыня, и твоя задница тоже принадлежит мне! Так, рабыня?
– Да, господин! Я ваша рабыня, и все мое тело принадлежит вам.
– Больше я не дам никому тебя тронуть! Можешь забыть твоего отчима! Ты теперь под моей защитой! – Лиза посмотрела на меня недоверчивым взглядом:
– Послезавтра родители вернутся с дачи. И в субботу мама опять пойдет на работу...
Неожиданно резкая, но несильная пощечина обожгла ее правую щеку и вызвала легкий вскрик.
– Не смей сомневаться во мне, глупая рабыня! Если я обещал, что защищу тебя, значит, никто тебя больше не тронет! – девушка засветилась радостной улыбкой:
– Ты действительно... Ой! Вы! Вы, господин, поможете мне? Защитите меня? Прямо сейчас? Я... Я сделаю все для вас! Вы самый лучший! Господин! Простите меня, что я не сразу поверила вам! – эмоции переполняли Лизу, и она разрыдалась на моем плече...
Я подождал, пока она успокоится и предложил выслушать мой план, и еще раз хорошо все обдумать...
Я рассказал девушке, что у меня есть уже одна рабыня, это моя соседка, и у нее есть квартира, в ней Лиза сможет жить, пока мы не переедем в Москву. Я поговорю с отчимом и уверен, что сумею его убедить, не настаивать на возвращении падчерицы. В крайнем случае, у меня есть друг в ментовке, и он поможет убедить. Конечно, мне меньше всего хотелось использовать помощь Ивана, но в случае упорства придется его подключить. В обмен на мою защиту и покровительство Лиза должна стать моей покорной сексрабыней и исполнять любой мой приказ, а я оставляю за собой право наказывать ее по моему усмотрению. Моя сексрабыня должна все переносить терпеливо и с благодарностью.
Я предложил Лизе еще раз все хорошо обдумать и дать мне завтра ответ.
– Господин, я уже все давно обдумала! Я же обещала вам, что сделаю все, что вы захотите! Только спасите меня от этого страшного человека! Я буду вашей покорной рабыней! Делайте со мной все, что захотите! – Лиза с силой прижалась ко мне и зашептала:
– Господин, я ваша... Я ваша рабыня... Я в вашей власти! Приказывайте! Я сделаю все... Если хотите, наказывайте... Я все стерплю!
– Прямо так и все? Ты же даже не представляешь, что тебя ждет, глупая рабынька.
– Ну, я уверена, что мой добрый господин не захочет калечить и ломать свою послушную игрушку. Ты же добрый. И очень хороший. И да, я заслужила сейчас наказание! Накажите меня, господин за мою неучтивость, – Лиза явно провоцировала меня, и я не мог не отреагировать:
– Ладно, глупая сучка, сама напросилась! Есть в доме веревка?
– Да, господин, бельевая... Сейчас принесу, – Лиза быстро выскочила в коридор и через минуту принесла клубок.
Я приказал ей лечь на кровать и привязал руки и ноги к спинкам металлической кровати в форме «Х». Это становилось моим любимым способом фиксации.
Рот беззащитной рабыни был заткнут кляпом, и я достал из сумки мой полевой телефон.
– Для начала, непослушная рабыня, ты получишь пять разрядов. Провода я присоединю к нижним губкам и на сосок... – Лиза только промычала что-то в кляп.
На мое удивление киска девушки после перенесенной пытки током была мокрой. Лизу такие мучения явно возбуждали. И после того, как я отвязал ее, она просто накинулась на меня, вся горя от желания. А потом она сама попросила меня снова присоединить провода и повторить наказание. И связывать не надо, и кляп не обязателен, и потерпит и брыкаться не будет... Тогда я уже слышал о мазохистках, но встретил впервые.
Мы провели незабываемую для меня ночь, а на следующий день после школы я приказал Лизе собрать необходимые вещи и придти ко мне к семи вечера.
Честно говоря, по возвращении из школы в тот день я ожидал встретить во дворе игравшуюся там Зойку. А Ольгу «заболевшей» в ее квартире. Но я ошибался. Ни Зойки во дворе, ни Ольги в квартире не было. Пустая квартира моей соседки ничем не выдавала, что тут вчера произошла оргия. Постель в спальне была заправлена. Все вещи аккуратно лежали на своих местах. Я даже заволновался, что Иван снова не сдержал своего слова и увез Ольгу куда-то в другое место.
Но как обычно около четырех дня дверь открылась, и в квартиру вошли, вернувшиеся из детского сада, Ольга с дочкой.
– О, Федя, ты уже тут? Сейчас поставлю чай и начнем наши занятия, – голос Ольги звучал как обычно.
После чаепития Зойка убежала гулять, и мы остались, наконец, наедине.
– Рабыня, как вчера прошел день с Иваном? – с нетерпением спросил я.
– Все прошло нормально, господин. Я выполнила все требования второго господина, и он остался мной доволен, – спокойно и сухо ответила Ольга. Слишком спокойно!
– Расскажи подробнее!
– Так нечего особо рассказывать, господин. Я была, как и положено, рабыней. Вещью, которой хозяин пользуется по своему усмотрению. Я не знаю, что со мной было, я ничего не чувствовала. Просто выполняла приказы. Подставляла свои дырки. Сосала. Терпела удары ремнем. Лизала ноги... И ничего при этом не чувствовала. Просто видела себя как будто со стороны. Покорно ждала, когда господин насытится моим телом. Утром он проснулся рано, приказал отсосать и ушел... А я... А я приняла душ, смыла с себя все... Убралась в комнате и пошла на работу. Теперь, наверно, это моя судьба – просто подчиняться воле других людей. Быть покорной вещью... – Ольга с грустью взглянула на меня.
Я понял, что нужно вернуть ее в реальность:
– Что расселась, шлюха? А ну быстро встала и разделась! И на четвереньках к кровати! – рабыня вскочила и быстро выполнила мой приказ.
Когда я зашел в спальню, то полностью обнаженная Ольга уже ждала меня, стоя на коленях. Я сел на кровать и приказал отсосать мне, что моя рабыня и выполнила, при этом я внимательно следил за ней и к моему удовлетворению увидел, что Ольге совсем небезразлично исполнять мои приказы. После того как кончил, и рабыня все проглотила и тщательно вылизала, я приказал покорной женщине развернуться и встать раком, прогнувшись так, чтобы открылись все дырки. Я сунул пальцы в открытую киску Ольги и с удовлетворением почувствовал горячую плоть и обильную влагу.
– Ну вот, сучка! А ты говорила, что ничего не чувствуешь! Сама же течешь, как последняя шлюха!
– Господин, это с вами... Это с вами я хочу быть и мечтаю о вас... А со вторым господином я ничего не чувствовала вчера. Но пожалуйста, добрый господин, не говорите ему об этом, – мне были понятны ее опасения.
– Ладно, так и быть, не скажу. Только как это он сам не понял, что ты ничего не испытывала?
– Второй господин был вчера очень пьян... – внутренне я ликовал, что оказался лучше Ивана.
Я посмотрел на время – через полчаса должна была придти Лиза.
Я рассказал Ольге о новой рабыне, и что следующие пару недель она будет жить у нее, пока мы не сдадим экзамены и не уедем в Москву.
– Вы уедете в Москву? А как же я??? – с ужасом в голосе спросила Ольга. Этот вопрос застал меня врасплох. Об этом я еще совсем не думал.
– Сейчас не время говорить об этом, рабыня. Скоро придет Лиза, готовь ужин.
Ольга покорно отправилась на кухню, а я пошел в свою квартиру. Достал из ящика с инструментами ножовку по металлу и отпилил ограждение между балконами кабинета отца и Ольгиной спальней. Потом с помощью проволоки сделал некое подобие калитки. Так довольно быстро я соорудил легкий проход между квартирами через балкон. Меньше всего я хотел, чтобы Иван встретил мою Лизу, если неожиданно заявится к Ольге. Кабинетом отца я пользовался давно для подготовки к экзамену и не сомневался, что мачеха даже не заметит, если я буду держать кабинет постоянно закрытым. Это будет комната, в которой я собирался развлекаться с Лизой, и где она сможет быстро скрыться от Ивана или других нежданных Ольгиных гостей.
Ровно в семь позвонили в дверь, на пороге стояла моя одноклассница с небольшим чемоданом в одной руке и портфелем в другой.
– Господин, ваше приказание исполнено! – весело отрапортовала Лиза, я поцеловал ее в губы и сразу провел к соседке.
Когда мы вошли, я позвал Ольгу.
– Так, рабыни, слушайте внимательно. Вы обе мои рабыни и в равном положении. Я решаю, что, как и когда с каждой из вас буду делать. Это ясно?
– Да, господин, ясно... – вразнобой ответили мои наложницы.
– Тогда, сучки, быстро разделись и встали перед господином на колени!
Ольга быстро скинула халат, под которым ничего не было, и опустилась на колени, а Лиза замешкалась, пытаясь быстрее снять с себя одежду. Наконец она справилась и тоже встала на колени. Я взял ее рукой за подбородок и приподнял голову.
– Надеюсь, нерасторопная тварь, теперь ты понимаешь, почему рабыня должна носить в квартире только халат на голое тело? Ты всегда должна быть готова быстро обнажиться по приказу хозяина, иначе будешь наказана! Ясно?
– Да, господин, я все поняла... – с ужасом в голосе проговорила одноклассница.
– Слушайте дальше, никчемные рабыни, – я отпустил подбородок Лизы. – Меня вы называете господином. Вы друг для друга Лиза и Ольга. Служить мне будете каждая по отдельности. Меня между собой обсуждать запрещаю. Рассказывать, что я с вами делал, тоже! Ты Ольга, отвечаешь за то, чтобы никто Лизу в твоей квартире не застал, особенно Иван. Я там сделал проход на балконе, так что в случае чего, Лиза, ты обязана скрыться в моей квартире. Кабинет будет всегда закрыт, так что мачеха туда не зайдет, но ты должна вести себя очень тихо, ясно?
Получив подтверждение, что мои рабыни все хорошо поняли, я разрешил им встать с колен и одеться. Лиза, покраснев, что-то шепнула на ухо Ольге, которая улыбнулась, открыла шкаф, достала оттуда еще один халат и протянула его смущенной однокласснице. Пока Лиза одевалась, Ольга вышла на балкон и позвала дочку на ужин.
Несмотря на мои опасения, Ольга очень радушно приняла Лизу. Видимо, сыграла свою роль история с отчимом. Вместо ожидаемой мной ревности мои рабыни воспринимали друг друга скорее, как сестры.
Вечером я отправил Ольгу спать в комнату дочки, а ночь провел с Лизой.
На следующий день в школе был последний звонок, и я приказал Лизе остаться дома. А сам после школы зашел в квартиру Лизы. Мне предстоял тяжелый разговор с ее отчимом. Но на мое удивление мужик быстро понял, что ему грозит, если Лиза заявит в милицию. Особенное влияние на него оказало мое напоминание, кто мой отец, и какие друзья у него есть в этом городе. Отчим быстро согласился, что Лизе лучше провести последние дни перед экзаменом у подруги, чтобы лучше подготовиться. Эта проблема была на удивление быстро и просто решена.
Но вот другая...
«Вы уедете в Москву? А как же я?», – снова и снова слышал я этот вопрос. Вопрос, заставший меня врасплох.
Ясно, что без меня у Ольги совершенно не будет никакой защиты от пакостей Ивана. А на что он способен, я уже знал. Но остаться тут и отказаться от жизни и учебы в столице из-за рабыни? Ольга уже стала рабыней. Шлюхой, не смеющей отказать не только господам, но и их друзьям, а в принципе, готовой лечь под любого по нашему приказу. И ради такой отказаться от своих планов на будущее? В конце концов, она сама виновата. Не надо было мне сопротивляться, и тогда мне не пришлось бы прибегать к помощи Ивана. Такие или примерно такие мысли были у меня тогда...
Я успокаивал себя, но внутренне понимал, что неправ. Это же я сломал привычный нормальный уклад жизни Ольги и ее дочери. Поработил ее, превратил в свою игрушку, а теперь готов ее бросить, причем, прекрасно понимая, что ничего хорошего ее не ждет...
Но нет! Она рабыня! Это ее судьба! Я хозяин, и я использую ее, ведь она моя вещь! Хочу – играюсь, хочу – выкидываю, хочу – отдаю или продаю другим. Она – рабыня!
В эти дни я именно так с ней обращался. Был строг, часто наказывал, не давал возможности увидеть во мне кого-то другого, кроме строгого и требовательного хозяина. Больше всего не хотел снова услышать «А как же я? А что будет со мной?». Ольга, похоже, понимала это. И я больше не услышал этого неприятного вопроса, только ее грустные и печальные глаза иногда выдавали настроение и мысли...
Но у меня была еще и Лиза, с готовностью и радостью исполнявшая роль моей послушной и старательной сексрабыни. Все время подготовки и сдачи экзаменов она была рядом, мы вместе учили билеты. И в любую минуту я мог подозвать ее к себе и приказать снять халат, под которым меня ждало юное, теплое и податливое тело. Она мне никогда не в чем не отказывала, а все выполняла с готовностью и радостной улыбкой. Она вообще не переставала улыбаться, после того, как я ей рассказал про мой разговор с ее отчимом и его реакцию. Каждый вечер, если мы засыпали на одной кровати она шептала мне:
–Мой хозяин самый лучший! Он никому не даст меня в обиду! Я принадлежу только ему!
А утром, когда я просыпался, она снова шептала мне эти слова и потом приступала к утреннему минету... Конечно, мне это нравилось больше, чем молчаливое послушание Ольги, которая все делала с печальными глазами, не дающими мне покоя. Я все больше и больше времени проводил с Лизой...
В субботу утром Иван забрал Ольгу на дачу и привез, снова сильно потрепанную, только поздно ночью. Мы спали с Лизой в комнате соседки, и я как раз вышел в туалет, когда она вернулась. Порванное платье плохо прикрывало голое тело, все в синяках, следах спермы и грязи. От нее воняло мочой и еще чем-то неприятным. Было видно, что друзья Ивана снова оторвались по полной. Ну ничего другого эта шлюха и не заслуживает!
– Ну что, блядь, натрахалась?
– Да, господин, второй хозяин и его друзья остались довольны... – опустив глаза ответила рабыня.
– Чем это от тебя так воняет? Обоссалась что ли?
– Сегодня я была туалетной рабыней, господин... – Ольга всхлипнула.
– Что значит, туалетной? – не понял я.
– Я служила писсуаром... и... и туалетной бумагой... – женщина снова всхлипнула.
– Туалетной бумагой?.. – до меня начал доходить смысл слов. – Ты, грязная шлюха, вылизывала задницы?
– Да, господин... Я же... Я же рабыня... Мне... Мне приказали... – Ольга закрыла лицо руками и заплакала.
– И что ты делала еще?
– Все, что от меня требовали, господин. Сначала меня трахали во все дырки, потом били ремнями. И чем больше пьянели, тем становились более жестокими и беспощадными. Потом один из них... Один из них захотел писать, и он заставил меня все глотать... Другие, конечно, тоже сразу захотели, но я не смогла все проглотить... Я старалась, господин, но не смогла... И потом... Потом я вылизывала пол, а меня снова били ремнями... А потом они отправили меня в туалет, чтоб в комнате больше ничего не пачкала. Ну, а потом... Потом одному из них захотелось по большому... Ну, и... Я пыталась отказаться... Но он... Он бил меня по щекам. Долго, сильно... Пока я не согласилась... А потом он рассказал другим, что заставил меня сделать. Ну, и конечно, все захотели этого... – Ольга продолжала всхлипывать. – А когда второй хозяин меня вез домой, он сказал, что я теперь туалетная шлюха, и приказал доложить вам. И что теперь я должна предупреждать всех мужчин, которые захотят меня целовать, что я туалетная...
В этот момент я понял, что Иван опять обыграл меня. Ничего кроме брезгливости и презрения, Ольга у меня уже не вызывала.
– А ну пошла за мной, шлюха! – я схватил рабыню за волосы и потащил в туалет.
– Залезай в ванну, разделась и на колени! – меня переполняла злоба.
– Открой рот, потаскуха! Хочу посмотреть как ты глотаешь! – дрожащая и жалкая рабыня быстро разделась, влезла в ванну, встала на колени и открыла рот.
Я достал член, и после нескольких секунд желтая струя рванулась наружу, прямо в рот Ольги. Рабыня прилежно проглотила почти все, и только несколько струек стекли с ее подбородка на тело и в ванну...
– Подлижи хуй хозяину, шлюха! – униженная женщина выполнила и этот приказ, потом получила пощечину, и я вышел из туалета.
После этой ночи Ольга больше не вызывала у меня желания обладать ею. Я больше не видел в ней привлекательную женщину. На Ольге теперь лежали домашние обязанности и работа, а сексуальные потребности мне удовлетворяла Лиза.
Ивана новое положение Ольги, видимо, особо не волновало. Во вторник он пришел, как обычно, и пробыл до утра. В этот раз я даже не поинтересовался у соседки, чем и как они занимались. Мне было совершенно все равно, что с этой шлюхой, а именно так я теперь ее называл, делал этот опер.
Ольга прилежно выполняла все обязанности и приказы, но выглядела растерянной и печальной. Я несколько раз заметил, как она провожала завистливым взглядом пробегавшую мимо и светящуюся от радости Лизу. Или мне только показалось, что Ольга завидует? Это уже не важно! Какое мне дело, что там думает эта шлюха? У меня свои планы и своя прелестная рабынька!
Незаметно пролетело время экзаменов. Занятия с Ольгой и моя прилежность в последний год помогли получить хорошие оценки, и мой аттестат позволял надеяться на поступление в московский вуз.
Отец позвонил из одного из портов, куда его судно как раз зашло. Поздравления и подарок – однокомнатная квартира в Москве. Телефон и адрес его друга, который меня там встретит и поможет обосноваться, а так же поможет с поступлением, если надо будет. В его кабинете в нижнем ящике стола я найду маленький сейф, ключ в кладовке на антресоли. В сейфе деньги на билет и на первое время в Москве. Узнаю своего отца! Все продумано и спланировано до мельчайшей подробности...
Ну, вот и все! Москва, встречай нового студента!
Через три дня мы с Лизой уже летели на самолете в столицу. Детство и юность остались позади, а впереди ждала новая страница жизни.
Ольга... А что Ольга? Да, я оставил ее одну в полной власти Ивана. Я, конечно, поговорил с ним, и он клятвенно обещал, что ничего страшного с Ольгой не сделает. Я отлично понимал, что оперу верить нельзя, но что я мог тогда сделать? Забрать Ольгу с собой? Возможно, если бы не было Лизы, я бы так и сделал. Конечно, малолетняя дочка Ольги была бы некоторой помехой в однокомнатной квартире для моих развлечений с ее мамой, но это можно было бы практически решить. Однако жизнь вчетвером в той же квартире в мои планы явно не входила... Я собирался приехать на каникулы к новому году и проверить выполнение Иваном обещаний...
Ольгу перед отъездом я избегал. И только на прощание сказал, что поговорил с Иваном, и он обещал не обижать ее.
– Да, конечно, господин. Спасибо вам за заботу... – Ольга взглянула на меня таким взглядом! Не знаю, что это было. И боль, и ужас, и обида и укор... Смесь всех чувств... Да, я сломал ее жизнь! Да, я теперь ее оставляю! Но разве она не сама виновата? Встала бы тогда на колени, и все было бы отлично! У нее был бы один хозяин, тот мальчик, о котором она мечтала в своих одиноких ночах. Но нет, уперлась! Значит, сама виновата!
Да она больше и не сможет стать порядочной женщиной! Туалетная шлюха!..
Рука Лизы легла на мою ногу и вырвала меня из тяжелых раздумий.
– Господин, я слышала, что в самолете какой-то незабываемый секс... – плутовка скромно опустила глазки.
– Быстро за мной... – скомандовал я и направился в сторону туалетной кабины. Улыбающаяся Лиза проворно следовала за мной...
Новая жизнь с новыми приключениями началась!..
В Москве все прошло хорошо. Квартира мне понравилась. Я удачно сдал экзамены в престижный институт. Друг моего отца помог пройти конкурс, слишком много было желающих. Через полгода в Москву переехал и мой отец. Ему дали должность в министерстве. Моя мачеха все-таки залетела от своего любовника, и отец успел с ней развестись. У него была своя большая ведомственная квартира. Но я пожелал остаться в своей. Все-таки я уже полюбил жизнь без опеки родителей. Но в новогодние каникулы я не поехал в свой родной город. Зачем? Отец был уже тут, а больше меня там ничего не держало. Да и возможных разборок с Иваном не хотелось.
Пока я учился в вузе, началось новое время – «Лихие девяностые». Сразу после окончания учебы отец и его друзья помогли мне организовать свой бизнес, и я стал владельцем довольно успешной фирмы. Лиза вышла замуж за одного из моих профессоров. Она помогла мне как-то сдать сессию, мастерски соблазнив преподавателя, ну, и овдовевший старик был в таком восторге, что предложил ей стать его женой. Профессор быстро умер, и Лиза стала довольно состоятельной вдовой. Живет припеваючи, готовая в любой момент по одному звонку оказаться в моем подвале. Конечно, за это время я уже узнал очень много о БДСМ и обустроил подвал не хуже любого западного салона. Я стал опытным Верхом. Много нижних прошли через мой подвал, теперь мне не нужно было никого ни заставлять, ни принуждать. Или девушки сами приходили в Тему, или их ломали до меня. Иногда, очень редко, я вспоминал Ольгу. Но старался быстро гнать эти мысли. Слишком неприятные были воспоминания.
Прошло 12 лет после моего отъезда из родного города, а я так и не решился туда снова съездить. Не искал старых друзей. Не хотел знать, что случилось с Ольгой и ее дочкой...
Но судьба догнала меня...
Как успешный бизнесмен, я оказывал поддержку на выборах одному депутату. И он пригласил меня в одну инспекционную поездку в женскую колонию усиленного режима. Меня давно интересовала тема женщин в заключении – WIP, и я решил воспользоваться возможностью.
Меня и других гостей провели по чисто убранным помещениям, показали места отдыха и работы заключенных. У нас в стране умеют еще со времен Потемкина пускать пыль в глаза. Все выглядело начищенным и пахло свежей краской. Гостей явно ждали и к ним готовились. Потом нас пригласили отобедать в тюремной столовой. Конечно, нас кормили не той баландой, которую тут обычно подают заключенным. Ну, это был не ресторан, но еда была разнообразной и вполне съедобной. Потом мы пошли на кухню для осмотра и заодно, чтобы поблагодарить поварих за вкусный обед. И вот я вижу в ряду выстроившихся зечек-работников кухни знакомое лицо.
Да! Это была она! Ольга! Она явно меня узнала. Густо покраснев и опустив глаза, она протянула ко мне дрожащую руку для приветствия. В ней была какая-то бумажка. Ольга несколько раз сжала мою руку, пока я не перехватил записку и быстро сунул в свой карман. Следующим пунктом в программе был концерт местной самодеятельности, который меня уже совсем не интересовал.
В записке было написано: «Хозяин, мне нужна ваша помощь! Зоя в опасности! Помогите!». Я немедленно подошел к начальнику колонии и попросил организовать свидание без свидетелей с одной из заключенных.
– Конечно, никаких проблем, вам уже кто-то приглянулась или посмотрите наших артисток? – майор понимающе подмигнул.
– Там, одна из работниц на кухне, Ольга Филатова... – я назвал имя моей бывшей соседки.
– Так у нас же есть и помоложе! Не стесняйтесь! Мы для дорогих гостей любую... – вертухай запнулся, увидев мой взгляд. – Филатова, так Филатова... Сейчас все организуем... – майор резво выскочил, на ходу зовя кого-то из подчинённых.
Уже через десять минут он лично проводил меня в комнату для свиданий, где ждала Ольга.
– Ну вот, как вы и желали! Ольга Филатова... В полном вашем распоряжении. Вам никто мешать не будет. Я думаю, что концерт продлится час-полтора, потом еще будет банкет в честь гостей вместе с артистками нашей самодеятельности. В общем, вам никто не помешает, вот я вам оставлю ключ, можете закрыться изнутри... А ты, Филатова, смотри у меня! Чтобы наш дорогой гость остался доволен, а то можешь забыть про УДО, и карцер тебе обеспечу! – майор отдал мне ключ и, наконец, вышел, пожелав хорошо провести время.
– Ну, здравствуй, Оля! – теперь у меня была возможность получше рассмотреть мою бывшую соседку. Она, конечно, постарела, но выглядела для своих сорока лет еще вполне привлекательной и женственной. В любом случае, я почувствовал, что мой член оживился...
– Здравствуйте, господин... Спасибо, что отреагировали на записку... Я уж не знала, что и делать, а тут вы! – Ольга задрожала, и из глаз брызнули слезы:
– У моей Зои проблемы, господин... Она...
Я не дал Ольге договорить, резко приблизился и приложил палец к ее рту:
– Потом все обговорим! А сейчас быстро разделась, рабыня!
– Слушаюсь, господин... Только я... Я целый день на кухне у плиты – вспотела я за день... Мне бы сполоснуться... Тут вот и душ есть... – засуетилась Ольга, быстро скидывая с себя одежду, и через минуту я лицезрел голое тело моей первой рабыни. Груди, конечно, немного пообвисли, тело располнело, видимо, давно не бритые волосы на лобке разрослись пышной зарослью, но в общем у Ольги сохранилась прелестная фигура, и она могла привлечь внимание любого мужчины. Женщина стояла, опустив взгляд в пол, и не знала, куда спрятать руки, потом, видимо, что-то вспомнив, она опустилась на колени и произнесла:
– Я в вашем полном распоряжении, господин.
Я обошел стоящую на коленях рабыню и сел на кровать:
– Ко мне, рабыня! – Ольга прямо на коленях подползла ко мне и без приказа стала расстегивать ширинку... Когда она достала мой, уже изрядно возбужденный член, спросила:
– Господин разрешит? – я кивнул головой и почувствовал, как горячие губы и язык стали проворно ласкать. Ольга умела делать минет, и довольно скоро я кончил ей прямо в глотку. Женщина все проглотила, тщательно вылизала мой член и, облизав губы, спросила:
– Господин доволен рабыней?
– Да, очень доволен! Иди ко мне и расскажи, как сюда попала.
Ольга положила голову на мои колени и начала свой печальный рассказ.
– Как вы улетели, Иван сразу показал себя, как ярый садист. Он заставил меня уволиться с работы и перевез к себе домой. Мою квартиру он сначала сдал в аренду, а потом и вовсе продал. Меня заставил заниматься проституцией, и все деньги отбирал. Бил почти каждый день. То мало денег заработала, то суп пересолила, то просто за блядство... В общем он особо и причин-то не искал, зачем? Я была его рабыней, а для всех остальных проституткой... В нашем маленьком городке такого долго не скроешь! Скоро потребовали, чтобы я забрала Зойку из садика, родители не хотели, чтобы их дети общались с дочкой проститутки. В общем это был кошмарный год... она всхлипнула.
– А потом Зое исполнилось шесть лет, у Ивана как раз было суточное дежурство, и я устроила дочке небольшой праздник. Тут, как назло, в квартиру ввалились пьяные Иван вместе со своим начальником отделения. В общем, превратили праздник в обычную попойку... Но самое страшное, что начальнику понравилась моя дочка. Спьяну ему захотелось изнасиловать не меня, как обычно, а Зойку! Иван сначала пытался отговорить, но услышав обещание повышения, сразу решил, что шесть лет уже вполне достаточный возраст для секса. Он помог пьяному начальнику перебраться в спальню и потом потащил туда плачущую Зою... Я не помню, что было потом... Я как-то достала пистолет из кобуры на табуретке и... На суде потом сказали, что я попала четыре раза и пятая пуля прошла мимо. Две пули попали в сердце. Начальник, как был голый, выскочил из квартиры... Потом был суд. Убийство проституткой милиционера при исполнении обязанностей... Начальник милиции постарался. Дали максимум – пятнадцать лет... Вот еще три осталось... – она повернула голову и посмотрела на меня.
– Но это не важно! Я тут сразу на кухню попала. Работа не тяжелая, всегда сыта. Да и охрана у нас не лютует. У меня в общем все нормально, а вот с дочкой беда! Она у меня сразу в детдом попала. Родственников-то у нас нет. Ну, в общем, тяжело ей там пришлось, как дочери убийцы-проститутки. Но два раза в год ей разрешают меня посещать... И вот была она тут как раз неделю назад. Сутки вместе провели. Так вот, она мне страшную вещь рассказала. Продают у них там девочек богатым мужикам. В рабство продают. Ну, это слух такой среди девчонок идет, а так в последнее время стали приезжать дядьки на иностранных крутых машинах и смотр устраивают. Все время несколько девочек к ним по одной приводят, а потом, через неделю две, одна из этих девочек вдруг усыновляется. А когда это так часто 15-16-летних девочек усыновляли? И исчезают подружки совсем без следа, ни писем, ни звонков подругам... В общем неладно там что-то в том детдоме, чует мое сердце, что и Зойке грозит беда. Ее уже пару раз водили на показ каким-то толстым и страшным дядькам, но пока других девочек выбирали...
– Господин! Я уже все передумала, но не знала, как дочери смогу помочь, как уберечь мою кровинушку от беды. А тут вас увидела! Вы, господин, моя последняя надежда! Спасите Зойку! Богом прошу, спасите!!! – Ольга зарыдала на моих коленях.
Я погладил мягкие волосы несчастной женщины, которой когда-то поломал жизнь. Оставил ее на волю подонка и садиста. Она защищала свою дочь и убила мерзавца. Уже 12 лет сидит. А ее дочка, та милая ласковая Зойка уже 12 лет растет в детдоме без мамы! И теперь ей угрожает рабство? И во всем виноват только я! Мой дурацкий эгоизм и самомнение! Что ты натворил? Это ведь тебя должна была убить тогда Ольга! Именно тебя! Ведь это именно ты во всем виноват! Пора отвечать за свои поступки! Конечно, многое уже не вернешь, но кое-что ты исправить можешь и знаешь это!
– Не плачь, Оля! Я, конечно, помогу и тебе, и Зойке! Я сделаю все, чтобы вы снова стали счастливы! Я виноват перед вами, но судьба дает мне шанс исправить ошибки... Прости меня, если можешь... – мой голос дрожал и впервые за много лет я был готов разрыдаться.
– Да что ты, Федя! Феденька! Это я дура... Надо было тогда послушаться тебя... Я столько раз корила себя, что тогда не поняла, что с тобой происходит! Если бы я тогда покорилась тебе, все было бы по-другому! Я же любила тебя! Ты же добрый! Хороший! Справедливый! Ты и тогда защищал меня, как мог... Просто ты был молод и неопытен... – Ольга принялась осыпать мою голову поцелуями.
– Я и сейчас люблю тебя... – испугавшись своих неожиданных слов, женщина вдруг запнулась. – Простите меня, господин! Я забылась! Простите и накажите вашу рабыню!
– Да ладно тебе, Ольга! Ты что, и вправду нисколько не держишь на меня зла? Ведь я причинил тебе столько горя. Только отвечай правду!
– Да какое зло? Вы были и остаетесь моей единственной надеждой! Только вы можете спасти мою дочь! И это чудо, что вы попали сюда именно в это время!
«Да уж, действительно чудо!», – подумал я и решил, что настала пора оплатить ремонт крыши храма, о которой меня уже несколько недель просили знакомые прихожане...
В оставшееся время я взял у Ольги точный адрес детдома и еще раз заверил, что выясню, что там происходит и сделаю все возможное, чтобы спасти Зойку, если ей что-то угрожает.
Позже, когда начальник ИТК поинтересовался, остался ли я доволен, я, естественно, похвалил и Ольгу, и чуткое руководство колонии. А заодно и спросил, почему Ольга все еще не вышла по УДО.
– Так уже сколько раз мы ее вопрос поднимали. Примерная осужденная, никаких взысканий, но у нас в комиссии есть представитель милиции, так он как только увидит, что она милиционера грохнула, так сразу против... Вот опять комиссию по УДО будем через две недели собирать. И документы на Филатову опять подадим. Так, боюсь, он опять против будет...
– Как фамилия этого охранника порядка? Вы мне его телефончик можете дать?
– Да, конечно, вот сейчас в мой кабинет пройдем, и там все вам дам.
– Очень хорошо! И у меня к вам еще одна просьба, личного характера, вы уж тут присмотрите, чтоб никто не обидел Филатову...
На следующий день я вызвал своего начальника охраны и дал ему задание выяснить ситуацию с детдомом. Но, естественно, тихо и без шума...
Уже через неделю у меня на столе лежал доклад. Оказывается, этот детский дом известен в определенных кругах, как место, где можно купить девочку-рабыню. Возраст девочки зависит только от желания покупателя. Руководство домом гарантировало подготовку всех документов. Они оформляют усыновление на какую-нибудь семью алкоголиков из ближайшей деревни. В общем, можно приехать, выбрать девочку, оплатить половину суммы, которая колеблется в зависимости от возраста и внешнего вида сироты от 30 до 50 тысяч долларов, и в течение пары дней вам доставят юную рабыню, с которой можно делать, что угодно. Никто никогда о ней не вспомнит и не спросит.
И вот я еду в детский дом, чтобы забрать Зойку из этого страшного места. За мной едет джип с охраной. Я уверен, что и так смогу донести до руководства детдома мысль, что лучше мне отдать девочку сейчас и без шума, чем пробовать поднимать скандал. Но охрана не помешает. По моему опыту, пять вооруженных громил – это дополнительный аргумент во многих дискуссиях...
Конечно, через неделю будет комиссия по условно-досрочному освобождению, и Ольгу выпустят (я лично встретился с ментом, и его принципиальность закончилась на штуке баксов). И тогда Ольга сама сможет законно забрать свою дочь, но я не хотел, чтобы Зойка еще целую неделю была в этом заведении...
Я решил, что для начала поселю Ольгу с дочкой в моем доме. Места достаточно. Ольге понадобится время, чтобы освоиться в новых условиях, слишком много изменилось в этой стране за двенадцать лет. Да и что-то мне подсказывало, что сама моя первая рабыня не будет против пожить у своего хозяина. Уже представляю ее глаза, когда покажу мой подвал...
А Зойка? Ну, а что Зойка, она мне всегда нравилась, озорная и милая девчушка. Кто знает, возможно, она сама захочет стать моей рабыней? Что-то опять фантазия разыгралась... А если и нет, я все равно обеспечу ей образование и помогу встать на ноги в этой жизни. Я их должник! И Ольги и Зойки. И больше их никому обидеть не дам!!!

Вернуться к повести, ко, на страницу, на

| pyc



Поздравления одноклассницу с днем рождения

Поздравления одноклассницу с днем рождения



Понравиласть статья? Жми лайк или расскажи своим друзьям!




выбрать фон